Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Война. Боевые исскуства. Тренинг. / Практика

Война и ритуал


Михаил Кутузов
специально для «Со-Общения»
getman@nm.ru
Версия для печати
Послать по почте

«...От команды и знамени, где принадлежу, никогда не отлучаться, но за оным, пока жив, следовать буду...»[1]
Что на самом деле совершают военные люди, запевая строевую песню, салютуя знамени, давая присягу? Всякий, кто служил в Вооруженных Силах[2], запоминает эти действия- символы, действия-знаки — воинские ритуалы. Особые, непохожие ни на какие другие символические акты, творимые людьми посвящёнными битве. Они существуют издревле и появились не случайно. Но что они значат? В чём их смысл и цель?
[1] Из текста Российской воинской присяги
[2] Автор — офицер запаса, 16 лет прослуживший на кораблях Тихоокеанского флота


Не верьте пехоте, когда она бравые песни поёт...
Булат Окуджава

Регулярная армия — это что-то особенного!
Лев Славин, «Интервенция»

С ДРЕВНИХ ВРЕМЁН И С МЛАДЫХ НОГТЕЙ

Уже в глубокой древности было хорошо известно: достойное отношение к мастерству и профессии, в том числе к мастерству и профессии воина, к воинской службе, не складывается само по себе. Оно формируется и внедряется особенными средствами, подобно достойному отношению к священникам или учёным. С самых давних пор вся жизнь священников и учёных была пронизана таинственными, тщательно оберегаемыми и передаваемыми ритуалами, исполнение которых порой повергало непосвящённых в трепет, а порой — в блаженный и изумлённый экстаз, вызывало почтение людей извне и особым образом организовывало жизнь тех, кто оказывался внутри.

Война — особое дело. Жизнь воина — особый путь. А жизнь военных — очень своеобразная практика. И всё перечисленное требует чего-то, что лежит выше простой рациональности и формальной логики. И даже если вести речь о сегодняшних и или вчерашних «людях в погонах», из которых звание воина готов примерить далеко не каждый, да и не каждый желает, то всё же, как бы то ни было, они как минимум исполняют то, что в нынешнем мире называется военной службой, и живут в мире, где ритуалу принадлежит роль уж во всяком случае не меньшая, чем автомату или ракете.

Воинский ритуал — вещь настолько же явная, насколько и загадочная. Он безусловно прагматичен, но в то же время имеет непосредственное отношение к тому, что называется духовным миром личности и нации. Он складывается веками и внушается с молодых ногтей, как говорят англичане — со шлюпочных мозолей[1].

Итак, тема нашего обсуждения — смысл военного ритуала.

На протяжении истории отношение к войне и воину не раз менялось, как не было оно одинаковым и в разных культурах. Сегодня военная практика человечества оценивается неоднозначно: с одной стороны — это доблесть и отвага, с другой — жестокость и грех душегубства. Восприятие войны столь же противоречиво: герои — героями, но как забыть убитых и смотреть в глаза изувеченным?

При этом любому властителю понятно, что без войны не обойтись. Никак. И потому несомненна его нужда в неких символах, делающих войну и военную службу не только оправданной, но и привлекательной. Необходимы особые знаки, указывающие на то, что их обладатели наделены некими особыми качествами. Один из таких знаков — воинский ритуал.

Способный примирить и выживших, и погибших, возвысить победителей и унизить побежденных, чествовать героев и начальников, позорить трусов и преступников. Бог знает, сколько существует[2] подобных ритуалов, но каждый исполняет свою роль и задает свою категорию оценок.

РИТУАЛЫ ЛИЧНОСТНЫЕ

Воину (сегодня — каждому военному) важно дать понять, что с некоего момента он становится другим человеком. Не принадлежащим себе, как это было прежде. Его переход в новое качество должен быть осознан, публичен и скреплен священным знаком. Таков ритуал воинской присяги. Сегодня в России её принимают с оружием в руках, перед строем и в том, что присяга принята, расписываются.

Та точка зрения, что присягают внешнему субъекту — стране, правительству или сюзерену, — в общем ошибочна. Воин даёт клятву прежде всего самому себе, и умение держать её менее всего зависит от страны (которая может исчезнуть), от командира (который может погибнуть) и уж тем более от коллектива. В наши дни (и в этом «заслуга» Красного проекта) великая личная ответственность военного перед самим собой — главный смысл ритуала присяги. Кстати, многие русские офицеры после революции считали себя свободными от присяги Императору, который отрекся, но оставались верны воинскому долгу, каковой почитали своим персональным. Но почему?

Присягая Императору, они клялись ему в верности не только как самодержцу, но и как Помазанику Божию, лично сообщаясь таким образом через ритуал присяги царю с тем высшим и священным, кому и чему вверена жизнь каждого. И уход Помазанника не означает исчезновения того, кому истинно присягали.

Другим личностным ритуалом следует признать воинское отличие. Награждение воинов знаками — свидетельствами боевой доблести или умения управлять войсками — относится к сравнительно недавней истории: российские ордена были введены Петром Первым. Существовали несколько систем награждения: командирские — когда награждал лично командир (знаменитый суворовский рубль); государственные — когда награждал носитель высшей власти или лицо, которому эта функция была придана; коллективная — когда, скажем, на казачью сотню выдавалось пять знаков военного ордена (например, «Солдатских Георгиев»), а казаки потом сами решали, кто достоин награды.

В любом случае главной функцией этого ритуала было придание воину, подтвердившему свое предназначение, нового статуса: кавалера, ветерана (когда награждались все участники сражения — например за участие в Кульмской битве или взятии аула Ахульго на Кавказе).

Во времена сословного государства за военные отличия награждали также чинами или имуществом. Значимость такого ритуала как награждение высока и сегодня: в самых торжественных случаях награждение производит лично глава государства в Кремле.

Наконец, третий из важнейших личностных ритуалов — мифологизация, а если угодно, то и сакрализация, в той или иной форме воина и/или его подвига.

Следует помнить, что очень многие реально жившие воины причислены к лику святых, начиная с Георгия Победоносца, Александра Невского, Дмитрий Донского и заканчивая адмиралом Ушаковым. Многие фигуры российской военной истории стали настолько мифическими, что установить вполне их реальную сущность не представляется возможным. Таковы, например, Ермак Тимофеевич и Василий Буслаев. Но в общем и нет необходимости выяснять, где и когда родился Ермак и куда хаживал «поиграть топоришком» Буслаев[3]. Созданные на их примере образцы куда важнее их самих, поскольку идеальны, лишены банальных человеческих ущербов и именно этим ценны. Их деяний уже не повторить, но пример весьма показателен и способен привлечь новые силы в ряды войска. Потому что и в нынешнюю эпоху, которую иные циники считают обделённой сильными чувствами и стремлением к высокому, огромному числу людей важно, чтобы «и о них слагали песни»!

Вот пример более чем показательный: современные сибирские казаки на полном серьёзе считают себя «потомками Ермака», хотя в реальности остатки настоящей Ермаковой ватаги ушли из Сибири через несколько лет после его гибели и никогда туда не возвращались.

Личностные ритуалы — важнейшая часть воинского воспитания. Особенно легко это заметить, например, в казачьих семьях[4], где многочисленные примеры дальних и ближних родственников и предков приводятся подрастающему поколению буквально во всех жизненных ситуациях. Главная фабула такого воспитания — ты можешь быть кем угодно, но сначала должен быть военным. Это твой долг перед памятью предков и перед будущим потомков. Оружие на стенах, ордена дедов и прадедов[5], изучение русской истории по названиям сражений, в которых участвовали те же деды и прадеды, — все это создавало и создаёт доныне совершенно определённую наклонность в психологии и своеобразное мировосприятие.

КОЛЛЕКТИВНЫЕ РИТУАЛЫ

Их назначение — создать знак единства воинского организма, его целостности и мощи. Самым наглядным ритуалом такого рода является воинский парад, восходящий корнями к триумфальным шествиям времён Византии и Рима. Именно этот ритуал обучает единству движения и грозной неподвижности. Именно он раскрывает главный смысл военной красоты: она — в единообразии.

Военные парады в России — тоже петровское нововведение. Создавая регулярную армию, самодержец был немало озабочен необходимостью укрепления её внутренней связности, стяжек, которые из множества рекрутов, вчерашних крестьян или же просто бессмысленных людей, отловленных по кабакам и острогам, могли создать мощный инструмент государственной политики. А поскольку в параде могли участвовать только победители, сам факт такового участия делал мужика настоящим воином, сумевшим победить и не погибнуть.

Не менее важным ритуалом были коллективные упражнения и система боевой подготовки. Мало кому известно, что широко известный украинский народный танец гопак (от «гоп» — «прыг, прыжок») стал танцем не далее как в середине 30-х годов XX века, когда украинский хореограф Павел Вирский ввел в него женские танцевальные партии. В реальности гопак — сложная система боевых упражнений, своего рода боевая гимнастика, разработанная в Запорожской Сечи и существовавшая вплоть до её уничтожения в XVIII веке [6].

Коллективные занятия этой гимнастикой не только прививали единые практические навыки владения саблей или боевым топором, но и формировали сознание принадлежности к некоему тайному знанию, возвышающему и возвеличивающему.

Точно таким же коллективным ритуа-лом у китайцев было закаливание оружия — когда раскаленный докрасна клинок всадник брал в руки и гнал коня, пока тот мог скакать, а затем передавал клинок следующему всаднику и так до тех пор, пока сталь не остывала. Такого всадника называли «посланцем молнии», считалось, что он соединил в себе всю силу предшественников, донесших до него оружие.

В той или иной степени воинские ритуалы создавали и неформальную, но вполне легитимную властную иерархию. Та же пресловутая дедовщина — это попытка подчинить коллектив воле определённых лиц, считающих себя вправе им руководить помимо официально и формально назначенных командиров и в своих собственных интересах. С дедовщиной можно бороться сколь угодно долго, наказывая виновных и сажая в тюрьму преступников, но ритуал, однажды укоренившийся в коллективе и принятый как традиция, искоренить крайне сложно. Нужно либо его принимать и наполнять новым смыслом, либо расформировывать воинский коллектив и при формировании нового закладывать новые ритуалы и обычаи, приемлемые и полезные.

Кроме перечисленных важным коллективным ритуалом считается поклонение воинским символам. Таковыми являются вынос Боевого знамени части, подъём военно-морского Андреевского флага на кораблях, прохождение торжественным маршем перед ветеранами части, руководителями государства и Вооружённых Сил.

Почему новорождённых перевязывают либо синей, либо красной лентой? Синяя — цвет ленты ордена Андрея Первозванного, которым при рождении награждались мальчики царской фамилии. Красная — лента ордена Святой Екатерины, единственной в России чисто женской награды, учреждённой Петром Великим

ПАМЯТНЫЕ РИТУАЛЫ

Эти ритуалы поминовения павших существуют во всех армиях. Возложение венков к могилам героев или к могиле Неизвестного солдата — важная часть государственного протокола во всех странах мира. Путь воина — путь от смерти к бессмертию, говорили когда-то самураи. А бессмертие воина — в памяти потомков.

Поэтому это один из немногих воинских ритуалов, который давно стал ритуалом общегражданским, общенациональным. Такими же при Империи были коллективные молебны в воинских частях. Сегодня этот ритуал пытаются восстановить, но пока не очень удаётся: в дореволюцион- ной России православие было государственной религией, а священнослужители — государственными чиновниками, поэтому этот ритуал не только не вызывал у военнослужащих, огромное большинство которых были православными христианами, аллергии, но, наоборот, был ими любим и чтим. Сегодня, когда в одном строю с православными стоят многочисленные атеисты или, скажем, мусульмане, подобного рода ритуал многими воспринимается как навязанный, чуждый. И уж во всяком случае как не близкий. Думается, пройдёт ещё не- мало времени, прежде чем он вновь станет  глубоко символическим действом, вызывающим у большинства участников глубокие и важные переживания.

Воинские ритуалы, начиная с присяги и заканчивая возведением храмов и памятников в память о погибших, несут важнейшую духовную нагрузку. Они возвеличивают военную службу, создают образы воинов-победителей, устанавливают своего рода сакральную связь между теми, кто воевал, и теми, кому это только предстоит.

Однако никакой ритуал не способен перекрыть ощущение от военного ужаса у тех, кто там побывал. Именно поэтому пехотинец Великой Отечественной Булат Окуджава призывал не верить пехоте, которая бравые песни поет. Ибо с их помощью пытались заглушить боль утраты и горечь потерь, и получалось не очень... Если же армия терпит одно поражение за другим, то единственное, что может вернуть ей боевой дух и веру в победу, — это именно воинские ритуалы, организующие сознание и связующие воинов между собой. Поэтому так к месту оказались возвращенные в армию погоны в 1943 году, Гимн Советского Союза, написанный тогда же, и два парада на Красной площади — в ноябре 1941 и в июне 1945.

Завершая рассуждение, отметим: Россия — страна, созданная военной административной элитой. Воинское дело в ней всегда считалось наиболее значимым. Именно поэтому воинские ритуалы и воинская психология прочно укоренились в национальном сознании. Сложности с призывом в современной России связаны отнюдь не с тем, что армию люто ненавидят. А скорее с тем, что устоявшиеся стереотипы не воспринимаются новым поколением: армия перестраивается медленно, с большим трудом и достаточно топорно. Да и Чечня даёт себя знать: более неудачную военную кампанию, чем «Первая чеченская», трудно найти в российской военной истории. Так что нежелание служить у молодёжи вызвано именно актуальным состоянием армии, и ничем иным.

Изменения неизбежны, и потому служба вернёт себе авторитет, которым обладала ранее. Когда «новые родятся командиры»... А ритуалы будут жить и в новых поколениях.

Кстати, известно ли уважаемым читателям, почему новорождённых младенцев перевязывают либо синей, либо красной лентой? Синяя — цвет орденской ленты Андрея Первозванного, которым при рождении награждались мальчики царской фамилии. А красная — орденская лента ордена Святой Екатерины, единственной в России чисто женской награды, учреждённой Петром Первым для своей жены после Прутского похода...

Так что, следуя завету того же Петра, приучаемся мы «к артикулу воинскому со младенчества и на весь живот, сколько Бог даст».
Уж такие мы, россияне...



[1] Первая наука военно-морского кадета Royal Fleet — гребля на шлюпках и гребных катерах. Мозоли набивались такие, что кадеты с особым шиком выбивали курительные трубки прямо на ладонь, после чего небрежно сдували пепел, определяя таким образом направление ветра. Это тоже было своего рода ритуалом!

[2] Автор является сторонником идей о пересмотре системы исторических датировок, поэтому «времена» в данном случае — это период новой и новейшей истории.

[3] В Киево-Печерской лавре мне показали... могилу Ильи Муромца! На довольно невинный вопрос, где здесь могила Соловья-Разбойника? — экскурсовод обиделась. Вот что бывает, когда миф пытаются облечь реальными атрибутами.

[4] Автор как раз в такой семье и воспитан

[5] Казаки никогда не хоронили умерших с наградами и наградным оружием. Традиция носить награды предков рядом со своими собственными равного достоинства или брать на войну дедовское оружие сохранялась вплоть до начала ХХ века, а по некоторым данным — и до Первой мировой войны.

[6] О сегодняшней версии этого боевого искусства см. материал И. Сида на с. 90 в этом номере журнала


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Война. Боевые исскуства. Тренинг.
Тема номера
Со-Общники - Журналу
Редакция «Со-общения»
Десант из прошлого
А в вашем ранце лежит маршальский жезл?
Дмитрий Петров
Война и мiр. Вызов и ставка
Редакция «Со-общения»
Вот воин. Кто ты?
Ирина Шиманская
Война на моём столе
Сергей Переслегин
Сообщения
Формируется состав жюри премии «Медиа-Менеджер России» – 2005
Prофессия — уже год как в святках
Конференция «Брендинг. Игра без правил, или покушение на профессию»
Профессор Коттер выступит в Москве
Креативные блинчики от Bbdo Worldwide
Edouard Michelin на открытии завода Michelin
У России может появиться ещё один праздник
Актуальный сюжет
Слава умным и богатым!
Борьба с бедностью. С чем и за что?
Вячеслав Глазычев
Тотальный рынок
Александр Неклесса
Практика
Бизнес — это война. История и цена вопроса
Дело по таро
Алексей Тупицын
Бизнес а-ля Кастанеда
Роман Макушев
Бизнес, нарисованный чаем
Николай Кабанов
Философия карате-до как стратегия
Мацуура Рёсуке
Апология затраченного времени
Александр Скалозуб
Война и ритуал
Михаил Кутузов
Сладкая и полезная как бы отрава
Екатерина Чистякова
Тренер — доверять или нет?
Руфина Копылова
Всемирная История Тренингов
Ширхан Павлов
Стать и быть героем
Иткуль Кашапова
Оперативный простор
Э’федра. Опыт хаоса и того, чего нет
Редакция «Со-общения»
Оле-е-е-оле-оле-олее
Сергей Шубин
XXI век. Неужели он наступил?
Виктор Мизиано
Гуманитарные технологии средних веков–2
Алексей Ширшов
Идеология меча. Разделяй и связывай
Алексей Афанасьев
Кровавое мочилово
Эдуард Михневский
Не говори гоп
Как мы делали этот номер...
Редакция «Со-общения»


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.