Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/10/a/4


Я б в политики пошёл, где меня научат?

О тренингах для политиков нового поколения
Хорошо было раньше — апельсинов, роз, бархата и тому подобной галантерии-бакалеи не было. Накануне выборов кандидат нанимает штаб с психологом, который ему даёт рекомендации по публичным выступлениям. Студенты и бабульки бегают по городу, разнося листовки и другой полит-технологический ширпотреб. Потом рядовые (если в городе есть военная часть) и пенсионеры идут ротами на предвыборные участки. Но раньше, как известно, и вода была мокрее. Теперь — всё по-другому.

Пришло время политики и политиков нового нового поколения. Размноженные тексты, видеоролики и административные ресурсы конкуренции с новыми (или хорошо забытыми) уличными тактиками не выдерживают. Не зря в молодёжных тренировочных лагерях осваивают искусство сохранять целостность рядов при напоре милиции, защищаться от дубинок и брать на абордаж ряды конкурирующих движений etc.

Но в этой статье речь пойдёт о других тренингах. Тренингах другого уровня. Скажем сразу — на рынке тренингов адекватное новым запросам предложение найти почти невозможно. Бизнес-тренинг заточен под офисы, клерков и серые бизнес-будни. О тренингах личностного роста я вообще не буду говорить, ибо это словосочетание стало синонимом ругательства. Остаются только психологические тренинги. Но и они слишком коньюнктурно заточены под бизнес-среду, а не политическую. И ещё они слишком пацифистские — просто потому что профессиональная этика, которую транслируют на психфаках, опять же ну просто не адекватна особым условиям реальной политической борьбы. Исключением могут быть, скажем, те психологи, кто имел опыт работы в политическом поле. А эзотерические тренинги, проводимые в местах силы — на Алтае, в Аркаиме? Про них ничего не скажу, — на то они и эзотерические.

Кто же это такие — политики нового поколения и в чём их принципиальная уникальность? Лидеры молодёжных движений? Командиры оранжевого актива? Серые кардиналы бархатных революций? Предводители уличных шествий и ораторы митингов?

Есть у меня товарищ — прирождённый публичный политик: легко входит в раж, умеет зажигать людей на короткое время, легко оперирует лозунгами и идеями. Но нутром понимаю — в пространстве переговоров и управления он нуль.

Здесь будет уместен для иллюстрации тот отрывок из романа Виктора Пелевина, где описаны рефлексии Чапаева и Петьки после публичного выступления Чапаева перед полком ткачей:

«... Знаете, Пётр, когда приходится говорить с массой, совершенно не важно, понимаешь ли сам произносимые слова. Важно, чтобы их понимали другие. Нужно просто отразить ожидания толпы. Некоторые достигают этого, изучая язык, на котором говорит масса, а я предпочитаю действовать напрямую…

Уже давно я пришёл к очень близким выводам, только они касались разговоров об искусстве. Будучи вынужден встречаться со множеством тяжёлых идиотов из литературных кругов, я развил в себе способность участвовать в их беседах, не особо вдумываясь в то, о чем идёт речь, но свободно жонглируя нелепыми словами вроде «реализма», «теургии» или даже «теософического кокса». В терминологии Чапаева это означало изучить язык, на котором говорит масса. А сам он, как я понял, даже не утруждал себя знанием слов, которые произносил. Было, правда, неясно, как он этого достигает. Может быть, впадая в подобие транса, он улавливал эманации чужого ожидания и каким-то образом сплетал из них понятный толпе узор»[1].

Рефлексивное отсупление. Политик — это тот, кто занимается политикой. Политика — это искусство возможного, как говорил Бисмарк, цитируя Талейрана. Политика — это искусство связывать многое в целостность, придавать множеству импульсов направленность. Так нам вещает древнегреческий язык — колыбель европейской културы, в том числе политической.

Итак, можно разделить политиков на публичных и приватных. Это разные позиции, разные функционалы. И нужно либо выбирать одно из двух, либо совмещать их на себе. Это уже работа с собственной собранностью, способностью менять настрой и состояние. Вот, например, Путин. Всегда подтянут, всегда собран, всегда в тонусе. Успешный политик, не похожий на предыдущих. Понятно, что владения собой не добьёшься за пару тренингов, и тут скорее нужны игры — с рисками, ставками, вызовами. Могут быть весьма полезны и эффективны игры и полигоны, где можно обкатать свои компетенции в конкурентном поле и поэкспериментировать, получить для начала игровой опыт организации, руководства, управления. Нечто вроде гуманитарно-технологических спортивных сборов или тренировочных лагерей. Продуманных, встроенных в длинную политическую волю и пул образовательных траекторий.

Другой вопрос: что сейчас важнее для новых политиков — народ и улицы, или комнаты переговоров и люди, принимающие решения, броское шумное общественное движение маргиналов или сеть успешных уравновешенных людей, поддерживающих себя в тонусе? А если у политика тонус ниже плинтуса — то он политический банкрот. Как в публичном, так и в приватном плане. Причём тонус здесь взят как в обычном смысле, так и в качестве метафоры: сила сети определяется её тонусом.

Кстати, тонизирующие тренинги могут выступать не только в роли энергетической подпитки и средства передачи знаний, умений, навыков, но и как управленческая технология. Речь идёт о тренинг-менеджменте, управлении через тренинг. Можно пойти ещё дальше и задуматься об организации, построенной на сети тренировочных лагерей, но это уже другая история.

Политикам нового поколения, конечно, нужны игры, тренинги и полигоны для развития коммуникативных навыков, навыков организации коммуникации, управления групповой коммуникацией, действования и деятельности в условиях неопределённости, управления хаосом и трансовыми состояниями. И владения собственным телом. Ну а про ораторское мастерство и умение держаться перед большими массами людей я и не говорю.

Устойчивые неотрайбалистские тенденции к формированию и усилению локальных племён-сообществ предъявляют к политикам нового поколения требования владеть дипломатическим искусством, методами нелинейного (сетевого) управления, навыками перевода с русскго на русский, конференциальных переговоров в пространстве лоскутной позиционной карты.

Эти вещи, наверное, находятся на пересечении тренинга тренеров, личной эффективности и лидерских качеств. И это, по-любому, haute couture. Причём такого качества, что даже в «Тренинг-Бутике» его не найти, поскольку он завёрнут на бизнес. А бизнесу пока ещё далеко до того авангарда, что разворачивается в пространстве новых политтехнологий, к «пиару» и «имиджмейкингу» не имеющих никакого отношения. Единственный аналог происходящему в пространствах околооранжевого спектра можно найти в сетевом маркетинге. Тем более, что как раз оранжевые революции используют оргуправленческие принципы сетевой организации и сетевого управления, которые только-только нарождаются. На выставке «ТРЕНИНГ-2005», на которой я и готовил этот материал, статусная дама из сетевого маркетинга, искавшая тренинги для своей сети, сказала мне, что у тренинговых компаний, с которыми она пообщалась, тонка кишка для сетевиков. Есть, правда, Школа Атласовых (так называемый «МАЛ»), специализирующийся на сетевиках, но там тренинги ориентированы на настоящее многоуровневого маркетинга, а не на развитие сетевых компаний.

Так что, уважаемые политики нового поколения, вам будет непросто строить свои образовательные траектории. Тяжело в учении,легко в бою. Удачи и… Физкульт-привет!


[1] Пелевин В. Чапаев и Пустота. М.: Вагриус, 2000.

Дата публикации: 14:15 | 10.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.