Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2004/7-8/subject/4


Вот воин. Кто ты?

Точные вопросы требуют ясных ответов
Настало время отдать должное одной из центральных фигур этого номера — воину — мастеру боевого искусства и главному действующему лицу тренинга. Следует сказать, что непросто писать текст о воине в гуманитарно-технологический журнал Русского Мира, глядя с высоты ветреных холмов на чужое побережье и город под южными звездами. Хотя всего в получасе езды от этих холмов находится небольшое государство, где правит князь Альберт Гримальди, ведущий свой род от хитроумного воина и стратега Франсуа Гримальди — основателя княжества Монако. Глядя на Монте-Карло из своего кабинета, князь Альберт, наверное, может узнать здесь каждый дом и каждую улицу, как мы узнаем стулья и обои в собственной квартире. Можем ли мы — люди Русского Мира, сейчас существующего преимущественно «в книгах и макетах», — в какой-то момент сказать: «Да, мы такие же, как он, — воины по праву рода (даже если род основан нами) и несём ответственность за каждую частицу наших владений»?

Девять героев

Вот девять героев последних номеров журнала «Со-общение». И девять наших разных читателей. Консультант. Журналист. Писатель. Владетельный князь. Бренд-менеджер. Певец-скальд. Историк. НR-менеджер. Философ. Что между ними есть или может быть общего?

Ответ, который мы — авторы журнала «Со-общение» — пытаемся дать из номера в номер, заключен в словосочетании «гуманитарные технологии». Но он далеко не очевиден для этих девяти людей. Поскольку, если бы он был очевиден для них, журнал лежал бы на стойках прессы 100 лучших отелей мира, где бы эта звездная девятка проводила большую часть своего рабочего времени. Признаюсь, этот ответ не столь очевиден и для самих авторов журнала. Иначе бы его штаб-квартира находилась, к примеру, в одном из подмосковных дворцов или в замке под Парижем. Ибо всем известно, что гуманитарные технологи — это люди, мастерству которых звучат аплодисменты в виде денег, по уровню звуковых колебаний сопоставимые с рёвом олимпийского стадиона!

Итак, гуманитарные технологи — это неочевидное, но возможное общее имя для девяти наших героев-читателей. Кто они такие? Мифические полубоги-полулюди, те, кто работает с правилами и рамками поведения и деятельности. Некоторые из наших авторов говорят о том, что гуманитарные технологи — это те, кто раньше двигал мир сталью клинка, а потом сменил её на сталь слова. Так, в нашем рассуждении за фигурой гуманитарного технолога проявляется силуэт воина.

Можно ли поставить знак равенства между гуманитарным технологом и воином? Скорее нет, чем да. Поскольку, чуть забежав вперёд, скажем мы, каждый гуманитарный технолог — воин, но не каждый воин — гуманитарный технолог.

* * *

Фигура воина — это сверхархетип. Можно ли вспомнить хоть одну культуру, в мифах которой нет этого персонажа? Говоря о воине вообще, мы рискуем упасть в пропасть чужих образов, добираясь до подсознания и доязыковых уровней бытия мира. Но мы говорим о воине гуманитарных технологий.

А гуманитарный технолог — это тот, кто по определению владеет языком, «языком искусства обращения с человеком».

Поэтому, не теряя язык и осознание, мы вспомним три короткие истории: историю о профессиях ордена иезуитов, историю о каллиграфическом владении мечом и историю основания княжества Монако.

История о профессиях ордена иезуитов

Монашеский орден иезуитов считал, что есть всего четыре профессии, достойные доброго христианина: архитектор, врач, дипломат и военный. Почему именно они? Гуманитарный технолог ответил бы так: «Мастера этих четырёх профессий создают целостность мира и человека с помощью тонких сил Текста».

Про архитектора, работающего с сооружением как с текстом и созидающего целое среды обитания; врача, видящего человека как текст и исцеляющего — воссоздающего его целое; и дипломата, удерживающего целое мирового порядка и ткущего со-общение между государями, это ещё понятно. Но воин — тот, кто обучен разрушать жизнь — как он может что-то создавать и где тот текст, с которым он работает?

История о каллиграфическом владении мечом

Про китайских мастеров боя говорят, что движениями меча они чертят иероглифы. «Мастера схватки в Китае — это мастера каллиграфии, — рассказывает фильм „Герой“. — Кроме тренировки с мечом они упражняются в искусстве написания иероглифов, здесь они отрабатывают плавность движения и точность глаза, здесь они создают свой собственный стиль ведения боя, неповторимый, как почерк».

Бой есть текст. Удары меча или ладони — это слова, которые воин пишет по полотну мира. Мастерское ведение боя — это мастерское написание текста, который, как неотразимый удар, способен заменить ключевое слово в Тексте.

Для жителя Китая этот тезис, следует заметить, звучит совсем по-другому, чем для европейца. Из-за огромного количества диалектов, по сути дела единственное, что позволяет китайцам говорить на одном языке, а значит, удерживать целое страны, — это общая иероглифика. Китайский мастер меча не только ведёт бой, и даже не только творит текст, он — опора государства.

История основания княжества Монако

На центральной площади Монте-Карло перед замком семьи Гримальди стоит скульптура основателя династии Франсуа Гримальди. Ее название «Malizia» — «Хитрость». Памятник посвящён событию в истории Монако, которое бы на русском блатном жаргоне назвали подставой. Основатель династии монегасков, родовитый итальянец Гримальди решил отбить занятые враждебным домом земли, вместе со своими воинами под видом монахов прошел крепость, вокруг которой позже вырос Монте-Карло, и ночью перебил ее защитников.

В этой истории нетрудно увидеть способ действия, характерный для некоторой части населения России в первой половине 90-х годов прошлого века. После этого пассажа легко себе представить читателя «Со-Общения», который, откидываясь на спинку кресла, восклицает: «Наконец-то, так вот они о чем на самом деле!» Но нет, вопрос, который ставит история основания кня- жества Монако, в другом. Есть ли у воина Предназначение?

Есть много общего в ситуации России 90-х годов XX века и севера Италии 90-х годов века XIII. Но, в отличие от какого-нибудь Бени Крика или Васи с Большой Марьинской, Франсуа Гримальди не только взял власть над территорией будущего княжества Монако.

Говорят, власть — это служение. Франсуа Гримальди служил своему владению и роду. Он принял на себя ответственность за свое владение, за благополучие и безопасность жителей своих земель. Он заложил основу семисотлетнего княжения рода Гримальди, который сегодня входит в число нескольких тысяч семей на пяти континентах, проектирующих и программирующих будущее лицо мира. По-видимому, в этом и было его Предназначение.

И снова девять героев

Те из героев журнала «Со-Общение», кто хочет стать гуманитарным технологом, могут стать воинами. Они могут взять не меч, но слово, и чертить им текст своего Предназначения. Они могут принять на себя бремя владения и основать род (в том числе и род деятельности). И каждый из этой девятки может вдруг понять, что он очень похож на остальных — в своем владении «языком искусства обращения с человеком». Наверное, благодарность за их действие вернётся им не завтра (впрочем, возможно, у некоторых ещё есть шанс получить памятник на главной площади своего княжества при жизни).

Как видите, в этом тексте нет чёткого «воин — это …». О том, кто такой воин, как он действует и зачем, скажут наши девять героев. Возможно, не сейчас. А тогда, когда станут гуманитарными технологами. И это будет гораздо увлекательнее и полезнее, чем подробно им об этом рассказывать на трех страницах.

Дата публикации: 08:49 | 22.09


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.