Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Литература. Бренд-стратегии. Прикладная история / Практика

Развитие-шаг за предел реальности


О пользе фэнтези в мире миров

Николай Ютанов
издательство «Terra Fantasica», директор
yutanov@tf.ru
Версия для печати
Послать по почте

Беседа с писателем-фантастом, редактором, издателем и гуманитарным технологом Николаем Ютановым, конечно, не случайна в этом номере. Она — о том, что такое фэнтези, об истории жанра, специфике русского фэнтези, предлагающего читателям альтернативные истории. Размышления о будущем литературы, её влиянии на общество и его историю, а также о том, чем может быть полезно чтение фэнтези и как превратить его в тренинг — из первых рук. Вернее, уст профессионала.

— Почему и зачем вы пишете и издаёте именно фэнтези? В чём миссия вашего издательства?

— Современный мир стремится быть принципиально реалистичным. Предельная приземленность обеспечивает статусную значимость любой персоны. Человеки, занимающиеся серьёзным делом, всегда предметны, конкретны, реальны, до смешного нетерпимы к фантазии. Гротескно самодостаточны писатели-реалисты. Человеки, как правило, избыточно самонадеянны: вот реальность, и только реальность, плюс сопровождающий её свободный вымысел. Но исторически мир изначально фантастичен. В бесконечном океане невероятного плавает островок-копейка настоящей реальности. Мир придумывался как фантастичный и лишь потом подвергался упрощению до реального. Но никак не наоборот.

Миссия издательства в течение всего времени его существования — представление изначальной и естественной фантастичности мира. Наша компания изначально позиционировалась как издательство фантастической и классической литературы. Фантастическая литература, безусловно, литература новая, инновационная, предназначенная для освоения и осознания неведомого. А классика... когда-то она тоже была фантастикой: Рабле и Дефо, Булгаков и Гоголь, мифы и апокрифы.

— Что в читателе затрагивает фэнтези и что она пробуждает?

— Прародителями фэнтези, безусловно, выступили классические сказочные истории-квесты. От сказок «Тысячи и одной ночи» до русских сказок-путешествий «Пойди туда, не знаю куда» или «Сказки о молодильных яблоках и живой воде». А они структурно восходят к деяниям героев античности. В основе фэнтезийного романа всегда лежит история магического путешествия. Герой совершает путешествия за горизонт привычной реальности. Выходит за пределы того мира-копейки, за абсолют и самоценность которого так упорно билась советская литература. Путь героя проходит через непременные небесные или подземные пажити, где у него появляется шанс пройти неведомую инициацию и обрести новое знание. Ну а если, пройдя через аркаду богов, герою удаётся вернуться в свою реальность и принести знание в свой мир-копейку, этот мир меняется, иногда катастрофически. Но его (мира) номинал резко увеличивается на бескрайнем поле игры миров. При этом, перефразируя Лоренса Даррелла, «реальность воссоздаётся заново». Собственно, «воссоздание реальности заново» и есть основная социальная работа, производимая романом-фэнтези. Но, памятуя известную притчу: не романа, содержащего атрибутику фэнтезийного действа, а романа, где вся эта атрибутика работает...

— Чем может быть полезно фэнтези управленцам, консультантам, гуманитарным технологам, госслужащим, студентам?

— От классических «Корабля Иштар» Абрахама Мерритта и «Сапфировой богини» Дэймона Найта к послевоенному «Темному миру» Генри Каттнера шло простое предложение для читателя: не жди, выбери тот мир, где ты будешь богат, знатен и ответственность за мир будет лежать на тебе... Несколько странная мотивация побега от действительности (вне формата«Как всё надоело!»), но предложение на побег присутствовало явно. Затем грянули 60-е годы и резко переформулировали задачу. Революция сознания породила несколько новых волн в искусстве и бизнесе. И одна из самых ярких — безусловно «новая волна» американской фантастики. В жанре фэнтези самыми яркими звёздами «новой волны» стали Урсула Ле Гуин и Роджер Желязны. Именно в их романах (в первую очередь в цикле о Земноморье и в Янтарных хрониках) была поставлена и решена задача о магическом путешествии, откуда герой приносит не только решения об изменении, но и умение, практику такого изменения.

Управленцам и консультантам, гуманитарным технологам и госслужащим, студентам и научникам — всем участникам социальной игры, кто поддерживает рамку развития, техники «объективного солипсизма» от магистров Ле Гуин и Желязны следует как минимум знать. А ещё лучше — осознавать. Хотя бы по принципу аналогий: любой ход на развитие — шаг за предел реальности. И понимать, что эти техники могут применены как их рыночным и управленческим сегментам, так и к ним самим.

— В чём специфика русского фэнтези?

— Замечательный испанский художник Луис Ройо в интервью, которое он дал «Независимой газете» на конгрессе фантастов России «Странник» в Санкт-Петербурге, так охарактеризовал русский характер: «Русские, как мне кажется, тоже не очень боятся смерти. Но вы относитесь к этой теме серьёзнее, трагичнее, монументальнее — севернее»1. Русское фэнтези имеет тенденцию к масштабности действа, высокой трагичности, запредельной сложности определяемой задачи и движению по грани жизни и смерти. Оно граничит с магическим реализмом и склонно к формированию если не абсолютных текстов, то гипертекстов. Русская литература всегда стремилась прописать мир. Эхо такого устремления присутствует во всех глобальных социальных или терраформирующих проектах России. Это и задает мотивацию национального интереса к глобальным задачам невероятной сложности. Русское фэнтези находится в развитии, его оригинальное звено, сформировавшееся в последнее десятилетие XX века, получит новый виток сейчас — в начале XXI.

— Ежегодно в Санкт-Петербурге под вашим руководством проходят междисциплинарная конференция «Форум Будущего» и Конгресс фантастов России «Странник». Поддержание этих мероприятий — достаточно сильный инструмент не только по исследованию поля современной русской фантастики, но, возможно, и по его управлению. Удаётся ли оценить основные тренды в развитии современной русской фантастики, и в первую очередь фэнтези?

— Работой писателей как минимум наивно управлять. Я готов пошутить: писатель первичен. Но вот интенсивные семинары междисциплинарного характера, предоставление возможности ознакомиться с современными геополитическими и геокультурными представлениями, возможность прямой дискуссии с предпринимателями, учёными, чиновниками, журналистами — просто необходимы для писательского сообщества. Это даёт возможность им оперировать рамкой современного быстро меняющегося мира и проводить рефлексию своей творческой деятельности. Позволяет обоснованно сделать выбор личной позиции. Равно как издателю — сделать выбор своего автора. Наступил момент, когда возникла необходимость отрефлектировать ситуацию в российском книгоиздании и определить вероятный формат деятельности издателя нового времени.

Современное состояние российской литературы носит отчётливые признаки системного кризиса. Исчерпано смысловое пространство: за последние десятилетия в российской литературе не создано ничего или почти ничего существенно нового.

В условиях прогрессирующего обессмысливания мира писатель утрачивает позицию. Если в эпоху тоталитарных войн принципиальное значение имели взаимоотношения писателя и власти, то сейчас этот вопрос утратил всякое значение. Современная литература «не видит» реальных мировых проблем, поскольку такие проблемы могут быть обозначены только в новом языке.

«Семантический вакуум» приводит к тому, что новые смыслы подменяются «коктейлем» из смыслов, известных ранее (постмодерн), вместо серьёзной темы используются симулякры, подобные «противостоянию» глобализма и антиглобализма или цивилизации и террора. И фигура писателя низводится до социальной «маски», «роли».

Вслед за «потерей автора» литературе пришлось потерять и читателя. «Смысловой голод» вкупе с коммерциализацией издательского дела привели к полному нежеланию покупателей книг глубоко вникать в их содержание. В общественном сознании писатель утратил позицию пророка и приобрёл сервильный статус. Ситуацию усугубили моральный релятивизм и ложная политкорректность, характерные для современной российской так называемой «серьёзной литературы».

Кризис литературы спровоцировал резкое ослабление позиции средств массовой информации. Хотя СМИ по-прежнему претендуют на статус «четвёртой власти» и политической силы, в действительности они утрачивают и во многом уже утратили своё влияние на общество. И возникший «вакуум информационной власти» ничем и никем не заполнен.

В возникших условиях представляет интерес «глубокая разведка» будущего литературы: анализ кризиса, изучение основных трендов, определение локусов развития. Такой анализ может быть корректно провёден методом сценирования, подразумевающим правильно организованную мыслекоммуникацию.

22–23 сентября 2004 года на конференции «Форум Будущего» в теме «Литература эпохи преодоления постиндустриального барьера» предполагается рассмотреть тренды и перспективы развития издательских проектов в России. Наше намерение — практическое преодоление «смыслового кризиса» современной российской литературы.

— Что делает фэнтези как литература, рассказывающая об историях возможных миров?

— Ближайшая родственница фэнтези — альтернативная история. Фэнтези позволяет читателю сыграть неоднократно разные версии истории мира или магических путешествий, а через порожденный ею грандиозный социальный феномен — ролевую игру выводит эту возможность в реальность. И если посмотреть на такое моделирование отстраненно, то становится ясно, что придуманный Аркадием и Борисом Стругацкими Институт экспериментальной истории запущен как народный социальный эксперимент: при помощи литературных текстов и ролевых сессий анализируется вероятностная картина реальной и магической истории мира, модули настоящего и Будущего. Вероятностная литературная история прописывает достаточно комплексно и психологию, и экономику разной степени простоты, и политические последствия, и, конечно, трансценденцию.

Сто шестьдесят лет назад французским писателем был создан альтернативно-исторический и в общем-то фэнтезийный роман. Там была и инициация молодого героя на первых подвигах и позиционировании в мире, было там и магическое путешествие за пролив с риском проиграть всё: жизнь, статус, любовь. В романе присутствовала магия — если угодно высшая форма общественной связности: настоящая и непоколебимая дружба четырёх героев. Их магия была высшей и всепобеждающей. Великий Дюма создал новый сюжет и новый тип героя, способного удерживать связность столь высокого уровня, который оказался не под силу всей мощи французского королевства.

Я смею утверждать, что фэнтези, как вид литературы, в настоящее время объединяющий в себе и авантюрный, и плутовской, и сказочный романы, упорно ищет новый сюжет-архетип и, естественно, новый архетип героя, которые смогут создать представление новой зарождающейся трансценденции нашего мира.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Литература. Бренд-стратегии. Прикладная история
Тема номера
Logo-Yesss!
Дмитрий Петров
Литература и история на клинке времени
Редакция «Со-Общения»
Путь букв по следам брендов
Ширхан Павлов
Дружба мушкетеров при живых королях
Сергей Переслегин
Русская литература и государство в новом веке
Александр Гаврилов
Корпорация «Литератор»
Игорь Сид
Со-Общения
Со-Общения
Актуальный сюжет
Добро пожаловать на светлую сторону!...
Бренд & газ
Екатерина Коляда
Как поймать дух бренда
«Агентство эффективной культуры»
Практика
Паттерны связности в океане истории
Алексей Ситников
Brand-intrigue
Джон Долтон
Тренинг-фабрика подвига
Руфина Копылова
Развитие-шаг за предел реальности
Николай Ютанов
История как жизнь. История как история
Дмитрий Шушарин
Оперативный простор
Смешная история
Наталья Фомичёва
Гуманитарные технологии средних веков
Алексей Ширшов
Государство, созданное литераторами
Антонина Воронкова
Генератор и поле битвы брендов
Словесники
Евгений Лукин
No Logo = No Future
Общество спектакля занавешивается
Слово о слове
История чёрного охотника. Буква и приклад


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.