Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2004/7-8/practic/17


Всемирная История Тренингов

Цель оправдывает средства — такую максиму приписывают «Обществу Иисуса», или ордену иезуитов. По советской литературе система подготовки «общников Иисуса» — одна из самых бесчеловечных. Тренинг иезуита основывается на книге «Духовные упражнения» основателя ордена Игнатия Лойолы, бывшего рыцаря. В Конституциях Общества «Духовные Упражнения» названы первым experimentum (experimentum означает «опыт, подвержение испытанию, испытание»). «ДУ» не просто книга, но путеводитель тренинга. Её нужно не прочитать, а прожить. При вступлении в Общество испытуемый проходит четырёхнедельный тренинг. А для поддержания стойкости духа и мобилизации иезуиты ежегодно в течение 8 дней повторяют эти упражнения. Посвящаемый должен пробыть в уединённой келье в сосредоточении, общаясь только с духовным наставником.

Возникнув в период Реформации, когда история полутора тысяч лет, машина власти и тотального господства Римской Церкви, казалось, вот-вот обрушится, Игнатий Лойола смог противопоставить протестантам триумф иезуитской воли. И именно длительный, многоступенчатый тренинг, как считается, позволил ордену достичь таких результатов. Воспроизводимая эффективная тренинговая система работает уже 500 лет.

Упражнения, которые можно назвать медитационными (или аутотренинговыми), расписаны по дням и часам. Каждое последующее упражнение вытекает из предыдущего. Первый шаг тренинга — выбор цели и принятие решения двигаться к ней.

Следующие шаги направлены на визуализацию, на «бодрствующее сновидение», проживание Библейской Истории. Первая неделя посвящена пересмотру своей жизни, рефреймингу (смена рамок, угла зрения) личной истории посредством «воображающего размышления» о фундаментальных концептах языка Церкви. Каждый вечер, прежде чем лечь спать, иезуит должен самостоятельно продумать то, что он будет созерцать на следующее утро. Утром, во время одевания и в течение получаса, предшествующего «созерцанию», иезуиту рекомендуется мысленно повторить то, чем ему вскоре предстоит заняться. Начиная с простых, легко представимых образов, иезуита подводят к проживанию сложных абстрактных понятий. Сочетая это с удвоением воображаемого, ученику приходится представлять уже не один «фильм», а два, умножая миры и «сквозя» между ними.

Шаги подробно расписаны на атомы действия, направленные в целом на соединение духа, воли, разума, воображения и всех органов чувств. Подобные приёмы мы находим в учении Кастанеды, НЛП, системе Станиславского. В сочетании с телесными практиками (самоистязаниями и физической подготовкой, как это ни странно), отрывом человека от привычной морфологии и чередой проходов сквозь неустойчивые состояния новобранец преобразовывался в другого человека. Перестраивалась его жизнь, психика, мышление.

Помимо «книжных» тренингов, в систему входило и овладевание науками: гуманитарная формация — humanioria (изучение литературы, точных наук, математики или наук о человеке, истории или права), философская формация и богословская. Широта познания позволяла иезуитам, выступая в качестве консультантов и связников Семей, общаться не только с европейскими элитами, но и восточными. Так, например, Матео Риччи вошел в со-общение с высокообразованными китайскими мандаринами так успешно, что вскоре был признан одним из них и допущен к императорскому двору в качестве астронома и математика. А Роберто де Нобили открыл в Индии просторы для апостольской деятельности. Трудности с привнесением Евангелия индусам побудили его соблюдать обычаи наиболее высоких каст. Став брамином среди браминов, приняв их аскетический стиль жизни, Нобили вступил с ними в плодотворный диалог, предметом которого были не только новые знания, но и новый, оригинальный взгляд на христианство. Одновременно другие иезуиты, в духе открытости и бескорыстной адаптации, живут среди парий и низших каст индийского общества.

В центре «Духовных Упражнений» — так называемое распознавание. «Школа распознавания» развивала в человеке открытость тайне, остроту суждений и проницательность, граничащую с интуицией. «Стараться распознавать — значит принять всего человека как некую тайну, из которой нам известно немногое». В лекциях по философии управления Пётр Щедровицкий говорил: «Само понятие профессии ввели иезуиты, когда они стали обсуждать, каким образом может существовать в обществе некое эзотерическое знание иначе. Как может воспроизводиться и существовать знание, будучи перенесенным из эзотерической сферы в публичную. Для иезуитов было очень важно, что, с одной стороны, они носители изотерического знания, члены ордена, а с другой стороны, были делегаты этого знания в разных социальных системах, которые находили, строили социальные формы существования и реализации этого знания. Поэтому в ордене был статус кадьютера, то есть человека, которые находился внутри ордена и отвечал за его изотерическую форму, а были профессионалы, которые работали вовне. Ключевые профессии, которыми занимались тогда иезуиты, были дипломатические, плюс довольно активная программа, связанная с миссионерством. Гдето между XVII и XVIII веками сложился  контур профессий, которые задавали каркасную структуру нового европейского общества. Многие из них брали свои источники в древности, то есть они не являлись новыми, и получили такую конкретную социальную форму своего существования — это военные, архитекторы, врачи, учителя, государственные чиновники». Профессионализация подразумевает систему тренингов?

Иезуитский тренинг неотделим от постоянных испытаний. В том числе и в виде простых и низменных работ в обители, в больнице, проживания с неполноценными или психически больными людьми. В современном мире — физическая работа на заводе, где можно познакомиться с конкретными ситуациями и новой, доселе неизвестной послушнику социальной средой.

«Абсолютная радость», «школа аффектов», «созерцание в деятельности» — многие слова из практики иезуитов, давших жизнь пропаганде (так назывался отдел распространения веры в ордене), сохраняют закрытость перед непосвящёнными. Да, кстати, девиз иезуитов не «Цель оправдывает средства», а «Ad maiorem Dei gloriam» — «К вящей славе Божьей».

СПАРТА

Спарта, пожалуй, одно из самых уникальных пространств в истории тренингов. В отличие от соседних древних государств, тренинги в Спарте проходили и женщины. Общественный строй Спарты был нацелен исключительно на тренинг отбор. В том числе и среди женщин, ведь они порождают и вдохновляют мужчин.

Женщины в Спарте занимались спортом обнаженными — считалось, что таким образом они вдохновят мужей сделать им более крепкое потомство. Причём соревнования в беге и борьбе часто были смешанными. В смысле полов.

Сама свадьба — это поединок жениха и невесты. А стойкость спартанских женщин, закалённых поединками, бегом и гимнастикой в суровых условиях, задавала высокую рамку мужчинам. И конкурентную среду, среду перманентных вызовов мужчинам со стороны женщин. И хладнокровное напутствие женщин своим воинам «Со щитом или на щите» — это завоёванное право. Спартанские амазонки вдохновляли не только мастеров меча, но и мастеров кисти и пера. Овидий, Проперций, Дега, Делакруа, Ренуар. Причём спартанки не участвовали в войнах — тренинг имел целью только развитие психологической стойкости, коллективного боевого духа, вдохновлённости и готовности к родам.

Про то, как спартанцы бросали детей в ров, чтобы сразу же отсечь слабых духом и телом, известно многим. Как, наверное, и про то, что мальчики оттачивали свои боевые качества на рабах-илотах. Как именно это происходило? Вот как описывает этот тренинговый институт под названием криптия Плутарх: «Вот как происходили криптии. Время от времени власти отправляли бродить по окрестностям молодых людей, считавшихся наиболее сообразительными, снабдив их только короткими мечами и самым необходимым запасом продовольствия. Днем они отдыхали, прячась по укромным уголкам, а ночью, покинув свои убежища, умерщвляли всех илотов, каких захватывали на дорогах...» Однако Платон называет криптии чудесным средством для воспитания выносливости, воспринимая это как молодёжный военно-спортивный клуб.

Институт криптий, отмечают историки, происходит от древних обрядов инициаций, во время которых молодые воины должны были пройти жестокое сложное испытание. Чтобы стать полноценными членами племени, обрести идентичность, сообщившись с высшими силами.

Как бы мы ни относились к таинственным криптиям (в переводе с греческого — загадка, тайна, засада) и воинственным спартанцам и спартанкам, Спарта представляет собой уникальный кейс государства-тренинга, выросшего из системы ритуалов.

Дата публикации: 15:35 | 23.09


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.