Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2005/1/s/2


Замшевая (контр)революция

Мода на бархат отменяется?
Слово «революция» в русском языке перегружено ассоциациями, причём быстро стареющими. Вот в английском, например, revolution — это в том числе и движение планет по орбите... У Гегеля страшная и кровавая стереотипная революция внезапно превращается в просто скачок — акт перехода в новое качество. Думаете, случайно американцы в своей Декларации независимости записали право на революцию?.. Что же до права на (контр)революциию, то оно нигде и никем не записано. Его не дают. Его берут.

Революции надо не подавлять, а возглавлять и направлять Артур Мёллер ван ден Брук, лидер молодых революционеров-консерваторов в период Веймарской республики

Контрреволюция — это революция Из лекции Ефима Островского «Культурная (контр)революция»

Тема этого номера не случайно включает слово «процесс». Что в переводе с латыни означает «движение вперёд». В философии управления Г.П.Щедровицкого есть формула: «руководят людьми, управляют процессами». Сегодня на повестке дня России и Русского Мира стоит вопрос о создании, порождении новых, настоящих общественных движений (если угодно — социальных процессов) и управления ими. Только так может быть преодолена разрушительная мощь революций.

ПРЕВРАЩЕНИЕ БАРХАТА В ЗАМШУ

В наступающем Новом Мире слова «революция» и «развитие» становятся обыденными. Эпоха инноваций предполагает перманентную революцию, постоянные изменения, проектный режим и свежий воздух.

Революция отличается от эволюции тем же, чем развитие отличается от роста. Если рост — это естественный, саморазворачивающийся процесс, то развитие, революция, есть процесс искусственно-естественный, проектируемый. Редкая птица долетит до середины Днепра; редкая корпорация обойдётся без департамента развития; и как же это некоторые государства до сих пор обходятся без проектно-инновационного отдела — отдела (контр)революций?

Объяснимся: в случае (контр)революции, а не реакции на революцию, мы имеем дело с опережающим, перехватывающим проектом элит, который реализуется поверх революционного тренда, и поворачивает этот тренд. Мы не случайно подчёркиваем здесь важность различения реактивного и проективного подходов. Реагируя на вызов революции, её не одолеть (вспомним трагический опыт множества борцов с революциями). Но действующие элиты, заинтересованные в сохранении и укреплении своих позиций, могут и должны опередить своих соперников, осуществив спланированное, организованное и целенаправленное (контр)революционное действие.

Речь идёт об освоении и присвоении властью конкурентных социальных энергий и превращение их в энергии созидания. Итак, проект, направляющий процесс: буквально – бросок вперёд.

Таков современный мир: если не проектируешь ты — проектируют тебя. Вот почему авангард бизнеса — предприниматели — становятся поэтами, резидентами опережающего развития, изобретая вместе с фабриками и бутиками мысли новые ниши, инструменты управления, схемы деятельности, технологии. В том числе и гуманитарные.

То же относится и к корпорации госслужащих — государству. Как показали последние события, это ему, прежде всего, нужно овладеть тайнами игры на опережение, боевыми искусствами холодных войн и замшевых революций.

Именно замшевых! Но почему? Революционный «бархат» уже затаскан по белградским, тбилисским и киевским майданам. Замша же (схожая с бархатом по тактильным ощущениям), будучи образом в не меньшей степени отражающим «холодность» процессов перемен (не насилие, но — усилие; не грубые, но тонкие силы), ясно указывает на аристократичность (контр)революции, инициированной элитами и свершаемой гражданами.

ОПЕРЕЖАЮЩАЯ СОЦИАЛЬНАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ

Апельсиновые гуманитарные технологи показали, как можно эффективно использовать революционную романтику, столь милую сердцам интеллектуалов и молодёжи.

«Революционность», «бунтарство», «мятежность» в их левацком, гошистском прочтении связываются многими авторами в первую очередь с Францией. При этом они часто (порой невольно, но в основном сознательно) забывают, что во Франции есть мощный пул правых мыслителей, например, Ален де Бенуа, Гийом Фай, Жан Парвулеско. «Новые правые» (так на Западе называют консерваторов, вовлечённых в идеологию традиционализма) интересны России тем, что в настоящий момент они представляют собой сильную группу западноевропейских интеллектуалов, очень позитивно настроенных по отношению к нашей стране. Большинство новых правых хотят видеть гарантом безопасности в Евразии именно Россию, а не США. Не случайно де Бенуа и Парвулеско уже приезжали в Москву для участия в круглых столах, посвящённых проблемам современной Европы.

Впрочем, как стандартные «левые», так и стандартные «правые» проекты доказали свою несостоятельность ещё в ХХ веке. Речь идёт об известных кейсах Красного (крайне левого) и Коричневого (крайне правого) экспериментов. И никто не сказал, что и Оранжевый (крайне либеральный, с украинским лицом) проект докажет свою жизнеспособность.

Но что же может быть предложено в сегодняшней России взамен этих, да и многих других идей-банкротов? Идеология семей, родов, династий. Официальная идеология развития. Идеология, обретающая черты стратегии — утверждения новой российской аристократии. Именно она может стать источником культуры нового класса — человеческого мотора (контр)революции.

Для складывания стабильной элитной группы ей нужна консолидация, а обществу — мобилизация. Обычно в истории знаком такого собирающего действия служила фигура суверена, монарха, президента — председателя Общего Дела (по-латински res publica)[1].

Он — это живое знамя, лидер и одновременно — правитель, вводящий других в правила и отвечающий за их соблюдение. Задача же сподвижников и последователей — мобилизовать другие сообщества, привести их в движение (один раз — пробудить в них социальную динамику, другой — вовлечь в конкретное движение, организацию, наделённую предназначением). Тогда и управление Страной приобретает новое измерение — измерение гражданского общества.

Речь идёт о создании системы «республиканских объединений граждан», служащих целям общего дела — организаций, независимых от государственной машины, но в то же время лояльных власти и решающих задачи государственного значения.

Сферами их забот могут быть инновации, образование, социальная работа, политика, искусство, спорт, экология, защита прав и свобод граждан и многое другое. Так, получив от власти карт-бланш на осуществление качественных социальных изменений, институты гражданского общества, слабо развитые в нашей стране, обретут силу.

Министерства же регионального, социального, экономического развития могут стать государственными штабами региональных, социальных и экономических революций. Такие штабы нужны России как воздух, ведь эволюционным путём (это следует из ряда недавних докладов высокопоставленных лиц), удвоения ВВП к 2010 году не достичь. Так почему же не превратить «2ВВП!» в (контр)революционный лозунг — девиз проекта развития?

КОРПУС РАЗВИТИЯ

Да, такая система негосударственных объединений будет нуждаться в мотивированных и квалифицированных профессионалах. Их подготовку может взять на себя специальная негосударственная ассоциация — Корпус Развития[2], служба, построенная по принципу тренировочного лагеря, где отобранные по особым критериям, избранные проходили бы гуманитарно-технологическую подготовку. В частности, процесс образования этих офицеров развития может включать разработку и осуществление ими личных пилотных проектов.[3] Их реализация стала бы своего рода экзаменом на эффективность. Корпус Развития — это школа, выпускники которой могут составить костяк сильной политической партии — подлинной партии власти. А также стать богатым кадровым резервом для государственных учреждений и частных компаний.

Источниками ресурсов такого движения — а речь, по сути, идёт о массовом (контр)революционном движении — могут стать федеральные целевые программы и специально созданные фонды, распределяющие средства (причём не обязательно только денежные) между организациями и проектами. В роли их основателей и руководителей были бы в высшей степени уместны представители новых деловых династий, например — жёны и матери родоначальников, заложивших основания будущих 10 тысяч Российских Семей[4].

Создание идеологий, стратегий и политик этих объединений возьмут на себя мыслетанки[5] — «фабрики мысли», укомплектованные специалистами в области развития общественных связей (РОС), методологами, консультантами, представителями других гуманитарно-технологических отраслей, в том числе — людьми искусства: художниками, писателями, режиссёрами — культурно-политическими деятелями, артистами в самом высоком смысле этого слова.

Один из разработчиков теории революций Жорж Сорель сто лет назад писал, что главный инструмент мобилизации — это социальный миф, синтезирующий рациональное и иррациональное. Миф, по Сорелю, это символический перевод реальности, санкционирующий и активизирующий мобилизацию масс. Самое важное, что миф создаётся и транслируется не мифодизайнерами, но героями. И это как нельзя более кстати здесь и сейчас, когда на наших глазах пресловутое «как бы» уходит на задний план, освобождая место «на самом деле».

Мифы и герои плюс (контр)революционный проект и образ нового человека в новой России — таков вызов развития. Адресуясь к определению гуманитарных технологий как способов изменения правил и рамок поведения и деятельности людей, можно сказать, что гуманитарные технологии есть ни что иное, как технологии производства революции или (контр)революции.

ОХОТА НАЧАЛАСЬ

Революционные изменения обычно ассоциируются с восстанием низов и «левыми». Однако в революции, управляемой аристократией, нет ничего странного. В начале ХХ века был актуален дискур[6] консервативной революции, совершаемой элитами. Как, впрочем, и дискур правокультурных, монархических групп. Достаточно вспомнить «Французское действие» Шарля Морраса, опиравшееся на группы «королевских молодцов». Подобных объединений было немало... Но если в прошлом веке многие из них следовали националистическим доктринам, то теперь, когда понятие нации, как и эпоха, для которой оно было изобретено в качестве политического инструмента, умирает, ориентиры меняются.

Некоторые эксперты считают, что уже скоро политтехнологов-медийщиков сместят уличные политики-леваки[8]. Но повысились и шансы правых8 в связи с тем, что в современном обществе спектакля огромен дефицит подлинного, должного. Не случайно американские философы всё чаще обращаются к Гегелю, Ницше, Хайдеггеру...

Кстати, развитие — издавна дело гуманитариев: Великая Французская революция изначально фундировалась юристами, буржуа присоединились потом[9]. Заметим, что подлинной контрреволюцией было отнюдь не сопротивление роялистов, верных Людовику, но переворот Наполеона, предложившего Франции новый эффективный аристократический проект!

Вопрос в том, кто, куда и через какие рамки направит потоки социальной энергии. Кто овладеет поэттехнологиями, станет настоящими лидерами, агентами развития и ответственности. Этот вопрос открыт. Охота на будущее началась.


[1] Эта тема многократно обсуждалась в «Со-Общении» в 2004 году.

[2] Вспомним эксперимент Джона Кеннеди с «Корпусом мира». Выступая перед его членами, молодой президент США заявил: «Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя. Но что ты можешь сделать для своей страны?»

[3] Здесь, конечно же, не обойтись без рефлексии конкурса «Золотой кадровый резерв».

[4] Начиная с номера «Президент. Семья. Русский мир» (№ 5, 2004) мы активно обсуждаем тему наследственных родов, новой российской аристократии.

[5] От английского think tanks.

[6] Здесь мы сознательно используем вместо приевшегося «дискурса» его французский оригинал discourse ([дискур] с ударением на последнем слоге), обозначающий политическое слово-действие, в том смысле, в котором, например, говорится «взять слово».

[7] Об этом после Беслана предупреждал Станислав Белковский, да и не он один.

[8] Здесь мы имеем в виду не СПС, «Яблоко» или какую-либо иную в значительной степени дискредитированную политическую структуру, а людей нового класса, для которых сами их повседневные практики есть ни что иное, как «правый образ жизни».

[9] Спасибо Александру Неклессе, в ряде работ указавшему на этот момент, а также обсуждающему термин «ре-волюция» в контексте полного поворота, очищения первоначальных ценностей, возвращения к истокам.

Дата публикации: 06:03 | 02.02


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.