Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2004/6/practice/0


Паттерны связности в океане истории

Делая номер «Литература. Бренд-стратегии. Прикладная история», мы не могли не взять интервью у человека, чья профессиональная деятельность связана с изменением, как личных историй, так и истории страны и корпораций, – у Алексея Ситникова. А проходила наша беседа в Литературном институте, где мастер гуманитарных технологий читал лекцию в рамках образовательного курса Лондонской школы Public Relations в Москве.

— Какими качествами должен обладать бренд, чтобы Алексей Ситников — писатель, тренер, консультант — приобщился к нему, вложив свои деньги в его поддержку и развитие, то есть купил товар с логотипом?

— Я, наверное, достаточно типичный покупатель. От бренда мне нужно именно то, что в бренде как явлении заложено, — некая история, понятная мне, некий понятный набор характеристик, который комплексно вложен в систему производства, распространения, который отражает тот образ жизни, который я поддерживаю.

Когда речь идет о выборе того ли иного бренда, мы покупаем скорее образ жизни, а не услугу или товар. И могу видеть будущее в том направлении, которое выбрал бренд. Например, я покупаю «Сони», потому что знаю, как они исторически развиваются. У них я вижу стратегию безумно удобного информационного обмена. И memory stick — именно то, что сворачивает в материи идею коммуникации, информационного обмена. Это движение, направленность, совпадает с моим. Это мировоззрение, которое я принимаю.

— Вы вошли в историю ГТ-индустрии России в том числе и как тот, кто привез сюда нейролингвистическое программирование, использующее изменение личных историй, их рефрейминг в качестве терапевтического, исцеляющего средства. При этом вы участвуете в истории молодой страны, проводя избирательные кампании. Что нужно сделать, на ваш взгляд, чтобы история России обрела терапевтические качества?

— Истории нельзя создать, не имея идеологии, ориентированной на будущее. История — базис для прыжка вперёд. Если никуда не идти, история не нужна. Мифологию прошлого, настоящего и будущего нужно создавать одномоментно. Моделирование будущего, рефрейминг прошлого и создание настоящего взаимосвязаны. К сожалению, пока нет тех, кто сформировал бы заказ на идеологию будущего.

Рефрейминг я произвожу после диагностики нынешнего и желаемого состояний. И в личной истории я нахожу мешающие достижению желаемого. И затем эти мешающие фреймы должен перефреймовать. Если заменить всё прошлое — будет паранойя. Для любой истории важно наличие сенсорных образов, удостоверяющих то, что прошлое вообще было.

Если мы заменим всю историю, то прошлое исчезнет, не будет физики присутствия. Мы отрезаем всю энергетику, если подходим к прошлому как к тому, чего нет. Изменять нужно лишь препятствия к желаемому состоянию. И то же самое с историей России. Надо ориентироваться на то, что есть сейчас. Не с картой работать, а с территорией. Принять решение о желаемом состоянии: разработать стратегии развития, идеологемы, мифологемы будущего. Посмотреть, что из прошлого мешает людям принять новое. Найти чёрные дыры, съедающие энергии. И их помещать в другие рамки-фреймы.

— Алексей, ваше имя уже стало брендом. О вас ходят много историй, на сайте Алексея Ситникова можно прочитать истории, написанные вами как их участником. Как вы попадаете в истории? Что позволяет вам участвовать в истории и историях?

— Когда-то я понял, что, для того чтобы с острова, на котором я живу, доплыть до материка, где я мечтал бы жить, мне не хватит физических сил. Я могу тренироваться очень долго, а потом всю жизнь плыть, уничтожая себя. И тогда я понял, что нужно найти течение, вроде Гольфстрима, и потратить энергетику на плавание вокруг острова с целью найти то течение, что вынесет меня на материк. А дальше тратить энергию лишь на то, чтобы оставаться в этом течении. Индикаторами верного направления являются люди, плывущие рядом. Если мне комфортно рядом с моими учителями, партнёрами, друзьями, значит, я в том течении.

Я не мог не привезти НЛП, я не мог не стать одним из создателей индустрии развития общественных связей в России, я не мог не принять участие в ключевых событиях жизни страны — избирательных кампаниях партий «Наш Дом — Россия» и «Единство», Ельцина, не мог не создать кафедру в институте. Я готовил предпосылки — прямо по Сунь-Цзы — таким образом, чтобы нужный мне исход не мог не произойти. Это не я делаю — я просто выбрал верный способ жизни в этом мире, верные принципы.

Есть замечательный афоризм: «Бог управляет миром через законы физики». Так вот, мои принципы сформированы моими учителями. Что-то от Гриндера, что-то от Кастанеды, что-то от йоги, от тех, кого я читал, или тех, кого встречал.

Я никогда не возьму больше денег, чем на самом деле заработал. И если бы не дети, потребности во впечатлениях, развитии, я бы все деньги отдавал другим. Мир изменит отношение к тебе и переведёт тебя на другой уровень — энергетический, финансовый, интеллектуальный — не потому что ты потребляешь, а потому что отдаёшь.

— Вы сейчас упомянули созданную вами кафедру, избирательные кампании, где вы, как и на тренингах, мастер-классах, консультируете, тренируете, обучаете людей. Образование, обучение — часть вашей профессиональной деятельности. Учреждённые стипендии для студентов, книги-учебники-тренинги. Какой смысл вы вкладываете в слово «учитель», когда говорите о том, что вашу жизнь направляют учителя?

— Учителя — это люди, которым я благодарен. Среди них были и люди, имён которых я не знал. Сосед в электричке, дети пятилетнего возраста. Самое большое изменение в моем мышлении произвела семнадцатилетняя девочка, когда я был уже достаточно взрослым человеком.

Это они, передавая меня от одного к другого, даже не зная этого, ведут меня. От Ленхобоева к Бутейко, от Бутейко к Гриндеру, от Гриндера к Деркачу, Виктору Гафту — моему учителю, другу, партнёру. Моя жена Катя, будучи моложе на 10 лет, научила меня очень многим вещам.

В этом мире, выбирающем нас, уважение и почёт к учителям — на одном из первых мест. И я хочу, чтобы мои ученики переняли и моё отношение к учителям и партнёрам. Мы, как сообщество консультантов — Ефим Островский, Пётр Щедровицкий, Игорь Писарский, — должны передать новому поколению гуманитарных технологий не технологии — они скоро обойдут нас и наши технологии будут вызывать улыбку, так же как счётные машинки вызывали улыбку, когда появились калькуляторы.

Будущим гуманитарным технологам необходимо передать ту систему отношений, ту теплоту, тот паттерн связности, который существует в нашей среде. То, как мы тепло, искренне относимся друг к другу, общаемся, при этом будучи конкурентами. Это очень важно для того, чтобы развитие общественных связностей продолжалось. Очень бы хотелось, чтобы обратили внимание именно на это, а не на наши результаты.

Беседовал

Алексей Афанасьев

Дата публикации: 11:04 | 23.07


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.