Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2005 / Наше поколение? / Концепт

Социальное наступление


Редакция «Со-Общения»
mail@soob.ru
Версия для печати
Послать по почте

Пока — как возможность

Спрашивай не о том, что может сделать для тебя твоя страна, но о том, что ты можешь сделать для своей страны! [1]Этот призыв президента Джона Кеннеди обращённый к молодёжи и всем гражданам США в 60-х годах XX века, помнят и цитируют по сей день повсюду в мире. Нечто подобное могли сказать — а, возможно, и говорили — великие русские государственники, например, Столыпин или Витте…

I

Сейчас это звучит странно, но тогда элиты Соединённых Штатов были весьма озабочены их конкурентоспособностью, в частности — по отношению к СССР. И не только в сфере вооружений, но и в такой области, как влияние в мире. Влияние американских ценностей, идеологии, политики, культуры, корпораций.

О чём напомнил в своей речи Кеннеди? О том, что государственное строительство есть трудное общее дело. А страна — предмет заботы не только президента. Как и бренд «Америка».

Сегодня этим озабочены европейские элиты, чувствующие, что параллельно с процессом объединения и совершенствования инфраструктур, европейская культура постепенно утрачивает смыслы и ценности, которые пронесли через века высокий бренд «Европа».

Мало кто станет спорить, что будущее бренда «Россия» и повышение её конкурентоспособности — одна из важнейших задач и нашей страны.

Можно ли относиться к ней, как к делу исключительно государства? Или же она должна стать и заботой граждан? В первую очередь — тех, кто являет собой пример успеха, воли, верности цели, предпринимательского таланта? Тех, чья деловая хватка известна и признана. Тех, кто сумел приватизировать прибыли. Создать капиталы, способные стать фундаментом становления в России вертикальных семей — новых владетельных родов. Новой аристократии. Слоя, обеспечивающего ресурсами и авторитетом общее дело — строящего суверенную республику [2]— государство, цельность и связность которого обеспечивается их капиталами: финансовым, социальным, человеческим.

Государство, в котором есть класс его хозяев — новый класс людей, успешно вписавшихся в рыночную экономику, разделяющих с государством обременения по сохранению и развитию России, строящих сообщества эффективных граждан.

И хотя такой сценарий — это только возможность, именно эти люди и наша культура (в не меньшей степени, чем ракеты и нефть) дают России основания быть признанной и принятой в качестве мировой и европейской державы.

I I

Между тем, считается, что Европа близка к осуществлению мечты о свободном, многонациональном, мультикультурном сообществе. Что прошедший сквозь череду конфликтов континент превращается в место диалога Французского, Германского, Испанского, Русского и других миров. Вступает в эпоху бескровных конфликтов и партнёрства между субъектами развития: «организованными деньгами» — бизнесом, «организованной властью» — государством и «организованными людьми» — гражданским обществом.

При этом быстро растёт значимость последней. Представители ряда фабрик мысли, продающих человечеству сценарии будущего, считают, что его мотор — гражданское общество. Так, Френсис Фукуяма[3] утверждает, что «это царство социальных структур, отдельных от государства, является важным фактором развития».

Гражданское общество вносит в повестку дня проблемы, которых не видит или с которыми не справляется государство. И содействует их решению. Оно принимает вызовы. И в этом его важная роль в осуществлении качественных социальных перемен.

Задача гражданского общества в том, чтобы служить механизмом, при помощи которого состоятельные люди освобождают государство от части социальных обременений

Пример — попечительские советы школ и вузов, финансирующие их оснащение и воспроизводство специалистов, владеющих новыми видами деятельностей. Корпоративные стипендии, которые сегодня получают уже сотни тысяч способных молодых людей. Частные фонды, инвестирующие в научную, культурную и общественную деятельность. Медицинские службы, учреждённые частным порядком и доступные несостоятельным членам общества.

Другой пример — «зелёные». Превратив экологию в ключевой пункт повестки дня, они добились введения норм и мер, позволивших отвести ряд крупных угроз. Но главное — не ограничиваясь критикой, они взяли на себя долю практической работы, мобилизовав к участию в экологических проектах тысячи бесплатных добровольцев. Этот подход не только обусловил успех их кампании[4], но и сделал актуальной тему качества жизни.

Как видим, там, где у государства есть дефицит ресурсов в решении важнейших задач, таких как воспроизводство кадров, развитие образования, науки, культуры, защита окружающей среды, повышение качества жизни, в дело вступает гражданское общество — организованные деятельные и состоятельные люди.

I I I

Гражданское общество — это зона многообразия: в нём соседствуют ассоциации предпринимателей и молодёжные движения; исследовательские центры и стрелковые клубы; филантропические фонды и спортивные союзы и т.д. Что же между ними общего?

Прежде всего — причины появления на свет.

По большому счёту, их две. Первая — наличие проблем. Вторая — присутствие деятельных индивидов, понимающих необходимость их решения, видящих бессмысленность иждивенческого отношения к государству, и потому

объединяющих и мобилизующих людей для их (пусть — частичного) решения. Удел гражданских организаций — служба обществу. Но эффективное служение невозможно без силы, без власти[5]… Только сильное гражданское общество может исполнять свою миссию, состоящую в том, чтобы служить механизмом, при помощи которого состоятельные люди освобождают государство от части социальных обременений. Невыполнение этой миссии лишает оснований его претензии на роль партнёра других субъектов развития. Но если оно несёт всё больший груз забот об общем благе, то, обретая влияние, нуждается и в пополнении сил.

Здесь ему помогает государство. В США введены налоговые льготы для тех, кто трудится на общее благо или вкладывает в него деньги. Более того, и в т.н. «социальных государствах», где такие заботы считаются обязанностью правительств, ими поддерживаются и стимулируются те, кто эти заботы разделяет.

I V

Так обстоят дела на Западе. А что же в России? Здесь ситуация отличается от той, что сложилась в большинстве других европейских стран[6]. И характеризуется она в первую очередь рядом ложных представлений.

Во-первых, часто говорят, что гражданского общества в России нет. Это — не так. Оно есть.

Во-вторых, распространено мнение, что оно состоит из неудачников, «чокнутых», инвалидов и бедняков. Дескать, толковые люди либо делают деньги, имея свой бизнес, либо зарабатывают их на хорошей работе по найму. Но взгляните: ассоциаций менеджеров в России несколько десятков! А сколько объединений банков? А «Ассоциация финансово-промышленных групп»? А «Всероссийский союз страховщиков»? А «Деловая Россия»? А РСПП[7]? Там собрались не бедняки. А ведь все эти структуры — не что иное, как фрагменты гражданского общества. Как видим, в нём много состоятельных организаций, объединяющих состоятельных людей. И хотя, подобно западному, оно разнородно и включает, в том числе, объединения со скромными ресурсами, слухи о нищете — плод заблуждений.

Которых немало.

Так, считается, что организации, выходящие за рамки т.н. «чистой социалки» — благотворительности, образования или, скажем, реабилитации наркоманов, и продвигающие политические или социальные ценности и доктрины, к гражданскому обществу не относятся. Ну, а клубы избирателей? А комитет «2008 — свободный выбор»? А куда поместить «Оборону» и «Молодую гвардию»? И куда — движение «Наши»? Все они — тоже институты гражданского общества, хотя и руководствуются разными интересами и даже могут конфликтовать — например, быть в оппозиции к власти или же поддерживать её.

Кстати бытует миф (специфически российский), гласящий, что гражданское общество и власть по самой природе своей противники. Его истоки понятны. Да, для части образованного класса, живущей воспоминаниями о поре, когдаслова «гражданин» и «оппозиционер» были синонимами, понятие «государство» вобрало почти весь ужас мира… Но если главной характеристикой отношений сознательных граждан и власти является вражда, то как гражданское общество может участвовать в распределении обременений?

Эксперты считают, что гражданское общество в России слабеет. Переживает стагнацию. И это похоже на правду. Но может быть, они принимают за застой паузу, вызванную трудным переходом в новое качество?

V

Большинство институтов гражданского общества в период его становления в России [8]следовали прописям, годным для Запада, но мало подходящим для нашей страны.

Когда Запад капитализировал вековую традицию участия в общественной жизни, оформленную в бытовых практиках тысяч вертикальных семей, Россия столкнулась с отсутствием этой традиции, разорванной «красным проектом», в ходе которого все обременения взяло на себя государство. В то время, как в остальной Европе гражданская активность вдохновлялась её победным объединением, Россия переживала травму поражения — распада СССР. Когда там социальная ответственность предпринимателей становилась нормой, здесь бизнес приватизировал прибыли, оставляя обременения слабому государству и его сбитым с толку подданным. Когда там политики[9] опирались на молодых носителей новых видов деятельностей, здесь они хватались за политтехнологии, не видя ресурса нового поколения, искавшего поддержки и готового поддержать их в ответ.

В 90-х годах и на рубеже веков и власть, и гражданское общество упустили шанс хорошего асимметричного хода — не пригласили выступить на своей стороне игрока с огромным потенциалом — не учли в оперативном планировании новое поколение[10]. Но сегодня оно включается в игру. На поле прорываются новые молодые команды и лидеры, давая гражданскому обществу надежду на выход из паузы, где оно завязло, тихое... Но всё же достаточно сильное, чтобы разделить с властью социальные обременения.

V I

Примерно 40 лет назад президент Кеннеди обратился к нации с требованием увидеть за личными интересами интересы страны. Думается, что та Америка, которую мы видим сегодня, во многом обязана своим статусом тому, что эти слова были услышаны. Услышаны деятельными и сильными лидерами гражданского общества — семьями Фордов, Рокфеллеров и других, что были не только генералами экономики, но и основателями ведущих мировых фондов, инвестирующих в науку, образование, социальные проекты.

Их заинтересованное[11] участие в партнёрстве по распределению обременений (как и массовая активность представителей среднего класса), дало им куда больше, чем деньги, — признательность нации.

В том числе — нового поколения, которое, пережив всплеск радикализма, вступило в пору зрелости, и сегодня не только владеет и управляет крупными и малыми предприятиями, не только исполняет государственную службу, но и составляет хребет гражданского общества. Сделает ли такой выбор российский новый класс? Сделает ли его новое поколение?

Для этого стоит приложить усилия. К развитию общественной связности, образованию кадров, изменению взгляда людей на устройство общества. Для создания политики социального наступления, взамен обросшей советскими стереотипами «социальной защиты». Дело найдётся всем: и новому классу, и СМИ, и гражданскому обществу, и новому поколению.



[1] Ask not what your country can do for you, but what can you do for your country... (англ.)

[2] Res publica (лат.) — дословно: общее дело.

[3] В настоящее время — консультант знаменитой RAND Corporation.

[4] Важно отметить, что те организации, которые ограничивали свою деятельность протестными акциями, не добились заметных успехов и либо ушли с общественной сцены, либо изменили свою тактику.

[5] Один из ведущих американских концептуалистов и практиков общественной деятельности Сол Алинский ставил знак равенства между силой и властью. Русские слова «власть» и «сила» переводятся на английский язык одинаково — словом power.

[6] Имеется в виду не ЕС, но та историко-культурной общность, которая, по сути, представляет собой Европу, и к которой, несомненно, принадлежит наша страна

[7] Конечно же, этим перечнем список объединений состоятельных людей далеко не исчерпывается.

[8] 1991 — 2000 годы.

[9] 9 Тот же Тони Блэр и его новые лейбористы, оставившие от левого прошлого своей партии практически только алую розу…

[10] Материалы по теме нового поколения — в «Со-Общении» № 10, 2004, № 4, 5 и 8-9, 2005.

[11] Слово «интерес» имеет и вполне экономическое значение. Как и слово «репутация». Репутация — тоже капитал.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Наше поколение?
Концепт
Новое поколение. Школа выбора.
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Социальное наступление
Редакция «Со-Общения»
Идеология нового поколения — идеология развития
Группа Островского
Новое дело
Пётр Щедровицкий
Ворота в глобальный мир
Виктор Сергеев
Модернизация экономики: концепции и средства
Рустем Нуреев
От капитала физического к капиталу социальному
Пётр Шихирев
Российская система образования: новое видение
Александр Долгоруков
Практика
Лидерство, патриотизм, профессионализм.
Владимир Нечаев
Развитие человеческого потенциала.
Александр Попов и Ирина Проскуровская
Верность себе
Виктор Осипов
Зачёт по социальной мобилизации
Юлия Городничева
Дети перемен
Высокие смыслы, простые люди и железные леди
Дмитрий Петров, Анна Фёдорова
Как не стать спамом
Андрей Садаков
Актуальный сюжет
О пользе чужих ошибок
Москва. Предстоящий выбор
Екатерина Иванова
«Каждое моё слово - дешёвый самопиар!»
Анастасия Каримова
Тятя, тятя, наши сети...
Михаил Кордонский
Я б в политики пошёл, где меня научат?
Алексей Ширшов
Оперативный простор
Строгановы
Михаил Кутузов
Манифест реконструкции
От симулякров к брендам
Палачи и шерифы
Как мы делали этот номер...


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.