Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2004/7-8/op/6


Не говори гоп

Впервые о Боевом Гопаке я узнал в конце 90-х из романа культового западноукраинского прозаика Юрия Андруховича «Перверзия». Главный герой, культовый же украинский поэт, находясь на таинственной конференции в Венеции, защищается от наёмных убийц некими смертоносными приёмами...

Владимир Пилат. Боевой Гопак.
Львов: «Логос», 1999 г. На укр. яз
.

«Аватара древнеукраинского Вишеня, Кришан, тоже имел более десятка имён, одно из которых — Гопало»

...Вообще-то Андрухович — известный выдумщик и мистификатор. Тем сильнее было изумление, когда я набрёл в Интернете на реальный сайт реальной Школы Боевого Гопака, возглавляемой создателем (точнее, как выяснилось позднее — воссоздателем) диковинного боевого искусства, тренером и мыслителем из Львова Владимиром Пилатом. Книгу Пилата удалось раздобыть в Москве — у молодого российского политолога с украинскими корнями.

...На протяжении 360 страниц формата B4 передо мной разворачивалась давно забытая, но упорно восстанавливаемая начиная с середины 80-х уникальная доктрина воинской касты древней Украины — Боевой Гопак. Знаменитый казачий танец гопак оказался способом «заархивировать» и сохранить, в виде якобы плясовых движений, почти эзотерическую военно-педагогическую систему. Сразу бросились в глаза интригующие картинки. Монография обильно иллюстрирована схемами боевых стоек и позиций для борьбы в партере («присядки», «ползунцы»), ударов рукой («стусанов») и ногой («копняков»), и более сложных элементов. Голый по пояс чубатый атлет в шароварах раз за разом взлетал в воздух, чтобы в немыслимом пируэте поразить нижними конечностями одного, а то и сразу двух хрупких русых юношей в самбистских борцовках.

Мне как дотошному читателю, в нежном возрасте немного позанимавшемуся восточными единоборствами, кое-что в схемах показалось знакомым. То, что не сводилось к диснеевским сальто-мортале, напоминало некоторые приёмы карате, ушу, муай тай. Впрочем, это нормально. В самбо, разработанном в прошлом веке Василием Ощепковым и Анатолием Харлампиевым, тоже немало взято из дзюдо и среднеазиатских единоборств. Однако собственно «физкультурная» часть занимает едва половину объёма монографии. В остальной части книги Верховный Учитель Боевого Гопака, как называют его авторы пяти (!) открывающих книгу рецензий, излагает историю развития и ритуально-идеологические основы национального боевого искусства. Возник украинский народ, по мнению пана Пилата, довольно давно. «...Ориньякская эпоха (40 000 — 23 000 лет до р. Х.) ознаменовалась бурным культурным развитием нашего общества». Трамплином планетарной истории является Северное Причерноморье от Танаиса, под которым здесь понимается Днепр (вообще-то у греков так называлась река Дон), до Карпат. Анализ происхождения слова «гопак» приводит автора к неоспоримому выводу: «Мифологическая сущность корня-слога «Го» скрывает в себе огромный пласт информации, которая подтверждает мысль, что именно Украина была колыбелью человеческой цивилизации». «Название города Иерусалим означает «Е-рус-алим», то есть поселение племени русов... Назарет — город на заре. Галилея — город, где проживали галлы, предки галичан...».

История других народов плавно выстраивается в цепь заимствований ими сокровищ древнеукраинской культуры. «Боевая культура вавилонян была взята у шумеров и их надднепрянских предков». «Пришлись по душе грекам и Олимпийские игры, а с ними и весь пантеон богов. То, что доныне сберегли греки, суть язык и культура протоукраинцев, правда, частично трансформированная через греческий менталитет».

С отмеченной рецензентами научной достоверностью автор описывает армейские навыки и умения легендарных средневековых казаков-характерников. «Переосмысливая способности характерников сквозь призму современного мировоззрения, можно твёрдо сказать, что казакам была известна магия, телекинез, левитация, телепатия, гипноз, суггестия». Украинская история распаковывается автором преимущественно как череда драм. Так, «разлад между древними украинскими племенами на территории Италии — трагическая страница в истории украинского народа». Главная катастрофа произошла всего лишь тысячелетие назад. «Разрушительный удар по боевой культуре нашего народа нанесло христианство, введённое князем Владимиром в 988 году». «Христианство разрушило первооснову мировоззрения воина... Страх перед грехом во имя спасения собственной души («не убий») парализовал волю к борьбе с врагами украинского народа». (Здесь я задумался — а не является ли концептуальным псевдонимом фамилия автора книги?)

И далее, «с раннего детства я знал <...>, как жестоко обокрали нас московиты, как оболгали москали нашу историю; как миллионы украинцев уничтожали только за то, что мы — украинцы — являемся правопреемниками Киевской Руси, за то, что мы во все века добивались торжества правды». Склонность москалей-московитов к зверствам объясняется плохой наследственностью: «На мой взгляд, ответ надо искать в памяти крови московитов. Гены андрофагов (которым приписывали даже людоедство) и сегодня доминируют над примесями славянской крови». В этом месте автор данных заметок испытал некоторое облегчение нараставшего было комплекса национальной вины. У меня ведь отец — этнический украинец, а значит, и кровь моя чище, и вина в два раза меньше, чем у остальных андрофагов. ...Какими же должны быть сами украинцы? Обращаясь к молодым соотечественникам, пан Пилат призывает, в частности: «Соберите все богатства и всё золото мира. Станьте владыками бытия, и этим вы прославите Украину». Украинцы должны отринуть христианство с его капитулянтским «не убий» и вернуться к родному боевитому язычеству. Они должны быть верными гопаковцами и непримиримыми националистами. «Я призываю вас <...> стать теми, чей взгляд всегда ищет врагов своей Отчизны», «...уничтожайте врагов своего народа. Очищайте Отчизну от пришлых злодеев». А ещё, вероятно, украинцы не должны изучать мировую историю. Ведь излишнее знакомство с той же ориньякской или, скажем, эллинистической эпохой может, того и гляди, ослабить их боевой дух. Между тем я знаком, и довольно близко, с рядом представителей нового поколения украинцев — деятелями искусства и журналистами, патриотами своей молодой державы. Неужели в них есть хоть что-то общее с человеческим типом, воспетым в труде пана Пилата?

Они другие. Я вижу это, когда во время совместных проектов мы с ними садимся потолковать о культурных и политических новостях за рюмочкой горилки с перцем или «Столичного доктора» — в зависимости от географии очередной беседы. Но есть Учитель, желающий сделать украинцев такими. А у него есть Школа.

Игорь Сид,
8-й кю по карате киокушинкай-кан

Дата публикации: 13:44 | 23.09


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.