Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2005 / Контрреволюция. Управление.Процесс. / Актуальный сюжет

Демократия в условиях «спецоперации»: как убить государство


Рифат Шайхутдинов
депутат Государственной Думы
rifat@rbcmail.ru
Версия для печати
Послать по почте

Сможет ли государство противопоставить развитие — разрушению
В Украине нас «сделали». И вот, поняв это, мы в нервозном изумлении озираемся и не видим: кто, как и откуда ждать следующего удара... Но почему мы пока не умеем противостоять развёртыванию революционных технологий? В чём они состоят? И чего мы в России всё ещё не понимаем, чтобы успешно решать проблемы, связанные с опасными революционными проектами? Об этом размышляет депутат Государственной Думы Рифат Шайхутдинов.


Ни у кого нет сомнений в том, что всё происходящее в последние месяцы в Украине — очень серьёзно. Более чем серьёзно. Эти события не сводятся к решению вопроса о том, кто стал президентом, как не сводятся и к тому, как будет утверждаться его власть.

Вопрос гораздо глубже. Мы стали свидетелями и участниками[1] столкновения двух принципиально разных способов строительства и оформления власти — и при этом продемонстрировали себе и миру полное бессилие, проиграв в ситуации украинских выборов по всем статьям. Тот способ власти, то её понимание, которое реализуется сегодня в России, а до недавнего времени реализовалось на территории Украины, Грузии, Абхазии, а ранее Сербии, оказался неспособен противостоять иному — современному и эффективному.

Выборы в Украине, и сопутствующая им политическая и гуманитарно-технологическая операция, названная «Оранжевой революцией» — наглядный пример использования технологий, которыми владеет глобализованная часть человечества — Европа и США — при расширении границ формируемой ими империи.

Пока власти Украины проводили выборы, Европа и США осуществляли на её территории «спецоперацию», в которую выборы входили в качестве лишь одного из элементов. Это не заговор: с ним можно было бы справиться; это нечто иное — такое, чему ни мы в России, ни власть и официально выигравшая второй тур украинских выборов сторона ничего противопоставить не могли и уже не смогут. Это — стратегическая схема с отлаженным тактическим воплощением. Если технология и схема действия созданы, они будут распространяться.

Нас определённо «сделали», а мы озираемся и не видим — кто. Разводим руками и не ведаем: как и откуда ждать нового удара... Как можно победить революционную технологию? В чем она состоит? И чего мы в России и Украине не понимаем и не умеем делать?

МЕХАНИЗМ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВЫБОРОВ

Схемы, по которой действовала и действует оппозиция в Сербии, Грузии, а теперь в Украине, настолько близки, что можно уверенно сказать: мы имеем дело с новым, осознанно применяемым механизмом реализации внешней политики

США и Европы; с новым механизмом захвата власти в посткоммунистических странах. В чём же суть этой схемы?

Давайте проанализируем её внешние проявления, а потом попробуем выявить то, что за ними стоит.

Итак — старт операции «убийство государства»...

1. Для начала выбирается оппозиционная фигура, так или иначе близкая по образу мыслей американцам, и внутренне чуждая обыкновениям власти, практикуемым на некой территории. Этот человек должен быть «привержен демократическим ценностям и идеалам свободы».

Но чтобы эта приверженность не оказалась просто предвыборным трюком (ведь известно: все кандидаты говорят примерно одно и то же) важно, чтобы этот человек был материально «прикреплён» к западным ценностям, например — имел жену американку (Коштуница, Саакашвили, Ющенко) либо учился или долго жил в США или Европе (Саакашвили). «Цивилизованность» должна быть на нём закреплена столь сильно, чтоб он не мог от неё отказаться.

Это требование связано с ментальностью постсоветских людей: с такого рода цивилизованностью у них связаны определённые ожидания, и такой человек не может их не оправдать. Люди уже подсознательно верят: политик Ющенко, в отличие от парбюрократа Януковича, не может не вести честную игру...

2. Затем вокруг выбранного лица объединяют, прежде всего, интеллигенцию, или, что точнее, людей, ориентированных не только на общенациональные телевизионные каналы. Интеллигенция противопоставляется действующей власти, к которой она испытывает недоверие, ожидая от неё проявлений репрессивности.

Почему же именно интеллигенция столь легко примеряет имидж западной цивилизованности? Помимо очевидных ценностных и материальных причин (более тесная, чем у остального народа, связь с Западом — контакты, гранты и т.п., над чем в Украине хорошо поработали соответствующие фонды), есть и такие, как общий идеологический вакуум посткоммунистических стран (люди подвержены самым различным влияниям), а также отношение к власти, законности и иным институтам, как к явлениям не безусловным, нуждающимся в изменениях.

Нынешние властные элиты (по крайней мере, в России, Украине и Белоруссии) не знают способов эффективного включения интеллектуалов во власть. Если во Франции после 1968 г. такие механизмы, включая ротацию, были разработаны, и теперь каждый интеллектуал может участвовать в выработке государственных решений: работать в различных экспертных советах, занимать соответствующие должности, то в Украине (и в России) интеллигенция не понимает власть, поскольку власть не знает, что с ней делать. Она лишь употребляет интеллигенцию, не пытаясь привлечь её к делам во благо государства и политической системы. Интеллигенция же не видит во власти людей мудрых и разумных, ощущая себя брошенной на «обочине истории», и потому считает, что европейский порядок подходит ей больше, чем местный.

3. Далее, внутри страны формируется территория, где оппозиционный кандидат получает безусловную поддержку; она становится плацдармом для объявления и расширения власти оппозицией. В Украине такими территориями стали Западные области и Киев, в Грузии — прежде всего Тбилиси. Здесь власть избранного президента заранее не признаётся. Люди, живущие здесь, наряду с интеллигенцией, по замыслу должны стать костяком будущего «народа оппозиционной власти», народом, над которым оппозиция получит власть в первую очередь.

Этот новый народ (народ новой власти) ориентирован на иной тип ценностей и стиль жизни. Он наделён образом будущего, который действующей власти отнюдь не присущ. Но действующая власть не видит, что она имеет дело уже с другим — не признающим её — народом! И потому просто не понимает: а что с этим делать-то?..

Для нового народа у оппозиции существует внестрановая легитимизация: США, например, заранее объявляют, что выборы нелегитимны, и признают они только победу оппозиционного кандидата. Так другой народ приобретает легитимность извне.

4. Потом действующая власть объявляется участником выборов (а не их организатором) через одного из кандидатов («административный ресурс»). Предполагается, что этот ресурс она просто не может не использовать. Для превращения этого предположения в массовую убеждённость используется традиционное недоверие к власти изрядной части украинских и российских граждан.

Отсюда проистекают многочисленные следствия, самое важное из которых то, что выборы и вообще действия властей всегда трактуются как неправовые, и так не доказанный факт нарушений превращается в очевидный. Не случайно все требования к властям концентрируются вокруг того, чтобы они либо «вернулись в правовое поле», либо не выходили бы из него. При этом действия оппозиции могут быть какими угодно! Фактически налицо шантаж.

5. Не просто широко, а в массовом масштабе используются международные миссии, наблюдатели и общественные организации, имеющие возможность интерпретировать события в нужном для оппозиции ключе, а также участвовать в альтернативных подсчетах голосов и формировании общественного мнения. Одна из важнейших функций этой массовости — физическое заполнение каналов коммуникации и СМИ, такое, чтоб другие интерпретации не пробивались к слушателям и читателям. Так происходит захват дискуссионного поля.

6. Используются параллельные подсчеты результатов и exit-poll’ы, а также социологические опросы, прежде всего, для формирования и усиления недоверия к власти.

7. Используются ведущие мировые информагентства для формирования нужной оппозиции трактовки происходящего и для выражения — причем заранее, до объявления любых результатов — уверенного сомнения в демократичности и честности процедуры.

8. Используются массовые выступления в столицах стран — в Белграде, Тбилиси, Киеве — для демонстрации несогласия с действиями властей и проталкивания своего кандидата.

Столицы государств выбираются из тех соображений, что там сконцентрирована пресса, особенно иностранная, штабы международных организаций, посольства и т.п. и где противостояние с действующей властью может быть эффективно показано и проинтерпретировано. Кроме того, в сознании граждан постсоветских государств власть часто отождествляется со столицей.

Официальные Украина и Россия проиграли. Почему?

9. При этом заранее создаются и после выборов используются экстремистские (силовые) организации активистов оппозиции: в Югославии «Отпора», в Грузии «Кмара», в Украине «Пора». Их члены знают друг друга, обмениваются опытом, а в моменты смены власти участвуют в активных действиях.

Эти организации являются зачатками будущей «гвардии» — структуры, обеспечивающей охрану демонстрация и штабов, возможность противостояния силовым структурам, организацию транспорта, связи, мобилизации и т.п..

Так формируются зародыши будущей оппозиционной полицейско-административной структуры. Эти силы хорошо финансируются, их тренируют и организуют — именно они будут управлять затем организацией массовых манифестаций. Пример: за месяц до выборов почти все пансионаты под Киевом были сняты для размещения и тренировок активистов подобных структур.

В Киеве оппозиция была организована на высочайшем уровне: участников сменяли, кормили, размещали, одевали; им платили — то есть демонстранты были просто наняты на работу. Организационно оппозиция легко побеждала действующую власть: известны случаи, когда приехавшие донбасские шахтеры были «перенаняты» (растворены) оппозицией, поскольку власть, привезя их из Донбасса, не озаботилась ни их размещением, ни питанием...

Между тем, часто существующие структуры власти либо не замечают этого организационного фактора, либо не могут с этим ничего сделать: ведь факт платы демонстрантам не является основанием для административного преследования, хотя, разумеется, то, что заполняло майдан Незалежности, было не народной демонстрацией, но формой занятости особого рода персонала.

10. Парламент и депутаты используются оппозицией для вмешательства в выборный процесс. Во-первых, неприкосновенность депутатов позволяет им служить живым щитом для различных действий, граничащих с силовыми (в Украине оппозиционные депутаты 23 октября захватили ЦИК Украины, что привело к непринятию решения ЦИК об открытии 400 избирательных участков в России). Во-вторых, парламент используется как площадка для интерпретации и трансляции нужных для оппозиции трактовок. В- третьих, через него можно легитимизировать определенные акции (не случайно же Виктор Ющенко принёс присягу перед частью депутатов в зале парламента).

Итак, орган представительной власти и ряд его членов могут задействоваться в схеме «убийства государства», используя демократические формы не по назначению, и применяя законные механизмы незаконно.

Нет законного способа обуздания депутатов, когда они начинают «хулиганить», как нет способа ограничить парламент, применяемый для захвата власти оппозицией.

11. Сознательное использование принципов ненасилия, начиная от названия («бархатная», «каштановая» революция, «революция роз») и заканчивая символикой, имиджем и т.д.. И тот, кто первым применит насилие, окажется по определению и тотально не прав.

Но кто сказал, что в этой схеме на самом деле нет насилия? Напротив, оно есть! Это скрытое насилие! Просто смещённое с физического в иной план — например, блокада Киева ударила бы по поставкам продуктов, дезорганизация органов власти вызвала бы вполне ощутимые последствия в системе управления и т.п... Так волк в овечьей шкуре, притворяясь мирным демонстрантом, причиняет реальные беды.

Мощь такого способа действий основана на генетических страхах народа: страха перед смутами и восстаниями, гражданскими войнами и репрессиями.

12. Затем следует этап «изматывания» существующих структур: объявление бессрочных забастовок, массовых пикетов и полных блокад в столице и в регионах, где сконцентрированы сторонники оппозиции и которые фактически перешли на её сторону.

Так в общих чертах выглядит эта эшелонированная схема захвата власти оппозицией, уже сработавшая в Грузии, Сербии и Украине.

Резюмируем её суть в нескольких словах.

– Полный захват пространства интерпретаций и символического пространства.

– Создание «своего народа», увод его из сферы действующей власти. – Принуждение власти к действиям на правовом поле ( при этом оппозиция пользуется знанием правовых механизмов, но считает себя свободной от права).

– Использование законных структур и механизмов не по назначению: для захвата власти, «убийства государства» (и расчленения «трупа»).

С точки зрения технологии существует отчетливая параллель между действием этой схемы захвата власти и современным терроризмом.

Террористы также продумывают схемы действий официальных властей, находят в них «дыры», и строят свою схему поверх существующих, добиваясь нужного результата. Точно так же их схема невидима, точно так же они используют законные и демократические формы не по назначению, точно так же этот принцип действий практически неуязвим. Точно так же они могут понести наказание за не основное своё деяние: террористы — всего лишь за убийство, а захватчики власти, действующие по описываемой нами схеме — за беспорядки, препятствование деятельности органов власти и т.п.

Наказания за «убийство государства» нет. И убить его можно просто и практически безнаказанно.

Но так ли уж неуязвима и победоносна изучаемая нами технология?

СОВРЕМЕННАЯ ВЛАСТЬ ПРОТИВ ВЛАСТИ ДАВНО УСТАРЕВШЕЙ

Действующая власть в России приложила массу политических усилий на самом высоком уровне, чтобы способствовать выигрышу Виктора Януковича. С ним и с Леонидом Кучмой несколько раз встречался президент Владимир Путин. Было принято несколько популярных и разумных решений, например: по гражданству, по регистрации, по отмене НДС на продажу газа. Были приняты все возможные меры в рамках конституционного, правового и политического поля. Власти России и Украины действовали точно по учебникам политологии, а лучшие российские политтехнологи ковали Януковичу выигрыш в выборной гонке. Но власти он не получил. Оппозиция развернула свой сценарий. И официальные Украина и Россия проиграли.

Почему?

Продолжение в следующем номере.


[1] Автор, разумеется, имеет в виду не столько российских граждан, сколько представителей политического класса и цеха политтехнологов.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Контрреволюция. Управление.Процесс.
Концепт
Субъект — или сумма влияний?
Ефим Островский
Стратегия
Через сто лет — на те же грабли?
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Замшевая (контр)революция
Редакция «Со-Общения»
Накануне?
Эдуард Михневский
Украина ставит Россию на порог регионализации
Павел Малиновский
Актуальный сюжет
Оранжевое цунами
Демократия в условиях «спецоперации»: как убить государство
Рифат Шайхутдинов
Опыт большой игры
Максим Шевченко
На болоте волн не бывает
Павел Шеремет
Ющенко как подводная лодка
Константин Кошкин, Сергей Козловский
Тактика
Кто заказывает марсельезу?
Чтобы победить, элиты должны изменить себя
Виктор Осипов
Революция и контрреволюция
Алексей Чадаев
Террор и власть
Рифат Шайхутдинов
Оперативное искусство
Управляемая (контр)революция?
Александр Неклесса
Интеллектуальная Россия
Солнце-поклоннический переворот
Чёрный Охотник
Русский псих
Журналистка из мрака
Приход пятилапого к политтехнологу
Как мы делали этот номер...
редакция "Со-Общения"
Джокеры развития
Алексей Тупицын, Людмила Дудорова, Александр Гальчин
Стань карлсоном. Выйди на крышу
Алина Слободова, Леонид Кеменов, Наталья Варская


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.