Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2004/7-8/op/5


Кровавое мочилово

Внешность обманчива. И внешность книг тоже. Глядишь порой на обложку и думаешь: под нею — милая, полная лёгких эротических и батальных отступлений повесть о приключениях отважных красавиц волшебниц, стерегущих наши реки, леса, селенья и их населенье от сил тьмы. А откроешь, и выяснится: там ироничная и страшненькая история про то, что, где ни окажись русский гуманитарный технолог, там непременно ошивается какая-то мерзкая, пакостная нечисть. Ну и приходится её — того. Но непросто это. Непросто...

Олег Дивов, Ночной смотрящий,
М.: ЭКСМО, 2004

СИЛЬНЫЙ ГУМАНИТАРИЙ С ОРУЖЕМ В РУКАХ

О гуманитарных технологах принято думать, что работа у них в общем-то непыльная. И это, до известной степени, так и есть. Компьютеры, документы, презентации, роад-шоу, переговоры, исследования, красивые, аккуратные слова. Развитие общественных связей, above the line, below the line, консалтинг... Нет, понятно, что и в этом деле не обходится без крови, пота и слёз, но это слёзы, кровь и пот миру обычно почти невидимые. Вот потому-то, наверное, в книгах вся слизь, грязь и мерзость выпадает гуманитарному технологу обязательно на отпуск. Собирается человек мирно уток крупной дробью пострелять, ан выпадает ему лить серебряные пули и тесать осиновые колья.

То есть я не собираюсь пересказывать сюжет, а толкую о том, что действует наш герой в обстановке, наглая недружественность которой прёт буквально из всех щелей, и, заметьте, не в офисных оконных рамах, а в стенах скотных дворов, окраинных дощатых бараков, да мало ли из каких ещё немытых щелей она прёт... Гуманитарный технолог в экстремальной ситуации с угрозой жизни и здоровью за пределами своей профессиональной компетенции — так называется ситуация, в которой оказался наш герой-столичный журналюга.

Позвольте, поинтересуются иные читатели: а имеются ли солидные резоны именовать журналиста гуманитарным технологом? Так ли уж очевидно это тождество, так ли явно?

Да, ответим мы, для нас — явно и очевидно. Другое дело, что не любого журналиста можно принять в этот цех. Да и многие из тех, кого можно, пока ещё видят себя в нём не слишком отчётливо. Может быть, потому, что по ТВ их так ещё не назвали...

Вот и наш герой не спешит самоопределиться в таком качестве, тем более, что в жёстком переплёте, куда он угодил, умения и инструменты его профессии применить удаётся, мягко говоря, далеко не всегда. Уместны скорее его качества: сильная воля, верность слову, владение боевыми искусствами (меткая стрельба, согласитесь, тоже искусство), способность к анализу, а также то, что называют «креативностью», то есть творческий подход к решению задач...

БОЕВЫЕ ЗАДАЧИ

По ходу книги они возникают вновь и вновь — постоянно. И надо сказать, герой не так уж плохо с ними справляется. Придумывает план пленения терроризирующего окрестности жуткого «зверя» и в дальнейшем не только приручает его, но и делает одним из незаменимых борцов за правое дело. Начинает расследование таинственных и зловещих событий, парализующих ужасом жизнь в безымянном областном городе. И наконец, становится одной из ключевых фигур в добровольной спецкоманде, кладущей ужасу конец...

А ведь дело ему приходится иметь с народцем весьма и весьма непростым, описанным автором со вкусом и вниманием к деталям.

Мало того, что «Катя любила делать это медленно», и, подставляя стакан под струю крови, бьющей из артерии только что оглушенного ударом бомжа, жадно этот стакан выпивала. Мало того, что «комплекцией вервольф напоминал мальчишку-подростка... с отвратительно жилистыми конечностями», с тошнотворными кистями рук, с «плоской, с торчащими наружу клыками, тяжелыми брыльями — гадкой чёрной мордой» (короче, «с первого же взгляда на это существо тянуло блевать и убивать»). Так ведь ещё и вот какие попадаются персонажи: «Мастер» не был похож на живое существо. В цементе утопало (видите — всё более чем по-взрослому!) по пояс человеческое туловище, увенчанное нечеловеческой головой. Ближе к собаке, чем к обезьяне. Жуткий лысый череп покрывали неровные обрывки пергаментной кожи. На торчащих вперёд челюстях висели ошмётки мяса»... Вот такая компания.

Не менее колоритны и другие, скажем так: не омерзительные — участники событий. Тут и переломавшийся бывший ночной изверг Игорь Долинский, а ныне «ночной позор» вампирьей своры, спасающий тех, кого ещё можно спасти от злой доли нелюдя. Здесь же и безжалостно очищающие город от нечисти тайные агенты-алкоголики капитан Котов и сержант Зыков, чья ржавая «Волга» не знает преград, а обрезы — промаха. Неподалёку и насквозь коррумпированный милицейский генерал, в нарушение инструкций приказавший: «Мочить!». И главный местный бандюган (по совместительству — депутат), проплачивающий полив улиц святой водой...

То есть среди важных участников жутких событий ни фей, ни красоток-ведуний нет и в помине. Ну а все прочие — это либо очумелые от страха вооружённые обыватели, либо несчастные жертвы, бестолково барахтающиеся в окружающем — чём?

«Да, массовый российский читатель уверен, что его жизнь — дерьмо. Ему это вколачивают в сознание уже двадцать лет. Он отбрасывает газеты, включает телевизор, но оттуда идёт то же давление, ещё более эффективное... Раньше бездарно убеждали, будто кругом рай земной и коммунизм вот-вот. Теперь одарённо внушают совершенно противоположное. И куда бедному крестьянину податься?» Действительно — куда? Остаётся только захлопнуть ноутбук, выйти в сени и посмотреть наверх, где «в дальнем углу чердака он спрятал от себя пол-литра хорошей водки»... Замученному непонятками крестьянину, может, и да. Но нет, не таков журналист Лузгин!

Герой Олега Дивова, да и сам автор смотрят на свой мир (а отчасти и на наш) хоть и искоса, но не без надежды. И даже не без любви.

Не случайно же, в самом деле, в конце концов и в городе, и в жизни неоднозначно положительных героев всё очень неплохо устраивается. И даже та самая Катя, что любила делать это, обретает не только новую — добрую — жизнь, но и счастье, близкое к семейному...

НУ И ЧТО, ЧТО ФЭНТЕЗИ?

Было бы слишком просто сказать, что новая книга Олега Дивова про то, что не худо бы нам, дамы и господа, научиться крепко стоять в боевой стойке, метать ножи и палить из помпового. Не меньшим упрощением было бы и заявить, что вообще-то освоение философии и этики воина есть один из ключей к эффективному овладению ГТ-инструментами. Всё это верно, но книга Дивова, скорее, о бессвязности, плодящей легионы монстров. И о том, что одна из миссий гуманитарного технолога (пусть даже и журналиста, который сам себя так называть избегает) в том, чтобы, творя узлы связности и мобилизуя обретённых союзников, наносить поражение злу.

Как это удалось герою Олега Дивова, легко узнать, прочитав его книгу. А ведь у зла и кулаки натружены, и клыки крепки. И живёт оно, к сожалению, не только в страшилках и пугалках. Потому-то и ходят по земле мало кому известные ночные смотрящие. И дневные тоже.

Дата публикации: 06:41 | 23.09


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.