Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Литература. Бренд-стратегии. Прикладная история / Оперативный простор

Слово о слове


Версия для печати
Послать по почте

Человек Свободный. Теперь — от печатного текста.
Современный европейский человек — это «человек свободный». За последние несколько сотен лет его освободили от Бога, истории, единого образа мира и даже от самого себя. Маршалл МакЛюэн — ключевая фигура теории коммуникации — предлагает освободить его от власти слова — сказанного, написанного, прочитанного и услышанного.


О РОЛИ СЛОВА В МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Слово владеет миром, оно способно создавать и исцелять1, разрушать и предавать забвению. Формат упаковки и трансляции слова владеет словом. «Галактика Гутенберга» создавалась в период «цветочного детства». Старое видение мира растрескивалось новым мышлением и деятельностями. Технологический прорыв в электронных средствах трансляции и коммуникации обещал новые типы общественной связности, а образ будущей «глобальной деревни» подмигивал даже близоруким.

Видимо, нежелание тащить в открывающееся будущее груз теряющего свою ценность опыта побудило Маршалла Маклюэна (в книге принята транскрипция Мак-Люэн) взяться за рефлексию печатного текста — наиболее распространённого в Новое время media — формата передачи сообщения. А media (путь сообщения), если вспомним знаменитую формулу канадскогокультуролога, — это и есть сообщение.

Слово в мире человека аудиотактильной дописьменной культуры совсем не тождественно слову рукописной культуры или слову в культуре книгопечатания. Путь сообщения оказывает настолько сильное воздействие на послание, что меняет не только способ его восприятия, но и само сообщение.

ЧЕЛОВЕК БЕЗ ПИСЬМА

Попытайтесь не прочитать, а почувствовать следующую фразу: слово появилось именно как слово вслух и на ощупь. Удивителен мир такого слова, не правда ли? Человек без письма живёт в магической среде образов, звуков и тактильных ощущений. Там, где множество событий и действий случаются одновременно, а не в унифицированной линейной последовательности, знакомой нам по Новому времени.

Слово бесписьменного человека, слово сказанное, слово прочувствованное — это миг поэзии, откровения, сопричастности с миром напрямую. Этот контакт внутреннего с внешним без посредников и позволяет слову обладать силой, достаточной для того, чтобы её скрывать.

Слово человека без письма схватывает визуальные, аудиальные и тактильные образы одновременно, создавая целостный пучок звуков, цветов, прикосновенией. Поэтому в бесписьменной культуре для человека нет ничего неосознаваемого. Следы этой культуры — мифы — так сложны для понимания современных людей, поскольку могут включать любой аспект такого опыта, выбиваясь из привычного нам визуального восприятия и кодирования.

ЧЕЛОВЕК С ПИСЬМОМ, НО ОТ РУКИ

Сольная партия визуального выделилась из этого стройного хора мира с появлением фонетической письменности. Но рукопись всё же чрезвычайно далека от печатного текста. По сравнению с ним она глубоко аудиотактильна, ей не свойственны отстранённое наблюдение и пассивная роль читателя или зрителя современности.

Рукописная культура предполагала участие человека в слове — в его написании, прочтении или пересказе. В античности и в Средние века чтение было чтением вслух, нараспев, то есть письмо было формой ораторского искусства. Чтение «про себя» появилось достаточно поздно. Весьма любопытно, что в первые века христианства и книга, и письмо отождествлялись с тем сообщением, которое они несли. Они считались инструментами, обладающими чудесной силой, способной противостоять дьяволу и тем, кто попался в его сети. Поэтому монахи за чтением церковных книг творили молитву, в том числе и молитву слову.

Мир человека стилоса, пера, безусловно, отличался от мира без письменности, но всё же с появлением рукописной культуры целостность текста мира не была разрушена. Достаточно взглянуть на близкий к нашему времени пример — средневековые соборы, чтобы понять это. Там функцию передачи Сообщения Человеку от Бога выполняли не только рукописные Книги церкви, но и архитектура, скульптура, чеканка, резьба по дереву, лики святых, витражные стёкла окон, запах плавящегося воска, хор и орган. Человек, приходивший на богослужение, воспринимал Сообщение всем своим телом.

ЧЕЛОВЕК С ПИСЬМОМ, НО НЕ ТАКИМ

Очень похожий опыт восприятия есть у людей пиктографической и иероглифической письменности. Ареал распространения фонетического алфавита и миры пиктографии и иероглифики — это разные метагалактики.

Фонетическое письмо расщепило надвое мысли и действие. До этого человек нёс ответственность в равной мере за мысли и поступки, и слово сказанное (вслух или про себя) уже было действием над миром. Пиктограммы и иероглифы сохраняют целостность, нерасщеплённость мира как сложные гештальты — образы, воздействующие на все чувства сразу. Говорят, люди, погружённые в китайскую культуру, проживают иероглифы, изображаяих телом. Иероглифы схватывают не только предметы, но и процессы, в которых эти предметы участвуют, а также контекст, в котором эти предметы и процессы находятся, в едином символе — фрактале. Попробуйте объяснить китайцу схему «означающее — означаемое — знак», и он рассмеётся вам в лицо. Или расплачется.

ЧЕЛОВЕК С ПЕЧАТНЫМ ПРЕССОМ ВМЕСТО ПИСЬМА, Н О . . .

С шизофренией, к примеру. «Дьявольский печатный станок» ответствен за западный индивидуализм, замкнутость, конкуренцию, безудержное самовыражение, частную собственность, национализм, оппозицию государственной власти... и прочие беды западного общества. Именно к такому выводу приходит Маклюэн, укладывая на обе лопатки не только Гутенберга, но и Декарта, Ньютона, Фрейда.

Книгопечатание виновно в возникновении массового производства. Оно превращает язык из средства восприятия и познания в товар. Оно ответственно за примат визуального в современной западной культуре. Перевод всех аспектов мира на язык только одного чувства — зрения — это, конечно, обеднение мира.

Разрыв между сердцем и умом, наметившийся с появлением письменной культуры в Европе и углублённый книгопечатанием до пропасти без дна, — это травма, переживаемая Европой со времен Макиавелли до наших дней. Маклюэн в «Галактике Гутенберга» берёт на себя роль учителя, дающего пинок ученику, прыгающему через эту пропасть. На другой её стороне находятся, по мнению Маклюэна, электронные средства коммуникации, обещающие воссоздать целостность восприятия человеком мира. Прогностический талант Маклюэна очевиден — поэтому ждать осталось недолго?

Мария Син-Шэ


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Литература. Бренд-стратегии. Прикладная история
Тема номера
Logo-Yesss!
Дмитрий Петров
Литература и история на клинке времени
Редакция «Со-Общения»
Путь букв по следам брендов
Ширхан Павлов
Дружба мушкетеров при живых королях
Сергей Переслегин
Русская литература и государство в новом веке
Александр Гаврилов
Корпорация «Литератор»
Игорь Сид
Со-Общения
Со-Общения
Актуальный сюжет
Добро пожаловать на светлую сторону!...
Бренд & газ
Екатерина Коляда
Как поймать дух бренда
«Агентство эффективной культуры»
Практика
Паттерны связности в океане истории
Алексей Ситников
Brand-intrigue
Джон Долтон
Тренинг-фабрика подвига
Руфина Копылова
Развитие-шаг за предел реальности
Николай Ютанов
История как жизнь. История как история
Дмитрий Шушарин
Оперативный простор
Смешная история
Наталья Фомичёва
Гуманитарные технологии средних веков
Алексей Ширшов
Государство, созданное литераторами
Антонина Воронкова
Генератор и поле битвы брендов
Словесники
Евгений Лукин
No Logo = No Future
Общество спектакля занавешивается
Слово о слове
История чёрного охотника. Буква и приклад


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.