Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Война. Боевые исскуства. Тренинг. / Оперативный простор

Гуманитарные технологии средних веков–2


Вечное сияние «тёмной» эпохи. Вторая серия.

Алексей Ширшов
группа развития «Со-Общения»
shirshov@soob.ru
Версия для печати
Послать по почте

Журнал «Со-Общение» продолжает публикацию статей цикла сборников ГТ-кейсов, собранных из различных исторических эпох. В прошлом номере мы обратились к Великим Средним Векам. В этом мы снова исследуем гуманитарно-технологические пространства той эпохи, подарившей нам рыцарей, ордена, университеты, корпорации ремесленников и братства мастеров.

МЕЧ И ЗНАimКИ СРЕДИ ВЕКОВ И ХАОСА

Средние Века. Расцвет христианства, шабаши ведьм, Крестовые походы, рыцари, трубадуры, монашеские ордена, любовь к Прекрасной Даме, чума, готика, поиски Святого Грааля и философского камня, госпитальеры, тамплиеры и розенкрейцеры.

Раннее средневековье — это история социального дизайна, результат которого — переход от порядка собственников, оформлявшегося в античную этику гражданства и государственности, к порядку «держателей», оформляющемуся в корпоративную этику личного служения и личной верности.

Сергей Аверинцев указывает на то, что феодальный порядок вышел не из недр рабовладельческого порядка, но сформировался из полного беспорядка. В окружении хаоса порядок удерживался через сложную и жесткую систему церемоний, символов, знаков, кодексов поведения и мышления. Честь — верность слову, присяге, связность слова и дела — стала непременным и важнейшим атрибутом управляющего класса — аристократов.

При этом власть знаков, их «настоящесть» была поразительной. Так, например, византийские полководцы, уподоблявшиеся ангелам — воинам Бога, были евнухами, то есть в известном смысле — почти бесплотными.

ПРОИЗВОДСТВО ЗАБОТЫ, РЕПУТАЦИЙ И ВОЮЮЩИХ ЗНАНИЙ

Средневековая Европа — лоскутное одеяло княжеств, монастырских угодий, королевств и городов. Поэтому процветают сети, уже тогда вполне гуманитарно-технологические. Их единство обеспечивается латинским языком, целями, культурными предпочтениями и местом в Истории.

Всем известны сети знаменитых монастырей, прославленных университетов, сети городов-побратимов, ордена — монашеские, рыцарские и мистические. Например, орден тамплиеров — рыцарей Храма — создавался как союз людей, видящих свое предназначение в заботе о паломниках.

Очень скоро неуклонное следование целям привело орден к капитализации: его члены основали крупные банки, поддерживаемые дипломатической деятельностью Ордена, и обзавелись веером важных деловых и политических связей, обеспечиваюших коммуникацию королевских и княжеских Семей.

Другой пример — средневековые университеты, изначально появившиеся как со-общества друзей познания и учения. Само слово «universitas» и означало «сообщество».

Первые университеты — это сама бедность. Слушатели сидели на соломе, на грубой скамье. Лучший случай — это когда университет смог сыграть на конкуренции церковной и светской власти внутри городских стен. Не имея территориальной привязанности, университарии — студенты и преподаватели — странствовали по университетам и лекциям из города в город, осуществляя коммуникацию между городами.

Преподаватели могли кормиться за счёт подарков студентов и покровительства городских властей, а также за счёт даров от короля, иногда — весьма странных: в виде передачи университету привилегии взимания винной пошлины. Достаточно быстро «кормящие матери» — alma mater’ы — превратились в замкнутые кастовые корпорации, зарабатывавшие на увеличении престижа города и короля, создавая репутационный капитал.

Кстати, студенты и преподаватели были самой «отвязной», как сказали бы сейчас, группой средневекового общества. Но многое прощалось друзьям познания: погромы в тавернах и трактирах, драки-диспуты и уличные битвы с бюргерами. Ведь общество понимало: за истину надо сражаться, а территория знаний — это поле войны.

Вскоре, после институционализации в рамках городов, университеты стали средством развития государственной власти, производящим человеческий капитал в виде управленческих кадров и охотников на ведьм. Появление студентов в средневековых городах стало вызовом для общества того времени, ведь это были люди нового качества. Сдвигая рамки и правила жизни и деятельности, вскоре, уже в Новом времени, университеты стали выполнять государственные и иные заказы на создание систем норм, сертификации и стандартизации.

ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЕЙ И ФИЛОСОФСКИЕ БИЗНЕСЫ

Университетская среда предложила новый тип карьерного продвижения. Он основан на экзамене, проложившем дорогу между выбором по жребию, использовавшимся в греческой демократии, и отбором по рождению, использовавшимся часто и доселе практически везде. Эта новая гуманитарно-технологическая сфера сначала была заклеймена церковью.

«Продавцы слов», — обличал новых интеллектуалов святой Бернар, требуя возврата знаний и обучения в монастырские рамки. Ещё две группы «продавцов» долго клеймились Церковью как неугодные Богу: это продавцы времени — купцы и ростовщики. Слово-Знание, как и Время, принадлежат Богу и Церкви, поэтому свое оправдание и толчок к развитию эти деятельности приобрели лишь после того, как они были признаны Церковью через рефрейминг — смену рамок.

Университетские корпорации часто освобождались от ночного патрулирования и военной службы, поскольку знание-перо приравнивалось к доблести-мечу. Для средневекового философа Абеляра, лидера самых дерзких и амбициозных студентов, диалектика — это арсенал, аргументы — оружие, диспуты — сражения. И это не просто риторический прием. «Они — Знание, Вера и Рыцарство — представляют собой три сословия, и рыцарство призвано защищать и оберегать два других. Равноценность рыцарства и учености, выражающаяся в том числе в склонности признавать за докторским титулом те же права, что и за званием рыцаря, свидетельствует о высоком этическом содержании рыцарского идеала. Именно поэтому почитание высокого стремления и отваги ставится рядом с почитанием высшего знания и умения; люди испытывают потребность видеть человека более могущественным и хотят выразить это в твёрдых формах двух равноценных устремлений к высшей жизненной цели», — пишет Йохан Хейзинга в «Осени Средневековья».

Честь и доблесть — это то, благодаря чему первые аристократы-рыцари смогли выстроить на завоёванных ими землях человеческие машины из крестьян. Управление крестьянскими мотивациями позволило им производить прибавочную стоимость и вынудило овладевать различными управленческими знаниями и онтологиями. На помощь пришли люди знания — книжники, странники, монахи, ставшие консультантами. И так как средневековая история идей — это история борьбы кланов Платона и Аристотеля, то неудивительно, что хозяйства тогда делились на «платонические» и «аристотелианские».

ФОРМЫ ОБЩЕСТВЕННОЙ СВЯЗНОСТИ И ГУМАНИТАРНОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ СХЕМЫ

Средневековая Европа и её оргструктуры образовались на стыке Римской империи и варварских племён. Лагманы германских племён — изобретатели и хранители обычаев — помогали утверждению и возвышению новой знати — семей конунгов, выросших из предводителей дружин-ватаг.

Конунг и его род начинают строить крепости по чертежам лагманов и обрастать волосами — длинные, до плеч волосы и особая одежда и оружие становятся знаками принадлежности к королевскому роду. Следующий этап возвышения конунгов — приобщение на правах кондотьеров к политической культуре Рима и принятие христианства.

Необходимость повышения градуса общественной связности вызвала к жизни институт вассалитета — градации знати по степени близости к государю. Передача земельного владения (феода) вассалу — ввод во владение — носила название инвеституры и сопровождалась передачей символического предмета — жезла, кубка, меча, ножа, перстня, знамени.

Инвеституре предшествовала торжественная церемония вступления в вассальную зависимость — принесение оммажа (от французского l’homme — «человек») — во время которой вассал признавал себя человеком сюзерена. При этом он приносил клятву верности, запечатляемую сплетением рук — рукопожатием — и поцелуем уста в уста.

Служение, как можно понять из ритуала, есть со-служение. Вассал и сюзерен как сослуживцы равны по отношению к чему третьему, высшему — небесному Сеньору. И только обмен дыханием, как и обмен кровью, делал вассала и сюзерена равными.

Тело в средневековой культуре — это не только вместилище души, но и символическое место, где свершается — во всех своих формах — человеческое предназначение.

Князья-рыцари содержали особую службу, ведавшую управлением знакоткаными процессами — многочисленными церемониями, изготовлением знамён, проведением турниров, написанием песен.

Развитие феодальной системы в X–XI веках ознаменовалось массовым строительством замков, владельцы которых — шателены полностью овладели землей и её тружениками. Период возникновения сети владений назвали инкастелламенто — «озамкование».

Честь — верность слову, присяге, связность слова и дела — стала атрибутом управляющего класса — аристократии

Военная аристократия переквалифицировалась в управленческую, а «ивестиции» земельным капиталом перевели человеческий ресурс — «недочеловеков» — в человеческий капитал — человеков, означенных предназначением. Это — про вышеописанный оммаж и инвеституру. Кстати, франкская династия Каролингов имела кроме обычных вассалов ещё и духовных, обязанных молиться за благополучие империи и помогать сюзерену советом (!). Вассал — это и консультант. И здесь мы снова вспоминаем Рим с его царём-пресулом (praesul — в переводе с латыни «танцующий, прыгающий впереди» — прозвище Марса) и консулами-советниками, прыгающими вместе с царём (consul — в переводе значит «танцующий, скачущий, прыгающий вместе с...»). Средневековое общество — это сеть сообществ. Ведь оно состояло из многочисленных сообществ — цеховых корпораций ремесленников, купеческих гильдий, торговых домов (так назывались семейные купеческие компании), паевых товариществ (складничество, компаньонаж, комменда), братств мастеров.

Высший уровень — торгово-политические союзы, например Ганза, державшая под тотальным контролем североевропейскую торговлю до начала XV века. Или Венецианская морская держава под управлением людей «Золотой книги» — представителей знатных семейств Венеции. Каждое со-общество внутри себя имело некие институты, развивавшие его связность.

КОРПОРАТИВНЫЙ БРЕНДИНГ

Каждый ремесленный цех имел своего духовного патрона, а также корпоративную церковь и часовню. Мастера не только обучали подмастерьев ремесленным навыкам, но и были их наставниками-гуру, задавая модели в том числе и бытового поведения.

Цехи создавались не только для коммуникации мастеров и создания преемственности поколений, но и для победы качества. Знак, наносимый мастером корпорации на изделие, — бренд был гарантом наличия в этом изделии чего-то сверхматериального по отношению к изделию, материальной вещи. «Знаки, кроме воздействия, оказываемого их назначением, сообщают нам нечто большее», — так говорит о знаках Августин Блаженный.

Знак, наносимый мастером корпорации на изделие, — бренд — был гарантом наличия в этом изделии чего-то сверхматериального

Знак в средневековой традиции — это знамя и знамение. Кстати, знамя в древних армиях часто заменяли боевые значки, ставшие прототипом лейблов. Возвращаясь к слову «бренд», мы можем обратиться к его этимологии. Оно происходит от английского «burn» — гореть, а «burn» в свою очередь — от звукоимитации «быр-быр-быр» (так клокочет кипящая вода). Люди, работавшие с огнём, — кузнецы — одна из самых привилегированных каст. Их огненное искусство изготовления холодного оружия приравнивалось к магии и считалось достойным занятием даже для коронованных особ. Корпорации константинопольских мастеров, снабжавших роскошью Европу, подчинялись градоначальнику — эпарху. А корпоративные кодексы чести были сведены в «Книгу эпарха». Глава корпорации отвечал не только за соблюдение профессиональных правил, но и за следование нормам морали в рамках целой сети обязательств и ограничений. Так создавалась корпоративная и бренд-идентичность.

И именно на рынке роскошных товаров были важны кодексы, ведь роскошь — это по определению избыточные товары, «пустотные», «ненужные». Поскольку их существование обеспечивается не материальными потребностями, но более высокими, «воздушными». Или виртуальными в прямом значении этого слова. Ведь virtus — это сила, мощь-возможность, доблесть, добродетель, должное. Что и есть атрибуты элиты, аристократии.

Средние века закончились революцией сознания, правил и рамок деятельности и жизни людей. Пространство перехода историки назвали Возрождением. О нём — в следующем номере О-О.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Война. Боевые исскуства. Тренинг.
Тема номера
Со-Общники - Журналу
Редакция «Со-общения»
Десант из прошлого
А в вашем ранце лежит маршальский жезл?
Дмитрий Петров
Война и мiр. Вызов и ставка
Редакция «Со-общения»
Вот воин. Кто ты?
Ирина Шиманская
Война на моём столе
Сергей Переслегин
Сообщения
Формируется состав жюри премии «Медиа-Менеджер России» – 2005
Prофессия — уже год как в святках
Конференция «Брендинг. Игра без правил, или покушение на профессию»
Профессор Коттер выступит в Москве
Креативные блинчики от Bbdo Worldwide
Edouard Michelin на открытии завода Michelin
У России может появиться ещё один праздник
Актуальный сюжет
Слава умным и богатым!
Борьба с бедностью. С чем и за что?
Вячеслав Глазычев
Тотальный рынок
Александр Неклесса
Практика
Бизнес — это война. История и цена вопроса
Дело по таро
Алексей Тупицын
Бизнес а-ля Кастанеда
Роман Макушев
Бизнес, нарисованный чаем
Николай Кабанов
Философия карате-до как стратегия
Мацуура Рёсуке
Апология затраченного времени
Александр Скалозуб
Война и ритуал
Михаил Кутузов
Сладкая и полезная как бы отрава
Екатерина Чистякова
Тренер — доверять или нет?
Руфина Копылова
Всемирная История Тренингов
Ширхан Павлов
Стать и быть героем
Иткуль Кашапова
Оперативный простор
Э’федра. Опыт хаоса и того, чего нет
Редакция «Со-общения»
Оле-е-е-оле-оле-олее
Сергей Шубин
XXI век. Неужели он наступил?
Виктор Мизиано
Гуманитарные технологии средних веков–2
Алексей Ширшов
Идеология меча. Разделяй и связывай
Алексей Афанасьев
Кровавое мочилово
Эдуард Михневский
Не говори гоп
Как мы делали этот номер...
Редакция «Со-общения»


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.