Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Литература. Бренд-стратегии. Прикладная история / Тема номера

Литература и история на клинке времени


Хозяева будущего владеют настоящим

Редакция «Со-Общения»
mail@soob.ru
Версия для печати
Послать по почте

Что это значит — понимать литературу как прикладную, эффективную историю? И какое отношение они обе имеют к бренд-стратегиям? Многое прояснится, если вспомнить, что вся мировая литература есть не что иное, как богатейшая коллекция больших и малых рассказов. А в русском языке «рассказ» и «история» — синонимы. А в английском «бренд» в одном из значений — «клинок».
Но это не единственная причина принять определение истории как рассказа о событиях будущих и прошлых, определяющего восприятие любого образа — человека, его машины, корпорации, автоиндустрии, державы и знаков её величия...


ИСТОРИЯ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

У слова «история» имеются два мерцающих, переплетающихся значения: история как научная дисциплина и история как рассказ. При этом важно, что при глубоком проникновении в обсуждаемую тему понимание истории как науки сводится к пониманию истории как рассказа. Ибо эта наука есть не что иное, как совокупность рассказов о её предмете — о человечестве, человеке, государстве, религии, языке... Бренде.

Ведь любой бренд — это в том числе и история или серия историй, описывающая субъект эффективного действия и позиционирования — корпорацию, автора, мастера...

И существует она не только затем, чтобы вызвать у людей воспринимающих образ, мысли и эмоции, побуждающие их к приобретению товара, но и с целью побудить их вступить в прямое со-общение с тем, что произвело этот товар. Иными словами, покупая часы Патек Филипп, мы со-общаемся не только со знаменитым женевским производителем хронометров, но и с особым миром людей, покупающих эту марку, с миром звезд, рекламирующих эти тикающие вещицы, с миром историй о них и их времени...

Но что является инструментом создания миллионов историй, участниками которых мы можем стать? И что есть средство создания Большой Истории, куда нас, возможно, запишут?

Литература. Текст, состоящий из литер — букв, начертанных знаков.

Одна из обыденных версий знакоткани.

Текст, населённый героями. И наделённый сюжетом.

Таким образом, брендинг — это пространство применения историй. А литература — технология их создания. Истории, зафиксированные в тексте, — инструменты достижения целей в брендинге.

— А как же видеоролики?

— А вы видели ролик, снятый без сценария?

НОВЫЙ ШАГ?

Мы живём в стране, история которой ещё не написана, и где нет инстанции, полномочной утвердить её окончательный вариант. Она переписывается. И будет переписываться не однажды и не одним автором.

Корифеи XX века (вспомним Институт «Анэнербе» — фабрику мифов Третьего рейха, один из инструментов воплощения его претензии на место своей истории в истории мира; вспомним и историческое трюкачествоКрасного проекта) немало потрудились в области эффективной истории... Да что тоталитарии? Сравните сведения о вьетнамской войне, массово доступные в Вашингтоне и в Ханое. Но то — первые шаги: изъятия из фото и включения в них, умолчания о событиях и их измышление... Уже сделан следующий: создана совершенно иная — совсем своя история.

Этот шаг совершил небезызвестный Анатолий Фоменко — ныне знатнейший из переписчиков.

Говорят, этот способный математик заслужил памятник за избавление человека от ига науки-истории, за свершение, так сказать, исторической эмансипации! А как иначе назвать размещение на полке в книжном магазине рядом с обычной историей — истории собственной. Что сделал Фоменко? Взял да издал 20 томов «Другой истории», где всё аргументировано и доказательно в той же мере, что и в учебниках, утверждённых соответствующими ведомствами. Где в подтверждение своих суждений автор приводит письменные источники, материальные свидетельства событий и сведения об астрономических явлениях, им сопутствовавших...

А ещё — описывает методы фальсификации данных, применявшиеся мастерами истории принятой: уничтожение старых книг, написание и «состаривание» новых, подмена дат. Звучит правдоподобно. Фоменко спрашивает: если бы вам нужно было изменить историю мира, что бы вы делали? Уничтожали бы старые книги, повсюду их разыскивая (для этого был создан «Индекс запрещенных книг») и одновременно печатая те, что содержат ваши версии событий. Причем сразу — энциклопедии. Не забывая при этом фабриковать каменные топоры, костяные наконечники, медные монеты и глиняные черепки с надписями и росписями.

Фоменко издал свою историю и стал не без успеха продавать, демонстрируя тем самым возможность творения множеств историй и их массового распространения далеко за пределами маргинальных субкультур! Так в публичном пространстве было утверждено право любого, кто дерзнёт, творить такую историю, какую охота!

Отдаёт ли Фоменко себе отчёт в том, что именно он сделал? Неизвестно. Да и не так важно.

Он просто издаёт и продаёт путеводители. И устраивает (за приличные деньги) экскурсии по историческим местам. Например, по Стамбулу(где, по Фоменко, распяли Христа). Или по Швейцарии (в замки тамошних русских казаков)... Так «другая история» обретает вещественно-материальное воплощение в пространстве, именуемом реальностью, — где ходят деньги, поют птицы, плещут волны и можно купить приличный автомобиль.

Или Александр Драгункин, в чьей истории языков именно русский — общий праязык. Его аргументы убедительны и необычны, но еще более убедительны и необычны успешные результаты обучения английскому языку по его методике. А она — методика — неотделима от онтологии — истории языков, а значит, и истории мира. И здесь именно тот случай, когда история эффективна, то есть обладает прикладным значением.

ПРИКЛАДНЫЕ СКАЗИТЕЛИ

Впрочем, мало ли людей умеют выгодно продавать истории?..

Вспомним Джорджа Оруэлла — «1984». Вспомним «Мы» Евгения Замятина. «Солдаты Вавилона», «Загляни в глаза чудовищ», «Все способные держать оружие» Андрея Лазарчука. «Око силы» Андрея Валентинова. «Человек в высоком замке» Филиппа Дика и множество других книг. (Не говоря уже о таких носителях, как «Броненосец Потёмкин» и «Иван Грозный» в производстве Эйзенштейна, «Царь Николай» в исполнении Жанны Бичевской и «Черчилль, Рузвельт и Сталин» в версии художника Владимира Мочалова — эти и подобные техники будут обсуждаться в последующих номерах.) Предъявляемая ими история — игра ума даёт хорошую технологию работы с историей-дисциплиной, не претендуя на вещание истин. Но вещая их.

Освобождение от власти чего-то есть исконный оселок многочисленных проектов. С ним можно работать всегда. Ибо здесь — выход на рефлексивный уровень. Здесь — вызволение себя или кого-то из-под гнёта само собой разумеющегося, лежащего перед миром как абсолютная данность... Здесь — обретение новых ресурсов, дополнительных возможностей, способности использовать то, от чего ты освободился, длядостижения собственных целей. В деле превращения в хозяина истории.

Не в этом ли подлинный смысл проекта Фоменко?

Но ведь автор (или авторы) работают не только с историями государств и народов, но и частных лиц — людей в личном качестве, — стирая, переписывая, дописывая... Причём постоянно.

Вспомним Кастанеду. Кстати, в отличие от Фоменко, этот маг личных историй не считает, что вместо одной истории следует непременно делать другую. Он предпочитает рефлексивную позицию, указывая, что человек может оставаться над личной историей и остаться её полновластным хозяином в любой момент. Не оставляя в ней ничего, что бы как-то его ограничивало. Таково одно из важнейших описаний сущности мага. У него нет истории. Он неуловим и неопределим.

Есть и менее сложные версии. Скажем, современные психотерапевтиче-ские техники (в их числе часто упоминают нейролингвистическое программирование), один из инструментов которых — рефрейминг (смена рамок представления о бытии, мире и себе в мире), снимает разнообразные личные ограничения, обусловленные фрагментами биографии человека. Например, существуют убеждения (возникающие в результате определённых событий), мешающие конструктивному ходу жизни человека. Но он избавляется от их, реинтерпретируя эти события. Его личная история меняется, а личность обретает новые возможности. Становится другой. И вместе с ней — человек.

Ведь каждый — не что иное, как его история. Как мир есть совокупность историй, рассказанных населяющими его нами; государство — набор рассказов о государстве; корпорация — серия внешних и внутренних свидетельств о ней.

Перепишите историю мира, и он изменится. Перепишите историю языка — возникнет другой народ. Заново расскажите историю человека — увидите новое лицо.

Многочисленные техники личностного роста, тренинги, работа над собой меняют и преображают нас и наше будущее. И, возможно, будущее миров, в которых мы живём и действуем.

КЛЮЧИ ОТ ТЕХ ДВЕРЕЙ

Думается, здесь уместно вернуться к литературе как инструменту описания (а значит, творения) грядущего и других миров, и обратиться к жанрам фэнтези и science fiction — «научной фантастике».

В чём их миссия? Не в том ли, чтобы возвращать человеку (но лишь постольку, поскольку он живёт в некоем обществе и мире) представления о множественности обществ и миров, о других реальностях, о перемещениях между ними, о возможностях магии в самом широком смысле. (Ведь когда говорят о «магии рекламы» или «магии НЛП», то на самом деле имеют в виду магию в её именно волшебном понимании, а не в каком-либо ещё.) То есть литература дает человеку вербальное объяснение (а он ведь не может без вербальных объяснений) неизмеримости его возможностей, способов саморазвития, которыми он в состоянии овладеть и распорядиться.

Одним из результатов этого саморазвития может стать превращение человека в бренд в том понимании, которое предъявляет современная футурология, например знаменитая работа Ролфа Йенсена «Общество мечты», где и сам бренд, и главный его капитал — это история. Не случайно Йенсен пишет, что уже скоро путешественники и географы начнут выискивать в дебрях Амазонии и Африки ещё не описанные племена, чтобы найти новые истории, пригодные для использования в брендинге.

ХОЗЯЕВА БУДУЩЕГО

Итак, оценка работ учёных-футурологов (тоже, кстати, творцов особого рода литературы), авторов-беллетристов, культурологов, литературоведов и собственно историков с гуманитарно-технологической позиции позволяет сделать вывод: история — один из мощнейших инструментов управления.

И значит, она управляема. Но возникает резонный вопрос: а что же управляет управлением историей?

Деятельность. А ею — ценности. Управление историей и управление с помощью истории (человеком ли, целыми ли народами) есть область и способ целенаправленной деятельности. Управление посредством истории есть средство повышения уровней продаж товаров, обретения популярности среди сограждан, стяжания уважения на международной арене, сплочения народов и поколений вокруг идей и людей.

Квалифицированный исторический конструктор полезен и применим в любой системе деятельности, ибо каждая из таких систем всегда связана, вопервых, с созданием тех или иных фрагментов будущего, а во-вторых, с управлением людьми.

Но каковы же способы, с помощью которых можно, используя прикладную, эффективную историю прошлого, творить будущее через человека?

Их множество.

История корпорации, предъявленная в книгах, брошюрах и статьях, опубликованных ею в рамках кампании по развитию общественных связей, побуждает покупать её товары. Вот оно будущее — потребитель пошёл и купил. И потом из миллионов покупок сложится благосостояние корпораций, а из миллионов отказов от покупки — их крах. И это изменит облик мира!

История группы политиков, донесённая до масс бесчисленными сценариями, интервью, листовками, текстами речей, сводками новостей, партийными программами, побудит избирателей голосовать за них. Они придут в парламент и правительство. И преобразуют страну.

История студента, изложенная в резюме, привлекает внимание! Он с успехом закончил солидный вуз, его диплом наделал шума, слухи о нём дошли до видных деятелей РОС-индустрии. И недавний школяр станет ответственным участником проекта, цель которого — тотальная реорганизация целой отрасли экономики. Она поменяет судьбу сотен бизнесов и сотен тысяч профессионалов.

Известно, что во многих корпорациях, научных институтах и государственных службах делаются многочисленные прогнозы относительно того, с какими технологическими инновациями предстоит иметь дело, что придётся есть, во что играть, какие стили одежды обретут популярность и какие материалы исчезнут совсем, на что надо сформировать спрос и как для этого переописать истории фирмы, вида топлива, продукта питания, сферы деятельности и так далее. И как включить в процесс смену бренда!

Стратегически мыслящие руководители компаний, городов, регионов и стран знают, что реализация таких целей окупит их расходы на знания и специалистов. И потому их девиз: «Мы изменимся, и мир изменится!» (А затраты скоро окупятся!)

Об этом писали Олвин Тоффлер и Станислав Лем. Любопытен сценарий фильма Спилберга «Artificial Intelligence», где события разворачиваются в декорациях будущего, специально разработанных с учётом их реального внедрения!

Но чтобы успешно внедрить что бы то ни было, важно, чтобы в это нечто поверили все покупатели (в широком смысле слова — ведь мы покупаем всё!), оно должно войти в их картину мира. Главная черта успешной истории — убедительность и привлекательность! Не случайно говорят: если сбылось предсказанное — возник продукт, созданный предсказателем. Остаётся лишь понять: что сделает этот продукт товаром, присутствующим в истории. Ежедневно производятся миллионы платьев и автомобилей. Но в историю попадают единицы — работы мастеров. Людей-брендов, меняющих мир, сметающих рамки. Людей, названных и признанных героями, прихвативших с собой в историю свои творения.

Именно их участие позволяет тысячам тщательно прописанных рассказов, созданных сегодня, обустроить завтра так, что в нём смогут произойти (за редким исключением) лишь те события, которые нужны заказчикам этих рассказов.

Вспомним изречение: «Кто владеет прошлым — владеет будущим». И предположим очевидное: владеющий будущим обладает настоящим. И, несомненно, прошлым. Ему принадлежат ключи ото всех историй, включая Большую Историю. Их могут заслуженно обрести и те, кто предъявит народам России — юной страны, которой не было, — образ будущего, который они примут и разделят в своей Истории.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Литература. Бренд-стратегии. Прикладная история
Тема номера
Logo-Yesss!
Дмитрий Петров
Литература и история на клинке времени
Редакция «Со-Общения»
Путь букв по следам брендов
Ширхан Павлов
Дружба мушкетеров при живых королях
Сергей Переслегин
Русская литература и государство в новом веке
Александр Гаврилов
Корпорация «Литератор»
Игорь Сид
Со-Общения
Со-Общения
Актуальный сюжет
Добро пожаловать на светлую сторону!...
Бренд & газ
Екатерина Коляда
Как поймать дух бренда
«Агентство эффективной культуры»
Практика
Паттерны связности в океане истории
Алексей Ситников
Brand-intrigue
Джон Долтон
Тренинг-фабрика подвига
Руфина Копылова
Развитие-шаг за предел реальности
Николай Ютанов
История как жизнь. История как история
Дмитрий Шушарин
Оперативный простор
Смешная история
Наталья Фомичёва
Гуманитарные технологии средних веков
Алексей Ширшов
Государство, созданное литераторами
Антонина Воронкова
Генератор и поле битвы брендов
Словесники
Евгений Лукин
No Logo = No Future
Общество спектакля занавешивается
Слово о слове
История чёрного охотника. Буква и приклад


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.