Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Война. Боевые исскуства. Тренинг. / Актуальный сюжет

Борьба с бедностью. С чем и за что?


Вячеслав Глазычев
доктор искусствоведения, профессор МАРХИ
glaz@mgsk.ru
Версия для печати
Послать по почте

Главный ресурс бедных — активное меньшинство.
В июле 2004 года в Кирове прошёл ежегодный форум «Стратегии регионального развития», посвящённый теме «Борьба с бедностью». Переговорную площадку, посвящённую технологиям этой борьбы, возглавлял Вячеслав Глазычев, президент Межрегионального общественного фонда «Институт города». В этом номере мы публикуем интервью с Вячеславом Леонидовичем по результатам форума.


— В статье, предваряющей форум, вы пишете: «Мы не стали жить хуже...». Тогда почему тема борьбы с бедностью сегодня так актуальна?

— На протяжении истории России процент бедных был больше, чем сейчас. Но до недавнего времени в стране эта тема была табуирована.

Во-первых, идеологически: в СССР не могло быть бедных, а вести неофициальные исследования было почти невозможно. Чтобы затруднить анализ происходящего, в Союзе часто перекраивались границы губерний и областей. Тем не менее тогда мне удалось установить, что, например, Рязанская губерния между 1919 и 1929-м годами потеряла около полутора миллионов человек. Конечно, эта работа не могла быть ни признанной, ни изданной.

Во-вторых, психологически: задавался стереотип, что соль и суть профессиональных цехов составляет интеллигенция высшего звена. Какой-нибудь Пластов мог тащить по коридору Академии Художеств авоську с купюрами, демонстрируя: смотрите, сколько я стою, и никого не интересовало, сколько художников едва сводило концы с концами. Студенчество в это время выживало в основном за счёт родительских продуктовых посылок и денежных переводов. А пенсии... Моя матушка до самой своей смерти в 1983 году получала как вдова погибшего на фронте максимум сорок шесть рублей. Таким образом, перекладывание содержания бедных на плечи тех, кто был как бы не совсем беден, было постоянным алгоритмом.

С тех пор мало что изменилось, хотя сегодня пенсионеры получают значительно больше пропорционально к работающим. Главная зона бедности не пенсионеры, а как раз работающие, и в этом новизна ситуации, хотя и относительная. Впрочем, в сопоставлениях «раньше/теперь» смысла не так уж много. Пора выбираться из состояния «здесь и сейчас» в конкретное завтра, определяемое в значительной степени тем, что надо научиться мыслить большой и слабонаселённой страной, в которой ещё лет двадцать население будет сжиматься. Исключениями будут, пожалуй, только Краснодар и Московская область. Ну а сжимающееся население требует смены парадигмы планирования, нового проектирования.

Общество расслаивается, и уже возникает вопрос: «Где возникнут зоны трущоб?» И тут же встаёт задача картирования бедности. Исследованиями в этой области занимались только три группы: моя в ЦСИ ПФО, группа ЦСР СЗФО и группа Плюснина в Новосибирске. Выяснилось, что в результате «демографического сжатия» должен исчезнуть один малый город из трёх — на него не хватит народу. А за этим придёт потеря статуса — административного ресурса... Впрочем, для создания технологии полного картирования нужно продолжать пилотные проекты показывающие, что это такое и как это нужно делать. С осени я начинаю такой проект в группе районов Кировской области, выбирая районы, где начальство не только готово к изменениям, но и способно поддержать проектную деятельность.

Вторая задача — подготовка специалистов. Надеюсь, что с будущего года нам удастся организовать магистратуру как второе двухлетнее образование. Ну а пока — без подготовленных людей и отлаженной технологии — мы в случае с бедностью знаем «среднюю температуру по больнице», что ничего нам не даёт.

— Сколько лет вы отпускаете на формирование технологии и подготовку специалистов? И откуда придут люди к освоению новой технологии?

— При хорошей организации дела за пять лет можно получить триста необходимых для этой работы человек. Это люди из регионов обязательно с разными исходными квалификациями по первому высшему образованию: географы, экономисты, юристы и многие другие.

Технологии исследования пространств и их картирования воспринимаются как простые, но так только кажется. Инструктируя студентов, готовя их к исследованиям малых городов, я выяснил, что понимания у них возникло не более чем на 10 процентов, и в результате — данные с большими перепадами.

Для выработки стандартов нужны две части: технология как надстройка и её методический фундамент. Пока не существует ни того, ни другого. Есть надежда на прорыв в девственной территории Южного федерального округа, абсолютно не затронутой систематическим анализом. Его нужно делать и там же внедрять технологию и проектирование в конкретных местах с поправкой на опыт, ошибки и неудачи. Тогда получатся программы регионального развития. Эта работа вдохновляет, особенно если привлечь сильные университетские школы Ростова и Новочеркасска.

— Тема бедности муссируется так, что многие продолжают, а иные начинают ощущать себя бедными. Но ведь бедность не столько в кошельках, сколько в головах.

— В Кировской области есть посёлок, перед которым вырыта яма, а рядом с ней лежит груда гравия. Яма — препятствие для проезда машин к магазину. Доезжая до ямы, люди высаживаются и идут ещё 300 метров туда, а потом — обратно. Восемь лет жители пишут письма в инстанции, но не могут взять да и забросать яму гравием. Они считают, что вопрос должно решить исключительно начальство. На форуме я вёл круглый стол по теме «Линия нищеты и отчуждения». Нищета — вычислима, локализуема, конкретна, а бедность — относительна. Кто-то по отношению к кому-то всегда беден. Кстати, впервые формулировка «борьба с бедностью» была выдвинута администрацией президента США Линдона Джонсона в 1974 году. Была даже создана программа борьбы с бедностью, хотя и безрезультатная: сколько было в США бедных, столько и осталось.

Так что, повторяя американский лозунг, нужно всё же определить, с чем бороться и за что.

Есть несколько технологий, способных за счёт грамотного манёвра средствами уменьшить нищету. Но ни понять, ни оценить нищету администрации не способны: без вовлечения экспертного сообщества и вменяемых общественных организаций эта задача не решаема.

Ведь и во всём мире по документам получается одно, а по жизни — другое. Существуют не очень эффектные (как безработный на «Мерседесе»), но реальные примеры преодоления нищеты за счёт энергетики людей, нашедших ниши и отстроивших типы деятельности: кто-то клубнику на рынок выращивает, кто-то из опилок плиты делает — таких примеров немало. Но пока их никто не обобщил.

Во время ваучеров обозначилась разница между сильно пьющей частью России и просто выпивающей. Пьющая часть к открытию сберкасс выстроилась в очередь для обмена ваучеров на наличные. Так прошла грань

— Но почему бы не внести в повестку дня тему «Повышение конкурентоспособности»? Ведь Президент в своих посланиях обозначал её как одну из ключевых.

— Тема актуальная, не случайно ей был посвящён форум «Стратегии регионального развития» в 2003 году. Есть несколько пространств, где мы ещё можем быть конкурентными: интеллектуальная и ряд интеллектуально-технологических зон. Но главная задача — навести порядок на помойке. Пример: в Астраханской губернии, с одной стороны, экологическая ситуация в области достигла критического предела, с другой — на селе четырнадцать человек на одну вакансию, а с третьей — в городе на одну вакансию один безработный.

Тотальная нестыковка, решаемая за счёт зоны общественных работ. Эта зона — одна из ключевых в борьбе с нищетой. Технологически она предполагает разворот мышления: вместо советского отраслевого подхода Минэкономики и развития и в региональных администрациях. В своё время технологию работы с нищетой предъявил Франклин Рузвельт. Вот это действительно была программа борьбы с бедностью! И обернулась она замечательной инвестицией в инфраструктуру, давшей возможность рывка. Это — блестящий пример, но его у нас не изучают. Он переворачивает экономические расчёты, представления, маркетинговые сюжеты и многое другое. Когда-то специалисты компании General Electric, затевая выпуск новых товаров (холодильников, стиральных машин), видели целевой аудиторией средний класс городов. Но основной вал покупок пришёлся на фермеров, жёны которых жаждали освободиться от домашних забот. Маркетингом занимались профессионалы, но, не видя социального контекста, они промахнулись. Это — следствие недопонимания того, как реальная жизнь влияет на важнейшие бизнес-процессы. Сегодня РАО ЕЭС нужны высококвалифицированные представители в малых городах, но они туда не едут. И чтобы управляющий поехал в малый город, необходимо изменить тамошнюю среду.

— А что правильнее: изменять среду под человека или дать шанс человеку самому строить среду?

— Слободской тип хозяйствования, принятый в Советском Союзе, создал человека, не имеющего права на формирование мира вокруг себя. Исключением стала эпопея создания садовых участков. Подписчики журнала «Приусадебное хозяйство» полностью исчерпывали ресурс осмысленного самообустраивания, проявленный через действие: создавались границы между участками, правила взаимодействия, распределялась ответственность. Сейчас этих людей в стране два — два с половиной миллиона.

Во время ваучеров жёстко обозначилась разница между пьющей частью России и просто выпивающей: пьющая часть к открытию сберкасс выстроилась в очередь для обмена ваучеров на наличные. Так прошла грань. Поэтому важна не «средняя температура по больнице», а величина, потребляемая теми, кто не является тяжёлым пьяницей. Крепкие хозяйства отбирают работников, безжалостно отбрасывая балласт. Две трети этого балласта вымрут, так как ни к чему непригодны.

Есть надежды на следующее поколение. К счастью, передача культурных норм через воспитание происходит с ошибками. Важно накопить критическую массу других людей. Они вызывают неприязнь, отторжение. Но они неистребимы...

Сегодня прослойка, необходимая для изменений в обществе, медленно, но верно увеличивается в результате естественного отбора как в процентном соотношении, так и абсолютном выражении.

Бизнес умножает активное меньшинство, делая из него слепки другой этики. Социальная ответственность бизнеса — умножать активное меньшинство

В результате исследований выяснилось: менее всего работают студенты из малообеспеченных семей, а наивысший процент работающих студентов — из наиболее обеспеченных семей. Они хотят независимости. Из них и будет рекрутироваться то активное меньшинство, о котором я говорю.

И крупный, и средний, и малый бизнес умножает это меньшинство, отбирая его, фактически делая из него слепки другой этики — другого отношения к труду. Дети тех, кто вошёл в успешные команды, имеют куда больше шансов на своё вхождения в успешные команды и создание таких команд. Социальная ответственность бизнеса — умножать это активное меньшинство.

— Значит ли это, что борьба с бедностью перестанет быть актуальной, когда эта прослойка разовьётся?

— Во всех странах бедные составляют 5--10 процентов. Для России важно движение к норме, в том числе за счёт прослойки активных людей.

Успешный бизнес сегодня не может избежать решения проблем бедности. В 2002 году на семинаре в Омутнинске участвовала одна энергичная дама — заместитель директора частной компании по социальным вопросам. Ей каждый день приходится иметь дело с бедностью. По её инициативе возникла школа молодых бабушек. Они первые выдавливаются с рабочих мест, и почти никто из них не умеет вести хозяйство. Рациональное ведение домашнего хозяйства — одно из могучих средств сокращения зоны бедности. Правильная диета, хранение продуктов, здоровье работают на прибавление бюджета. Но без мощного человеческого мотора такие проекты невозможны. Многие компании это делают, но не считают такую деятельность важной для PR-службы, а журналисты, как правило, не интересуются хорошими новостями.

Ещё одна технология — общественная занятость, даже если эти общественные организации будут обслуживать частные интересы руководителей городов и регионов. Кстати, некоторые из них не только решают задачу занятости своих сотрудников, но и реально участвуют в разрешении социальных проблем. Например, ребята из Российского Союза Молодёжи в Оренбурге отработали проект скорой социальной помощи. А ведь нужна была всего одна «Газель», чтобы группа могла объезжать отдалённые селения, доставляя продукты, необходимые товары, почту, которую перестали возить по причине нерентабельности... Этот проект возник на семинаре в городе Кувандык Оренбургской губернии. И авторы осуществили его, организовав эффективный диалог с районным начальством. Существует огромное число примеров таких успешных и полезных неформальных действий, а чиновники нередко играют роль общественных агентов. Их мало, но если таких чиновников и активистов видеть и им помогать, то есть шанс на рост их числа, их станет хотя бы в два раза больше, чем есть сейчас.

Муниципальные власти за текучкой забывают об общественной занятости. Человек, не имеющий ни копейки и при этом отказывающийся от общественных работ, в США попадает в прослойку, живущую на общественные талоны. Есть другие, которые скрепя сердце, эту работу выполняют, потому что им нужно кормить голодных детей. Жизнь — штука жёсткая, и даже самые мягкие технологии — жестоки, они отделяют овец от козлищ, и это — гуманитарная технология.

— В 2001 году в Ижевске участники оргдеятельностной игры по теме «Реформирование ЖКХ» пришли к выводу, что есть необходимость расселения населения города по социальным стратам. Как возможно этой стратификацией управлять?

— В Москве скверно то, что элитная застройка мозолит глаза. В цивилизованных странах нигде этого не увидишь. Создаются тихие, закрытые, невидимые для глаз дворики, прокладываются приватные подъездные пути...

А у нас, как наглые хорьки, возвышаются дорогущие многоэтажки. Видимо потому, что в Москве всегда рядом жили люди с разным уровнем достатка. Но и это не самое главное. Люди гораздо острее реагируют на различение внутри своей страты — здесь всякое «выпендривание» почти всегда чревато конфликтами.

Но заметьте, если это происходит на дачном участке, где зарождаются отношения ответственных собственников, эти конфликты постепенно исчезают.

Если отношения в неимущем слое перевести в формулу, движимую к логике жизни на четырёх сотках, то вы получите колоссальное смягчение отношений, а также проявление фигуры, способной самостоятельно обустраивать свою жизнь и мир вокруг себя.

Беседовала Руфина Копылова

 


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Война. Боевые исскуства. Тренинг.
Тема номера
Со-Общники - Журналу
Редакция «Со-общения»
Десант из прошлого
А в вашем ранце лежит маршальский жезл?
Дмитрий Петров
Война и мiр. Вызов и ставка
Редакция «Со-общения»
Вот воин. Кто ты?
Ирина Шиманская
Война на моём столе
Сергей Переслегин
Сообщения
Формируется состав жюри премии «Медиа-Менеджер России» – 2005
Prофессия — уже год как в святках
Конференция «Брендинг. Игра без правил, или покушение на профессию»
Профессор Коттер выступит в Москве
Креативные блинчики от Bbdo Worldwide
Edouard Michelin на открытии завода Michelin
У России может появиться ещё один праздник
Актуальный сюжет
Слава умным и богатым!
Борьба с бедностью. С чем и за что?
Вячеслав Глазычев
Тотальный рынок
Александр Неклесса
Практика
Бизнес — это война. История и цена вопроса
Дело по таро
Алексей Тупицын
Бизнес а-ля Кастанеда
Роман Макушев
Бизнес, нарисованный чаем
Николай Кабанов
Философия карате-до как стратегия
Мацуура Рёсуке
Апология затраченного времени
Александр Скалозуб
Война и ритуал
Михаил Кутузов
Сладкая и полезная как бы отрава
Екатерина Чистякова
Тренер — доверять или нет?
Руфина Копылова
Всемирная История Тренингов
Ширхан Павлов
Стать и быть героем
Иткуль Кашапова
Оперативный простор
Э’федра. Опыт хаоса и того, чего нет
Редакция «Со-общения»
Оле-е-е-оле-оле-олее
Сергей Шубин
XXI век. Неужели он наступил?
Виктор Мизиано
Гуманитарные технологии средних веков–2
Алексей Ширшов
Идеология меча. Разделяй и связывай
Алексей Афанасьев
Кровавое мочилово
Эдуард Михневский
Не говори гоп
Как мы делали этот номер...
Редакция «Со-общения»


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.