Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Литература. Бренд-стратегии. Прикладная история / Оперативный простор

Государство, созданное литераторами


Украина в брызгах конспирологии, юмора и перверсий

Антонина Воронкова
специально для «Со-Общения»
voronkova1999@mail.ru
Версия для печати
Послать по почте

Мало кому известно, что книга, ставшая трамплином для фантасмагорического украинского identity, — «Энеида» Ивана Котляревского является описанием жизни и подвигов Григория Потёмкина, Светлейшего Князя, Новороссийского губернатора и тайного мужа Екатерины II1. Развивая свои так называемыме «Греческий» и «Украинский» проекты, Светлейший впервые предложил украинцам образовать в Европе собственное государство. Екатерина план одобрила.

ГРЕЧЕСКИЙ ПРОЕКТ

«Греческий проект» Потёмкина и Екатерины II был едва ли не самым амбициозным изо всех русских политических проектов вообще. Он подразумевал завоевание Константинополя и основание на территории Турции нового христианского государства Дакия. Скипетры и портфели раздавались заранее, и потому речь шла о детях: престол Дакии предназначался новорождённому внуку Екатерины Константину; его старшему брату Александру доставалась российская корона, а дочь Екатерины и Потёмкина Елизавета Тёмкина должна была стать женой премьер-министра Дакии, которого срочно подыскивали среди греческих детей в Турции. Таким образом, две соседние державы должны были соединиться братскими узами, при «старшебратстве» России.

Проект раскручивался придворными поэтами как освобождение Греции от магометанского ига. Утверждалось, что Россия (включающая Великороссию и Малороссию) — законная историческая наследница Византии, а через неё и античной Греции — имеет приоритетное право на решение судеб Европы, во всяком случае в сегменте «освободительных» войн, и в этом праве равна только Австрии, законно наследующей Риму.

Малоросские казаки участвовали в крымской и турецкой кампаниях под обещание земель, льгот на новых поселениях и повышений в российской табели о рангах. Всё это в дальнейшем Потёмкин обеспечил в самой полной мере.

«Греческий проект» в целом осуществить не удалось. Но были пройдены два его важных этапа — присоединение Крыма и подготовка на территории полуострова мощного плацдарма для войны с Турцией. Следы «Греческого проекта» отпечатались в «эллинских» названиях десятка городов Крыма и степного юга. ...О том, что проект тормозит, Екатерина поняла ещё в разгар войны и предположила, что его осуществление растянется лет на тридцать, то есть завещала потомкам.

УКРАИНСКИЙ ПРОЕКТ

Основной причиной «замораживания» «Греческого проекта» стала Польша, вдруг восставшая из политического небытия. Под впечатлением известных событий во Франции и США польский сейм решил «усовершенствовать» свою республику — усечь права шляхты. Для этого необходим был союз с Пруссией. Поэтому от России, главного конкурента Пруссии, потребовали вывести из Польши войска. Россия, и без того разрывавшаяся на два фронта (войны с Турцией и Швецией), войска вывела. Однако «польский» вопрос требовал разрешения.

Потёмкин, ценивший воинские качества поляков, предложил Екатерине принять их в российскую армию, по аналогии с украинскими казаками. За это дать Польше денег, разрешить реформы и пообещать часть земель от турецкой войны. Но Екатерина полякам не доверяла («ветреность, индисциплина и дух мятежа у них царствуют») и план отвергла.

Тем временем Светлейший начал скупать польские имения и скоро предложил императрице создать между Россией и Польшей новое, опорное для них обеих, государство, по аналогии с Дакией из «Греческого проекта», но только не греческое, а украинское. Сделать это очень легко, уверял Потёмкин Екатерину, достаточно только наименовать его самого Гетманом войск казацких Екатеринославской губернии. После этого планировал взбунтовать украинское население Польши, прийти туда с казаками и подчинить область своему гетманству.

«Украинский проект» подавался в рамке «Славянского Братства», живым воплощением которого и был сам Потёмкин — польский магнат, малороссийский гетман и ближайший сподвижник российской императрицы.

Екатерина указ о наименовании Потёмкина Великим Гетманом подписала, и тот немедленно разослал его по всем упомянутым в нём территориям.

Но слух о секретном проекте выставил Потёмкина изменником — публика полагала, что тот сепаратно претендует на польскую корону. И Потёмкин решился проект презентовать.

В Петербурге в апреле 1791 года он устроил грандиозное шоу: в огромном искусственном саду, между виноградными лозами, масличными и гранатовыми деревьями с листьями из жести и плодами из полудрагоценных камней (имитация древнегреческого «рая») гуляли девушки в малороссийских нарядах и пели украинские песни. Праздник был приурочен ко дню рождения императрицы, что легитимизировало проект, а греческие декорации показывали, что новый «Украинский проект» преемствует уже раскрученному «Греческому». Смешением античных и казачьих аллюзий грешили и оды, составленные по случаю. С брендингом у Потёмкина всё было нормально.

А на следующий день в Петербурге узнали, что поляки приняли новую Конституцию, чем уже переполошили всю Европу. Это был крест на «Украинском проекте». Потёмкин совершенно охладел к политике и впал в пародию жизни — удалился в ничтожную Молдавию, крутил разорительный роман с греческой полькой, отымая тем средства и людей у воюющей армии, рыл подземные дворцы, крайне неохотно выезжал на поля сражений с турками, дважды имел призывные визии смерти и через несколько месяцев действительно скоропостижно помер, нарочно переев гуся. Нового раздела Польши Светлейший, слава Богу, не застал.

САКРАЛЬНАЯ КНИГА

Полтавскому офицеру Ивану Котляревскому, автору первой опубликованной в Империи книги на украинском языке — «перецыганенной» на шуточный лад «Энеиды» Вергилия, — суждено было стать родоначальником украинской словесности.

Считается, что работу над «Энеидой» Котляревский начал в последние годы жизни Потёмкина, когда служил в Новороссийской канцелярии, то есть во время разработки «Украинского проекта». В 1794 году первые три части были закончены и расходились в списках по всей Малороссии, а через три года были изданы пиратским образом в Петербурге. Эта весёлая книжка, написанная гениальным по изобретательности «балагурным» языком, задевавшая самые болевые точки современности, издавалась несколько раз и ещё много лет была страшно популярна в России, Украине, Польше и Франции. Прямые заимствования из «Энеиды» можно встретить у Пушкина и Лермонтова, а целые куски песен из неё превратились в русские романсы. Известно, что список поэмы был найден в библиотеке Наполеона на острове св. Елены, а два экземпляра заказал для себя лично Николай I. В Украине же и украинской части Польши книга ещё полвека порождала эпигонов, а экзальтированные гувернанты учили по ней читать детей малорусских дворян.

РАДИСТКА КЭТ

Вкратце «расшифровка» поэмы такова: Эней (Потёмкин) с троянцами (казаками) сбегает из разрушенной Трои (Запорожской Сечи) и плывёт в поисках новой родины. Первым на их пути попадается Карфаген (Петербург), где Эней вступает в «как бы брак» с царицей Дидоной (тайный брак с Екатериной) и проводит с ней пару лет за пирами, младенческими играми и любовными утехами. Но боги призывают Энея вспомнить о долге, и тот покидает Карфаген, а Дидона от горя сжигает себя на костре, посылая Энею проклятья. Троянцы пристают к Сицилии (Крым), где правит гостеприимный царь Ахес (хан Шахин Гирей). Там троянцы шутя побеждают лучших из местных бойцов (присоединение Крыма к России), а их жены пытаются оставить мужей в Сицилии навсегда (заселение Новороссии). Но к Энею во сне приходит мёртвый отец и советует покинуть остров. Троянцы легко добираются до Кум — земли, где когда-то жили их предки (Смоленск, родина Потёмкина, — когда-то малороссийский город в составе Польши), где Эней спускается в подземное царство и встречается с душой Дидоны и царём подземного царства (1780 год, Смоленск — первая личная встреча Екатерины с австрийским императором Иосифом II, организованная Потёмкиным). Потёмкин предлагает Дидоне снова жить вместе, пусть и в аду, но та его прогоняет. Пророчица предсказывает, что род Энея размножится, построит Рим и будет владеть всем миром. Троянцы пребывают на место предначертанного будущего Рима — к царю Латину (польскому королю Станиславу-Августу), селятся на его земле (Потёмкин скупает имения), а Эней почти женится на дочери Латина — Лавинии (роман с Софией Потоцкой, начавшийся в Молдавии — «дочке Польши»), но тщеславный соседский князёк Турн (турки) тоже интересуется Лавинией (Потоцкая триумфально путешествует по Турции, шпионя в пользу русского трона; Молдавия же всегда была «разменной монетой» в русско-турецких войнах); Турн объявляет троянцам войну (1787–1791), в которой Эней побеждает (Россия получает Молдавию). На этом поэма заканчивается, так же, как и жизнь Потёмкина, — скоропостижно, производя впечатление неоконченной.

Однако, как мы уже намекали, дело её живёт.

УКРАИНОФИЛЫ

Идеи Потёмкина / Котляревского о новом Риме / Украине подхватывают разного рода масонские и «декабристские» ложи и братства, буйно расцветшие в Малороссии после войны с Наполеоном (членом одной из них был и сам Котляревский). «Тайные» общества в Малороссии, начисто лишенной светских инфраструктур, стали, наряду с дворянскими усадьбами, наиболее удачной формой самоорганизации местных элит. При всех локальных различиях, малороссийское «благородное общество» сходится в представлениях о будущем России: конечно, это должен быть союз свободных народов. Об этом любой русский школьник знает по Южному обществу декабристов.

Но после разгрома декабристов Великороссия надолго, вплоть до Александра II, перестает думать обо всяких там либеральных «детских шалостях», а всё живое дрейфует в сторону Малороссии. Поговорить о запретном и вздохнуть свободно теперь ездят на лето в Харьков и Киев, а, возвращаясь в холодные столицы, продолжают «любить Украину». Так появляется «украинофильство» — весьма литературный дух Москвы и Петербурга тех лет. Гоголя носят на руках, казачьей темой увлечён Пушкин, об Украине хоть немного да пишут все.

За полтора десятка лет в самой Украине «украинофильство» выработалось в своебразное общественное явление — единственную в николаевские времена «либеральную» идеологию в Империи. Киев и Харьков становятся не менее значимыми культурными центрами, чем Петербург и Москва. Украинских кафедр ищут лучшие умы России, в Малороссии наступает «время журналов», десятки авторов пишут по-украински. Появление Шевченко в Киеве вызывает фурор. Его сразу втягивают в тайное «Кирилло-Мефодиевское братство», которым руководят Николай Костомаров и Пантелеймон Кулиш, оба писатели и историки. Другое название кружка — «Общество соединённых славян» — красноречиво говорит о «заокеанских» политических умонастроениях его членов. В статуте братства речь шла, конечно, о федерации.

ШЕВЧЕНКО — ГЛУШИТЕЛЬ

Первому киевскому вояжу Шевченко мы обязаны появлением его программного радикального «сепаратистского» текста — поэмы «Гайдамаки». Однако именно Шевченко суждено было стать «глушителем» украинского национализма.

«Кирилло-Мефодиевское братство», едва успев возникнуть, рассеяно — около 100 человек по доносу осуждены, суровее всех наказан Шевченко, «знамя украинофильства». Русские коллеги на «киевскую катастрофу» никак не отреагировали, нарушив, по мнению украинцев, сами нормы пристойного поведения.

Единственной опубликованной книгой Шевченко оставался почти детский его «Кобзарь» — жалоба сироты, мольба заботы о бесправном народе. И не «Гайдамаки», а «Кобзарь» восприняли как руководство к действию оглушённые разгромом деятели «украинства». «Просветительство» и «благотворительность» стали основными идеями украинофилов, вернувшихся из ссылок. Эта тенденция упрочилась в связи с запретом на украинский язык к общественному употреблению2. Виртуальное и физическое «хождение в народ» стало основной идеологией и литературным методом также и в связи с «цеховой» потребностью: сельские жители говорили по-украински, обеспечивая литераторам языковую среду.

«Народничество», безусловно, было коллапсическим явлением в украинском комьюнити. Теоретическое обоснование нового, «европейского», космонационализма попытался выработать Михаил Драгоманов, историк, дядя Леси Украинки и брат менее известной украинской писательницы Олены Пчёлки. Его лозунг «Космополитизм — в идеях, национализм — в практике» остался непреодолимым логическим парадоксом и политической утопией, так же как и его просветительская мечта о «подлинно мужицкой литературе на высоком европейском уровне». Однако в конце века новое поколение интеллектуалов всё же попыталось вырваться из пут «селянского национализма».

САДО-МАЗО FOREVER

Провокатором этой попытки в силу личных свойств и стечения обстоятельств стала Ольга Кобылянская — немецкоязычная украинка из Буковины, решившая, что она — украинская писательница. Именно её роман «Земля» можно было бы назвать текстом, наиболее близким к драгомановским идеалам.

Но чувственной основой ткани романа Кобылянской был социальный и эстетический садо-мазохизм автора. Тут, для понятности, уместно вспомнить о трагических фигурах в российской литературе, погружённых в аналогичные поиски, — Андрей Платонов, Иосиф Бродский.

Космическое садо-мазо стало истинной находкой для поставленных перед разрывно-противоречивыми задачами украинских писателей. Тем более что довольно скоро почти все они оказались в дальней эмиграции. Самая яркая фигура этого ряда — буржуазный историк, советский разведчик и одновременно активист антисоветского сопротивления поры военной эмиграции писатель Виктор Домонтович / Бер / Петров. Он откровеннее и убедительнее всех высказался в своих романах о невозможности вступить в непосредственный контакт с действительностью.

Домонтович — культовая фигура современного украинского интеллектуального пространства. А самой «топовой» политконсалтинговой группой в Украине является львовская артгруппа «Фонд ЗахерМазоха», призываемая даже к российским избирательным кампаниям.

Новым же Драгомановым является Юрий Андрухович, принявший на себя фантастическую миссию быть национальным писателем с космополитическими убеждениями. Он чрезвычайно популярен в Украине. Для структуралиста это означает, что государства Украина ещё не сущестует. Программный роман Андруховича о любовных злоключениях украинского поэта в самой что ни на есть Европе — Венеции — называется «Перверзия». Ничего похожего в современной России нет и быть не может. Если, конечно, её не достанет Украина. Но что я, как украинофилка, искренне надеюсь.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Литература. Бренд-стратегии. Прикладная история
Тема номера
Logo-Yesss!
Дмитрий Петров
Литература и история на клинке времени
Редакция «Со-Общения»
Путь букв по следам брендов
Ширхан Павлов
Дружба мушкетеров при живых королях
Сергей Переслегин
Русская литература и государство в новом веке
Александр Гаврилов
Корпорация «Литератор»
Игорь Сид
Со-Общения
Со-Общения
Актуальный сюжет
Добро пожаловать на светлую сторону!...
Бренд & газ
Екатерина Коляда
Как поймать дух бренда
«Агентство эффективной культуры»
Практика
Паттерны связности в океане истории
Алексей Ситников
Brand-intrigue
Джон Долтон
Тренинг-фабрика подвига
Руфина Копылова
Развитие-шаг за предел реальности
Николай Ютанов
История как жизнь. История как история
Дмитрий Шушарин
Оперативный простор
Смешная история
Наталья Фомичёва
Гуманитарные технологии средних веков
Алексей Ширшов
Государство, созданное литераторами
Антонина Воронкова
Генератор и поле битвы брендов
Словесники
Евгений Лукин
No Logo = No Future
Общество спектакля занавешивается
Слово о слове
История чёрного охотника. Буква и приклад


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.