Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/10/op/3


Палачи и шерифы

Рассуждение в отсутствие и тех, и других
Считается, антиутопии нынче не в моде. Это как сказать. Порой кажется, наоборот — как раз сейчас всех читателей, телезрителей, радиослушателей стремятся одним общим чохом поместить в сплошную антиутопию под названием «жизнь в России в первом десятилетии третьего тысячелетия». В сравнении с нею, книга Олега Дивова «Выбраковка» выглядит вовсе не страшилкой, но предупреждением. Вот только — кому?

Олег Дивов, «Выбраковка», М.: 2004, «Эксмо».

ВОПРОСЫ

С этим «кому?» мы разберёмся. Чуть позже. А сперва определим: кто, почему и зачем помещает читающий, смотрящий ТВ/синема и слушающий радио народ в авторитарную и коррумпированную антиутопию? Кто, почему и зачем пугает его окружающей действительностью, подавляя инициативу страхом перед настоящим и парализуя волю ужасом перед будущим?

С первой частью вопроса трудностей, казалось бы, нет: занимается этим изрядная часть авторов многотиражных книг и статей, телепрограмм и радиопередач, последовательно и упорно работающих с сознанием своих аудиторий. Со второй частью тоже, вроде как, всё не слишком сложно: они это делают потому, что в такой работе заинтересовано их руководство.

Но вот — зачем? Т.е. — что здесь определяет интерес людей, принимающих решения? Не тот ли самый страх, который они прививают миллионам «клиентов» — страх перед качественными переменами; страх перед идущими на смену новыми людьми и способами жизни; страх перед развитием?

И разве это не правдоподобный сценарий: живущие в мире созданных масс-медиа жупелов и монстров, владыки информационного пространства втаскивают туда миллионы запуганных и обессиленных людей, делая это вопреки интересам тех, чья задача — побудить их к свободному, созидательному, развивающему действию. Например — вопреки объективным и таким понятным интересам власти, которую они рисуют серой, тупо-консервативной, бесталанной, бездеятельной, од-номерной…

НЕ НАДО БОЯТЬСЯ ЧЕЛОВЕКА С РУЖЬЁМ?

А власть — разная! Но власть — она и в Утопии власть! «Власть» — это понятие, одно из самых простых и ёмких значений которого — «способность делать что-либо»[1].

Способность, которая имеет свои меры и границы, и может быть употреблена для решения самых разных задач и достижения самых разных целей. И, само собой, чем больше мера власти — тем выше способность делать… Но делать — кому? Делать — как? Делать — чем? И главное — во имя чего?

Не об этом ли на самом деле написана «Выбраковка» — книга Олега Дивова, одного из самых странных, живых и ищущих авторов, работающих сегодня в России в жанре «онтологической прозы»?

Да, пожалуй, именно о том, у кого, для чего и во имя чего власть.

А вовсе не о приключениях выбраковщиков — сотрудников Агентства социальной безопасности (АСБ), задача которых — наводить порядок в России, очищая её от всех, кто мешает жить благонамеренным обывателям. От бомжей, проституток, наркоманов и продавцов «дури», от алкашей и психически больных… Но, прежде всего — от бандитов, воров и коррупционеров, отнимающих у нормальных людей их достояние, но главное — их достоинство, чувство защищённости и самоуважение. О, это очень важно для нормального человека — уважать себя! И это уважение, отнятое у него бандитом, но возвращённое покаравшим врага «человеком с ружьём», внушает ему уважение к власти и доверие к её вооружённому отряду.

Уважение, отнятое у человека бандитом, но возвращённое покаравшим врага «человеком с ружьём», внушает ему уважение к власти и доверие к её вооружённому отряду

И что с того, что человек с ружьём пьёт, может, только чуть меньше сапожника? Что с того, что он циник и грубиян? Что с того, что он похож на полицейского из французского кино тех времён, когда в нём блистали Ален Делон и Жан-Поль Бельмондо или на шерифа из американского вестерна? И что с того, что ряды самых благонамеренных граждан (а у кого здесь рыльце-то не в пушку?) мигом редеют при появлении местных Делонов, а иные кличут их палачами? Этим ведь и милы они народу! И заслуженно — ибо истребили «братву», засадили хамьё, ворьё, хулиганьё. Навели порядок

И ведь не просто по должностной обязанности всё так устроили. И не из одной только личной ненависти к человеческому отребью. А из искренней, подлинной и сильной любви к порядку. К тому порядку, который — не просто отсутствие бардака. Но к порядку, который ничто иное, как идеал, возведённый в ранг истинно высокой цели!

И в этом смысле — штука опасная. Не-ет, не мирным гражданам. И даже не самим слугам идеала. Но всё той же — власти.

Потому что там, где есть люди, для которых точно и ясно описанный и понятный порядок есть высокая цель, там, где власть ежечасно и повсеместно воплощена вот в таких шерифах АСБ, от кары не застрахован никто. Как бы высоко он ни стоял. Какую бы роль ни играл. Да будь он кто угодно! Даже начальник АСБ. Даже тот, кто их придумал и выпустил в мир! Не соответствуешь — в брак.

Но власть (как уже говорилось), бывает разная. Как и её мера. Власть осенённой идеалами «беретты». Власть устава. Власть личных связей и неписаных норм. И — власть мощных личных и клановых интересов, природа которых велит попирать порядок. Эта власть — иная. И мера её велика. И чует она угрозу. И настаёт пора властям померяться мерами. И тогда — бой…

ВАРИАНТ ОТВЕТА

Понятно, что рецензируя такую книгу, легко провести аналогию между АСБ и судьбой схожих структур, не раз описанной и в истории, и в литературе. И много о чём ещё приходит охота потолковать, например, о том, почему в книге практически нет телевидения, а журналисты если и попадаются, то — в подпольи...

Или о том, кто на самом деле автор формулы «табак убивает»? И вообще — о прототипах некоторых героев. Но зачем? Достаточно порекомендовать читателю эту книгу, надеясь, что он многое увидит сам.

Ну, а на вопрос: кому предупреждение? — ответим так: думается — тем, кто служа начальству и порядку, могут стать первому — не нужны, а значит для второго — опасны. Но при этом — внимание: если эти люди сильны, то они способны превратить себя в инструмент создания новой власти и утверждения другого порядка.

Эдуард Михневский


[1] Определений, конечно же, очень много, это, как уже сказано — самое простое и ёмкое — принадлежит одному из виднейших конструк торов властных проектов, американскому гуманитарному технологу Солу Алинскому.

Дата публикации: 08:40 | 10.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.