Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/10/c/5


Ворота в глобальный мир

Обратной дороги нет
Внимательное чтение чрезвычайно интересной серии статей, посвящённых проблемам глобального развития и прогнозу положения России в новом, глобальном мире, позволяет сделать одно весьма существенное замечание. При всех, иногда очень значительных различиях в позициях авторов, их объединяет одно обстоятельство. Все они рассматривают национальное государство как основную единицу анализа.

Период конфронтации закончился. Мы строим со всеми государствами мира — хочу это подчеркнуть: со всеми государствами мира — конструктивные, нормальные отношения. Однако хочу обратить внимание и на другое: нормой в международном сообществе, современном мире является и жёсткая конкуренция — за рынки, за инвестиции, за политическое и экономическое влияние. И в борьбе, этой борьбе, России надо быть сильной и конкурентоспособной.

Владимир Путин
(из Послания Президента РФ Федеральному Собранию 2002 года)

***

Может ли Россия всерьёз противостоять угрозам, если наше общество разбито на мелкие группы, если мы будем жить узкими, только своими групповыми интересами? Если иждивенческие настроения не отступают, а растут? А сами эти настроения подпитываются благодушным отношением бюрократии к тому, что национальное богатство не бережётся, не накапливается, а часто транжирится.

Я убеждён: без консолидации хотя бы вокруг базовых общенациональных ценностей и задач противостоять этим угрозам будет невозможно.

Владимир Путин
(из Послания Президента РФ Федеральному Собранию 2003 года)

Между тем изучение процессов глобализации показывает, что в эти процессы вовлекаются не только национальные государства. В них реально включаются регионы относительно небольшие в территориальном отношении, но далеко не всегда лежащие внутри одного государства[1] (ср. экономический регион Южной Калифорнии, включающий территорию, лежащую как к северу, так и к югу от границы между США и Мексикой[2]). Что даёт авторам, озабоченным судьбами России, основания для разработки «национально ориентированного» подхода к исследованию процессов глобализации.

В практической политике, однако, нельзя подменять анализ объективных тенденций декларациями о ценностях. Последние десятилетия мы видим отчетливую тенденцию к концентрации богатства, знания, технологий, человеческого капитала на весьма небольших территориях[3], население которых составляет относительно небольшую долю общего населения даже в странах ОСЭР. Эти территории являются узлами в глобальных экономических и информационных сетях. Это — ворота в глобальный мир.

Если Москва с четырьмя процентами населения обеспечивает более 30% налоговых поступлений в государственный бюджет нашей страны, это означает, что уровень жизни в Москве в 7-8 раз выше, чем в среднем по России. Несмотря на катастрофическое сокращение расходов на науку и значительную «утечку мозгов», столица продолжает аккумулировать около 70% всего научного потенциала страны (достаточно посмотреть на статистику грантов РФФИ). Между тем, по данным индекса цитирования, Москва всё ещё находится на шестом месте в мире по количеству публикуемых научных статей[4] (после Лондона, Токио, Сан-Франциско, Парижа и Осаки, но в то же время — впереди Нью-Йорка, Бостона, Амстердама, Лос-Анджелеса). Нет сомнений, что, по крайней мере, коридор Москва — Санкт-Петербург уже глобализован, и обратной дороги нет. В то же время, большая часть остальной территории России — это не более чем периферия процессов глобализации, и разрыв продолжает нарастать.

Это соображение справедливо не только для России, но и для ряда других стран. Что общего между Тибетом и Шанхаем? Между Бомбеем и Ассамом? Только общее правительство?

Или всё же вопрос, быть может, следует сформулировать по иному? Например: а выдержат ли национальные политические институты растущий разрыв в уровне развития внутри глобализующихся стран? Понятно, что врядли этот вопрос представляется серьёзным для Нидерландов или, скажем, для Дании, но уже для Великобритании — это вопрос весьма значимый. А что же мы увидим, если внимательно посмотрим на Россию? Процессы глобализации в форме развития отдельных территорий страны и роста внутристрановых отличий бросают вызов национальному суверенитету. Вопрос в том, как на него реагировать?

Можно просто не замечать тенденцию, но тогда рано или поздно «ворота в глобальный мир» оторвутся от остальной страны или даже спровоцируют её территориальный распад. Можно бороться с процессами концентрации людских, финансовых и информационных ресурсов, но это означает заведомый проигрыш в гонке за глобальное лидерство и превращение в периферию мировой экономики.

Но может быть, следует вместо этого серьёзно задуматься о судьбе «ворот в глобальный мир», то есть тех территорий, которые сейчас стремительно аккумулируют финансовые ресурсы, знания, человеческий капитал, транспортные и коммуникационные возможности? Этот процесс концентрации невозможно остановить. Никакой «глобальной деревни», где каждый сидит у себя дома и одновременно — в Интернете, не получается по довольно простым причинам. Необходимо сокращать трансакционные издержки, достигающие в развитых странах более половины ВНП[5]. Между тем уровень доверия, необходимый при сделках в условиях быстро меняющейся экономической ситуации, требуется очень высокий[6]. Он не может быть обеспечен с помощью электронной почты или телефона. Необходимо личное знакомство. Глобализация ведет не к сокращению, а к увеличению личных контактов. А в этих условиях пространственная концентрация бизнеса, науки, наукоёмких производств — абсолютно необходимые условия снижения трансакционных издержек. Этот-то процесс и диктует рост значения «ворот в глобальный мир».

Выигрышная с точки зрения национальных интересов стратегия может быть только одна — стимулирование развития этих центров с одновременным созданием внутри России мощной транспортной и информационной инфраструктуры, связывающей эти центры в единое целое через всю территорию нашей страны.

Для стимулирования возникновения и роста таких центров на Дальнем Востоке, в Сибири, Поволжье и на Юге страны государство должно проводить политику концентрации финансовых и человеческих ресурсов, науки и высоких технологий, транспортных и информационных узлов на ограниченных территориях.

Нам необходимо новое поколение менеджеров (прежде всего в области государственной политики), не боящихся глобализации, а способных видеть её возможности и использовать их для блага страны.



[1] K. Ohmae. The End of the Nation State. (The Rise of Regional Economies. London: Harper Collins, 1996.

[2] A. Andersson, D. Andersson, The Gateways to the Global Economy. Aldershot: Edward Elgar, 2000.

[3] W. Kasper “Spatial Economies, in D.R. Henderson (ed) The Fortune Encyclopedia of Economics, New York: Warner Books, pp.82-86, 1993.

[4] A. Andersson, D. Andersson, Ibid

[5] D. North, Institutions, Institutional Change and Economic Performance. Cambrige: Cambrige University Press, 1991

[6] V. Sergeyev. The Wild East. Armonk, New York: M.E. Sharpe 1998; M. Kaase Interperconal Trust, Political Trustand Non Institutionalised Political Participation. West European Politics, vol.22 N3 pp.1-21 1999; R. Axelrod The Evolution of Cooperetion, New York: Basic Books. 1984.

Дата публикации: 05:48 | 11.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.