Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2004/7-8/practic/3


Бизнес, нарисованный чаем

Экзотерика vs эзотерика в маркетинге

Взявшись за эту тему, не вспомнить про книгу «Бизнес в стиле дзэн» было невозможно. Авторы книги Рон Рубин и Стюарт Эвери Гоулд, «министры» «Республики Чая», фирмы, продающей элитные коллекционные сорта чая, в 1994 году задумали «чайную революцию». В соответствии с образом республики, фирма использует инновационную семантику: топ-менеджеры компании именуются «министрами», сотрудников называют «послами», клиентов — «гражданами», торговые точки — «посольствами». Называя себя дзэн-предпринимателями, Рубин и Гоулд якобы опираются в своём подходе на идеологию дзэн-буддизма, «древнюю мудрость» Востока. Однако в книге цитируется почти исключительно Лаоцзы, основатель даосизма. Возможно, в следующих номерах мы зададим им эти вопросы, а пока решили обратиться к их российским «братьям». Их революция направлена не против кофе, как у «республиканцев». Она — против кодов умершего Красного проекта, прописавших в истории культуры дешёвый чай из стаканов с сахаром.

— Николай и Влад, я смотрю на вас и не понимаю, почему вы не истатуированы иероглифами, почему не одеты как монахи Шаолиня. Ведь вы ввозите в Россию элитный китайский чай, в котором должна быть заложена эстетика чайной церемонии и сказочного Китая. Где буддийские амулеты и знак Дао?

В.С.: — Китайская чайная церемония возникла из ответа на потребности Запада в восточной экзотике. В отличие от Японии, где чайная церемония действительно была развита, китайское чаепитие направлено не на ритуал, а на создание со-общения, как пишет российский китаевед Малявин. Утончение со-общения.

Н.К.: — Чайная церемония, её эзотерика живёт только в родной социокультурной среде. Перенести её в чистом виде на российскую действительность невозможно. Прямая проекция либо неээфективна, либо опасна. Необходимо проектировать, а не проецировать. В Москве потреблять в чае то, что в нём заложено, трудно. Не у каждого хватит сил войти в сумеречное состояние. Я не знаю, кого в Москве можно было бы назвать чайным мастером. Хотя в Китае удостоверение мастера чайной церемонии можно купить за 15 долларов. Очевидно, Русскому Миру нужны свои мастера, но их пока нет. И это относится не только к чаю, но и вообще к любой импортированной эзотеричной культуре. Она нуждается в переводе. Кстати, в Москве нет ни одного китайского ресторана, где бы готовили действительно блюда китайской кухни.

В.С.: — Нужна процедура перевода китайского языка чая на русский. И для этого есть основания: чаю в России более 300 лет. Русские дворяне пили именно китайский чай, а народ довольствовался спитым чаем. Об этом можно прочитать в «Обломове» и других произведениях русской классики.

Н.К.: — Мы же не агенты КНР и не миссионеры Далай-ламы, готовящие плацдарм для наступления Китая на Россию.

— А как же та экзотика, которая привлекает людей в эзотерике?

Н.К.: В России, наверное, уже сложился рынок оккультных услуг и эзотерических практик. Вопрос о том, позволяют ли эти знания трансформировать их самих в деятельность, — для меня открытый. Это скорее личный эксперимент, или вопрос личного развития. А напрямую перенимать и ретранслировать? Всегда есть соблазн сделать экзотическую приманку, заигрывая с непонятным, сакральным. Многие так и делают. Однако вопрос в том, что будет на следующем шаге. Это вопрос ответственности, связи слова и дела. Иначе мы превращаемся в жмейкеров, болтунов, пользующихся неким прикрытием. Кроме того, по всей видимости, этот ресурс уже исчерпан.

— Что тогда есть китайский чай и ваш чайный бизнес?

В.С.: — Чай — средство выстраивания коммуникации. Расставляя чашки, чайный мастер структурирует формат комму- никации. Утончая со-общение, чай делает его поливариативным. Потенциал переговоров увеличивается: это уже не поединок по-японски, с разрубанием мечом. Появляется веер вариантов.

Н.К.: — Чай как коммуникативная техника переводит бизнес-войну на более высокий уровень, где искусство боя разворачивает себя в пространстве образов и символов. И помогает людям настраиваться на со-общение. Чай может быть подобран для ситуаций общения с женщиной, агрессивно настроенным человеком, чересчур умным, дружественно настроенным, экспрессивным. Так можно играть с чаем. Исполняя музыкальную партию общения. Здесь можно провести аналогию с вином. Но вино не так вариативно и содержит алкоголь. Отличие вина от чая в том, что оно изменяет состояние, а не сознание. Сейчас ситуация с чаем похожа на ситуацию с вином в начале 90-х: рынок был переполнен непонятной продукцией и лишь через несколько лет люди стали обращать внимание на год урожая и марку.

— Вино в каком-то смысле тоже эзотерическая практика, только европейская.

Н.К.: — Вино — обычный атрибут корпоративных вечеринок. У нас есть услуга организации корпоративного чаепития, где чай выступает в качестве командообразующего тренинга, тим-билдинга. Чай и наш бизнес, в отличие от, например, различного рода «ашрамовых» бизнесов, не вносит своё содержание. Через чай происходит лишь рождение пространства со-общения, «воздуха» коммуникации. И это — не про «Журавля, сидящего на сосне»...

Беседовал Ширхан Павлов

Дата публикации: 10:25 | 22.09


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.