Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2005 / Контрреволюция. Управление.Процесс. / Тактика

Террор и власть


Рифат Шайхутдинов
депутат Государственной Думы
rifat@rbcmail.ru
Версия для печати
Послать по почте

Мобилизацию на борьбу с терроризмом никто не отменял!
Мы завершаем публикацию статьи Рифата Шайхутдинова, посвящённой терроризму и методам борьбы с этим злом. Не случайно последняя часть этой работы пришлась на номер, посвящённый (контр)революции. Ведь «бархатный» террор, прежде именовавшийся «моральным террором», едва ли является меньшим злом, чем акции с применением бомб и захватом заложников. Борьба продолжается, и от того, будет ли российское общество мобилизовано на победу над терроризмом, зависит будущее нашей страны.


5. Создание и развитие противостоящих терроризму сетевых (самоорганизующихся) сообществ.

Прежде всего, могло бы противостоять терроризму в России казачество. Но почему по отношению к казакам всё ещё работает закон о ношении оружия, а по отношению к осетинам, чеченцам, ингушам — не работает? В результате чеченцы могут нападать с гранатометами и автоматами на казаков, зная, что у тех нагайки да сабли, и уводить скот. Казаков надо противопоставить террористам.

К сетевым сообществам, которые должны быть использованы в этой борьбе, относятся и диаспоры. Пока существуют этнические группы чеченцев, зарабатывающие деньги, будет существовать терроризм. Значит, за террор должны отвечать другие сообщества: все богатые чеченцы, проживающие, к примеру, в Москве должны понять: терроризм в Чечне — это их проблема, а не Путина. Если они не порвут цепочку поддержки терроризма за счёт родовой структуры, их следует покарать как террористов.

На муниципальном уровне следует ввести наёмную полицию или милицию, как это сделано в США. Люди должны иметь возможность нанимать службу безопасности не в виде нынешней вневедомственной охраны, которая ни за что не отвечает; такой службе нужен особый статус и права по защите населения, которое платит ей за то, чтобы она их охраняла. Поэтому такие структуры должны иметь право на ношение и применение оружия и на доступ к информации, на содействие со стороны милиции и т.д. Такие сообщества, противостоящие террористам, должны быть созданы повсюду. Это станет реальной мерой по мобилизации общества на противодействие террору, а не пустым призывом к бдительности.

6. Расселение и разбавление населения Северного Кавказа.

Уже упоминалось: кадровая база террора воспроизводится за счёт того, что многие семьи Юга кормятся тем, что поставляют детей в террористы. Этот механизм давно работает в Палестине, а теперь и в Чечне, Ингушетии, Дагестане. Можно ли его сломать, частично выселив чеченцев в другие регионы — например, за деньги? Пусть те, кто ненавидит Россию и не хочет в ней жить, уезжают, к примеру, в Саудовскую Аравию, за что получат 20 000 долларов на обзаведение. Уедет половина населения.Но это обойдётся государству намного дешевле, чем нынешние расходы на антитеррористическую операцию в Чечне. Так действуют турки в отношении курдов, а китайцы — в отношении тибетцев. За деньги можно разбавить и чеченское население.

7. Проведение специальной кампании в СМИ по дегероизации террора.

Почему мы знаем про Масхадова и Басаева? Почему нам известны факты их биографии, их похождения и приключения? Их имена? Ведь называть их надо по кличкам: это террористы, а не люди. Вместо этого они рекламируются, как звёзды шоу-бизнеса.

Такую ошибку уже совершили США, превратив Бен Ладена в неуловимого героя, которого боится вся Америка. Тысячи детей второго человечества, не имеющих надежды вырваться из нищеты, понимают: если они станут такими, как Бен Ладен, то сам Буш их будет бояться.

Ликвидация внимания общества к террористам — одна из важнейших задач! Их надо перестать замечать, перестать признавать людьми, героями, а вместо этого вырабатывать к ним отвращение или отношение, как к опасным явлениям природы — вроде эпидемий и нашествий саранчи.

Проблема в том, что основой глобальной структуры СМИ является смена сенсаций. Из чего террористы извлекают выгоду. Пусть в глазах цивилизованного человечества они антигерои, но зато — всемирно известные герои в глазах второго человечества. За счёт этого пополняются их ряды, привлекается внимание, облегчается пиар...

Вот почему так своевременна кампания по лишению их не только статуса героев современности, но и статуса человека вообще. Для этого могут быть применены специальные формы наказания за террор, демонстрирующие непризнание их людьми.

Сейчас идёт дискуссия о запрете на публикацию сведений о терактах. Однако важно понимать, что ограничивать права и возможности СМИ — не значит противостоять террору: результатом будет не уничтожение вооружённых экстремистов, но ликвидация свободных медиа. Общество перестанет доверять властям, воспринимая официальную информацию как заведомо ложную. Расцветёт индустрия слухов и сплетен; в итоге террористы станут ещё ужаснее, а доверие к власти будет окончательно подорвано.

Одна из основных причин терроризма — стремление попасть в сферу всеобщего внимания. И значит ликвидировать надо именно эту причину. СМИ обладают властью, с которой государство не может, да и не должно бороться. Напротив, ему следует использовать эту власть для устранения причин терроризма.

8. Легализация теневой экономики и иных внелегальных структур.

Это важно для борьбы с двойным стандартом (двойным порядком) жизни: сообщества, в которых они развиты, становятся питательной средой терроризма.

Государство не может ликвидировать внелегальные структуры,живущие по двойным стандартам. Но раз уж истребить коррупцию нельзя, то нужно различать коррупцию двух видов. Одно дело — коррупция в пользу террористов, что должно караться нещадно, а другое — аналогичные действия, с терроризмом не связанные. К примеру, милиционера, отпустившего за деньги незарегистрированных в Москве гастарбайтеров из Узбекистана, не стоит сильно наказывать. Но сотрудника органов, получившего взятку от шахидок, взорвавших самолет, нужно ликвидировать.

Необходимо создать ситуацию, когда все без исключения боялись бы брать деньги у определённой категории людей, подозревая за ними совершение теракта. Коррупционные сообщества должны стать врагами террористов, а для этого нужно проделать с ними особую работу.

Вообще, работать с внелегализованными сообществами можно, только способствуя их легализации. Ради решения этой задачи можно пойти даже на такие меры, как легализация частной мзды чиновникам, проституции и прочего нелегального бизнеса. Быть может, это звучит слишком радикально, но согласитесь: когда граница дозволенного сдвигается в сторону ужесточения, так называемая «серая сфера», ещё не являющаяся криминалом, начинает увеличиваться и криминализироваться. Поэтому в отношении деятельности внелегализованных сообществ государству следует «расслабиться», предоставив их самим себе, но «держа руку на их пульсе».

9. Восстановление жизни на территории Чечни на новых основаниях.

Заместитель главы администрации Президента РФ Владислав Сурков в недавнем интервью «Комсомольской правде» заявил, что начата реализация «сложного решения» проблемы Чечни: «Это активная социализация Северного Кавказа, поэтапное создание демократических институтов и основ гражданского общества, эффективной правоохранительной системы, производственных мощностей и социальной инфраструктуры, преодоление безработицы, коррупции, провала в сфере культуры и образования».

Как видим, опять перечисляются ведомственные задачи по восстановлению ряда сторон жизни в Чечне. Однако ничего не предполагается делать ни со структурой двойной жизни, ни с системой управления. А это значит, что средства, стянутые в Чечню, опять (в который уже раз!) могутперетечь к террористам.

Прежде чем выполнять намеченное «сложное решение», необходимо разорвать круг воспроизводства того способа жизни в Чечне, который порождает терроризм. Этот круг состоит из трёх элементов: этнической власти, родовой структуры жизни и замкнутой экономики, источником богатства в которой являются бюджетные вливания. Слом этой системы — обязательное условие восстановления хозяйственной жизни в республике.

Ряд необходимых для этого мер уже назван в этой статье: изменение территориально-административного устройства, расселение и разбавление населения, коллективные наказания за участие в терроре. Родовую организацию жизни следует переводить в культурную сферу, отделяя её от хозяйственной и найдя такие сферы в хозяйстве России, в которых могли бы с успехом и пользой действовать чеченцы.

Не менее важна задача разрыва замкнутого экономического пространства Чечни, установления хозяйственных связей с другими регионами и укладами — всё это вместе позволит постепенно вытеснить господствующую там экономику воровского типа, которая «варится в собственном соку», подпитываясь вливаниями сверху.

Без целенаправленного растаскивания сложившегося в Чечне хозяйственного уклада задача экономического восстановления этой территории решена быть не может.

10. Реорганизация МВД и ФСБ.

Единое Министерство внутренних дел могло работать только в условиях тотального государства. Сегодня очевидно, что в условиях индивидуальной свободы, когда большинство людей живёт независимой от государства жизнью и когда двойные стандарты жизни сильно распространены, милиция быстро морально разлагается и превращается в образование, малоэффективное в борьбе с политическим насилием. Организация охраны правопорядка должна строиться на интенсификации жизни сетевых сообществ, на их легализации и работе с ними, на противодействии преступным структурам за счёт внедрения агентов в их ряды. Не менее важно реконструировать схемы замыслов и действий террористов, их следующие шаги — нужно научиться думать как они, только быстрее. Кроме того, если террористы образуют всемирную сеть, невзирая на государственные границы и используя современные возможности связи, финансирования и вербовки, то не пора ли создать аналогичные трансграничные структуры их вычисления, нейтрализации и уничтожения? По крайней мере, объединения, охраняющие первое человечество, должны стать мощнее и эффективнее террористических групп.

11. Реорганизация государственной власти.

Государственная власть — это не единственная власть. Существует достаточно не менее влиятельных властных центров, с которыми во имя продолжения жизни в России, она должна договариваться. Это крупный бизнес, «олигархи», СМИ, профсоюзы, различные внелегальные структуры.

Государственная власть вместе с другими центрами влияния должна строить эффективную жизненную композицию, иначе их междоусобица приведёт к разрухе, а концентрация государства — к тому, что оно окончательно закостенеет, обессилеет и развалится. Так не является ли нынешнее «укрепление» государства на самом деле его ослаблением? Ведь сверхтвёрдое бюрократическое государство, отталкивающее потенциальных сподвижников, подрывает самую основу возможности победы над терроризмом.

Государство должно разделить ответственность за жизнь в России с другими центрами влияния, поняв, что вся полнота власти ему сегодня не принадлежит. В условиях масштабных вызовов жизни в России, таких как терроризм, реальная власть будет принадлежать тем силам, которые найдут адекватный ответ на эти вызовы и справятся с ними.

12. Реорганизация российского права.

Многие из перечисленных мер противоречат существующим в России правовым нормам, например: коллективная и ассиметричная ответственность за пособничество терроризму; легализация теневой сферы; изменение административного деления — всё это требует внесения поправок в Конституцию. Но угрозы, исходящие от терроризма, направленные на само существование России, столь велики, что не позволяют останавливаться перед самыми решительными правовыми новациями.

Возможно, в ряде стран и организаций первого человечества эти меры вызовут аллергию. Однако если их жёсткость или нестандартностьстанет эффективнымответом терроризму, то уже вскоре они могут быть признаны адекватными, а впоследствии приняты на вооружение и Европой, и США.

Ведь несомненно, меры, используемые Израилем, США и европейскими странами в борьбе с терроризмом отнюдь не всегда являются однозначно правовыми, хотя власти первого человечества и избегают признавать это публично. Так что, думается, действия России в этом направлении могут получить статус пробных, цивилизационно-экспериментальных, а затем и прецедентных.

Но есть и другая сторона вопроса. Почему российские власти, действуя против террористов и террора, должны согласовывать эти действия с США и Советом Европы? Известный ответ: ради вхождения в первое человечество. Но тогда почему они должны согласовывать свои шаги, например, с местными национальными элитами? А если это задает границы власти, то почему она пытается решать проблемы терроризма единолично?

Это значит, что терроризм ставит в повестку дня вопрос о власти: он создает ситуацию, где власть должна либо проявиться, реализоваться, либо признать свою слабость — безвластность. И если событие власти не состоится, результатом будет прекращение жизни в России.

ВЛАСТЬ И ТЕРРОР

Повторим вопрос: может ли власть пойти на эти (или другие) экстраординарные решения, направленные на устранение подлинных причин террора и механизмов воздействия экстремистов?

Пока в отношении терроризма российские власти по всем пунктам всё делают наоборот. Национальные образования усиливаются, им дают всё больше денег. Крепчают коррумпированные структуры. Террор получает колоссальную рекламу: в глазах общества они стали силой, а в собственных глазах — героями-мучениками. Никто не работает с базовыми мотивами совершения терактов, такими как желание воздействовать на ситуацию, стремление поддержать семьи, жажда славы...

Парадокс: объявив войну терроризму, власти одновременно увеличили финансирование программ социально-экономического развития Чечни, усиливая материальную базу терроризма. Таким образом, вместо того, чтобы решать проблемы возникновения, механизмов действия и последствий террора, бюрократический подход рождает новые проблемы.

Меры, принимаемые властью, свидетельствуют о том, что чиновничество, спецслужбы, милиция и общество с этим явлением не справляются. Власть, руководствуясь упрощённым пониманием сущности терроризма, укрепляет неработоспособные структуры. Ответ террористов понятен: продолжение концентрации государственной власти вызовет следующий виток устрашающих действий. Столкнувшись с беспрецедентным явлением, не обойтись без исключительных мер. Сможет ли государство в его нынешнем состоянии выработать меры борьбы с террором, отвечающие его сущности, или окажется не в силах преодолеть существующие ныне ограничения в видении, в стратегии, в тактике?

В последнее время высказывается мнение, что власть не может мобилизовать общество на борьбу с террором, а решает задачу выстраивания «собственной структуры». Но это — лишь административная задача, а не строительство системы со многими центрами влияния, способной отвечать на масштабные вызовы. Национальный лидер, президент великой страны, столкнувшейся со страшной угрозой, не может остаться лишь администратором и «начальником спецслужб». Террор поставил вопрос о власти.

Перечисленные пункты противодействия террору — это не просто список желательных административно-бюрократических мер, предназначенных к исполнению министерствами и ведомствами. Это действия, которые обязана совершить реальная власть, строящая самоё себя!

Террористы метят в российскую государственность. Это не так. Их цель — разрушить веру народа в эту власть, в её способность справиться с любыми проблемами, изменяясь, понимая их суть и действуя адекватно. Веру в то, что она сохранит возможность жизни и порядка в России. Одна из важнейших задач власти — отвести удар врага от ключевой цели. Отказавшись от стереотипов и стандартных реакций, освободившись от устаревших идей и людей, разработать и осуществить стратегию эффективного государственного и общественного действия. И в отношении не только терроризма, но других вызовов, которые время бросит нам завтра.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Контрреволюция. Управление.Процесс.
Концепт
Субъект — или сумма влияний?
Ефим Островский
Стратегия
Через сто лет — на те же грабли?
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Замшевая (контр)революция
Редакция «Со-Общения»
Накануне?
Эдуард Михневский
Украина ставит Россию на порог регионализации
Павел Малиновский
Актуальный сюжет
Оранжевое цунами
Демократия в условиях «спецоперации»: как убить государство
Рифат Шайхутдинов
Опыт большой игры
Максим Шевченко
На болоте волн не бывает
Павел Шеремет
Ющенко как подводная лодка
Константин Кошкин, Сергей Козловский
Тактика
Кто заказывает марсельезу?
Чтобы победить, элиты должны изменить себя
Виктор Осипов
Революция и контрреволюция
Алексей Чадаев
Террор и власть
Рифат Шайхутдинов
Оперативное искусство
Управляемая (контр)революция?
Александр Неклесса
Интеллектуальная Россия
Солнце-поклоннический переворот
Чёрный Охотник
Русский псих
Журналистка из мрака
Приход пятилапого к политтехнологу
Как мы делали этот номер...
редакция "Со-Общения"
Джокеры развития
Алексей Тупицын, Людмила Дудорова, Александр Гальчин
Стань карлсоном. Выйди на крышу
Алина Слободова, Леонид Кеменов, Наталья Варская


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.