Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Кризис. Предназначение. Человеческий капитал. / Практика

Если вы хотите передать дело детям


О родоначальниках, их наследниках и родовом деле

Елена Русская
руководитель Русской школы имиджа
pronyushin_a@mail.ru
Версия для печати
Послать по почте

Как Вы помните, предыдущий - апрельский - номер «Со-Общения» был посвящён не только Президенту и Русскому Миру, но и роли Семей, наследственных Родов, Династий в формировании будущей истории страны. Эта тема имеет прямое отношение и к кризису, и к человеческому капиталу, и, конечно же – к предназначению. Чтобы разобраться с темой наследования, мы обратились к консультантам, уже работающим с потенциальными родоначальниками попросили их ответить на три вопроса: 1. Как в Вашей практике консультанта состоятельные россияне отвечают на вопрос «как, куда и кому они хотят передавать заработанные деньги и поставленное дело»? 2. В годы Красного Проекта, практика воспитания наследников Дела была практически утрачена. А в течение минувшего десятилетия изменилось отношение к семье – она стала менее ценной: дети часто не видят своих отцов. Так откуда же в такой ситуации возьмутся наследники отцовских Дел? 3. Рынок быстро реагирует на появление спроса. Мы предполагаем, что сегодня возникает спрос на воспитание наследников. Но кто удовлетворит этот спрос? Какие специалисты помогут родоначальникам в воспитании наследников? Читайте три разных мнения известных консультантов.

Сейчас страна находится на том этапе развития, когда потенциальные родоначальники думают про прямое наследование через мальчика. Однако рождение сына отнюдь ещё не гарантирует в будущем передачи ему дела.

Вы не случайно употребили слово «состоятельность». Состояние – это то, что стоит как маяк, несмотря на все колебания вокруг. Отцу нужно привести своего наследника в состояние наследования. Но у него самого, кроме фаллоса, мало что стоит. Он подвержен постоянным колебаниям: модой на любовниц, развлечения. От колебаний он спасается трудом, как алкоголик – алкоголем. И что он может передать сыну – состояние зависимости? Я часто говорю своим клиентам: «Если мы сейчас не будем говорить про воспитание ваших детей, то в будущем планируйте статью расходов на нарколога, венеролога и адвоката, и через 15 лет Вам это очень понадобиться».

Что ребёнок сможет и захочет наследовать? Дело, которое ты создал, зависимость, которую ты демонстрируешь, собственность, которую ты заработал? Когда Бог создавал время, его было достаточно. Если нет времени на жизнь – значит в голове нет для неё места, поэтому дело строится вместо жизни.

Наша элита заработала деньги механизмом «вместо жизни». Cегодня социальный успех является критерием успеха вообще. Но если при встрече с Вами выясняется, что Вы не отдыхали шесть лет, не прочитали за это время ни одной книги, не смотрели ни одного фильма, про что мне с Вами хотя бы пить кофе? Социальная жизнь есть, а жизнь личности сегодня не заявлена. И это первый ресурс, который необходимо воссоздавать. Важно не только преодолевать трудности, но и радоваться жизни. Как сказал бы Олег Игоревич Генисаретский «Праздновать ненапрасность жизни».

В истории родоначальниками часто становились полководцы, которые так же, как и современные бизнесмены, постоянно отсутствовали дома. Но их детям было много легче, так как в обществе существовал культурный образец отца. Был Бог «Отче наш», был царь, к которому обращались «Отец родной», и далеко был родной отец, который поэтому наделялся такими качествами, которыми реальный полководец весьма возможно, вовсе не обладал. Он был живым образцом. Образец придаёт жизни смысл, что она прожита не напрасно и снимает страх бессмысленности существования.

В работе я часто отмечаю: после смерти на суде cпросят: почему ты не стал тем, кем мог стать только ты с таким набором качеств?

Наследники начнут появляться, когда придёт понимание, что и дело, и дети, и деньги – это символическое бессмертие. Когда предприниматели захотят вернуть в своё бытие ЖИЗНЬ, или по Мерабу Мамардашвили: впасть в бытие, тогда они остановятся и начнут творить себя через жизнь.

Если Вы себе не врёте, то в гости к себе приглашайте тех, кому рады сами и кто хочет видеть Вас. И за праздничным столом, где вместе со всеми сидят ваши дети, ваш друг встанет и произнесёт искренний тост. Здесь ребёнку есть, что и где про папу знать. Сейчас же вместо того, чтобы радоваться на празднике, мы устаём: с одним, с другим нужно поговорить, к третьему – подойти и что-то нужное сказать, и наступает усталость, вместо радости от праздничного события и общения с друзьями. Через усталость открывается неправда жизни, а через искренний ритуал в жизнь возвращается событийность, плотность.

Нужно начать с чего-нибудь, потом вы непременно выйдете на фундаментальные основы бытия: радость, истина, любовь, творчество… Вопрос фундаментальной основы бытия: Зачем и куда я живу? А в противном случае: «Кто меня поёт? Кто меня живёт?». Если всё это осознаётся, это можно изменить. Беда – в неосознавании.

Сейчас появляются первые примеры осознания, один из них – письмо Михаила Ходорковского, опубликованное в «Ведомостях», в котором он говорит: «Я не олигарх, а гражданин России, я хочу жить и умереть в этой стране». Что нам говорит пример с Ходорковским? Сегодня в неудачники попадают те, кто только что был вторым в очереди. Ты можешь всё просчитать, но если сделаешь одно–два неловких движения, тебя отбросит в конец очереди. Это симптом формирования общественного мнения. Моё мнение, когда я это мню, то есть могу присваивать и отчуждать. Также общество может присваивать и отчуждать человека. Отчуждённый человек – это изверг, изверженный родом. С осознания неудач появляется мотив остановиться и задуматься, что может привести к иному пониманию своей жизни и деятельности. Хорошо, если эти неудачи не фатальны и оставляют силы подняться.

Так как страна попала только в первый этап, и появляются первые ростки осознавания, пока нет спроса на помощь в воспитании наследников, и я не знаю кто это делает, разве что тьюторы с построением индивидуальной траектории развития. Такой спрос будет, но дело даже не в нём. Гуманитарным технологам, консультантам нужно создавать фон образования для образа будущего и образов людей в этом будущем. Воспитание и обучение в нашей жизни присутствуют дома, в школе, университете, а над образованием необходимо работать.

Тех, кто читает публичные лекции, спрашивают: «Какое Вы имеете право дёргать за ценностные вещи?» Но сейчас нужно сказать потенциальным родоначальникам, которые мнят себя состоятельными людьми: «Пока Вас нет в очереди. Неведение, которое построено на невежестве, всегда кончается крахом. Перестаньте длить невежество. Задайте себе сто три вопроса».

Публичная лекция о культурной контрреволюции или Предназначении, журнал «Сообщение», оргдеятельностная игра «Делать язык», фильм «Бригада». Вот по таким маленьким капелькам мы начинаем создавать эти вопросы, ставить вопрошания. Важно создать хоть какое-то место в виртуальном пространстве, где можно получить хотя бы несколько статей, хотя бы одну о наследовании. И тогда работа начнётся. Нужно создать небольшую коммуникационную площадку, которая ставит вопросы о наследовании. И тогда потенциальный родоначальник сможет разобраться в своём стремлении получить наследника.

Виталий Королёв, Генеральный директор Северо-Западного Центра Корпоративного Управления, VAK@nwcgc.ru

Если вглядеться в суть происходящего, то очевидно – в нашей стране превалирует семейный бизнес. В «Газпроме» или «РАО ЕЭС» контрольный пакет акций принадлежит государству, а значит «семье», которая в данный момент правит. Большое количество компаний, которыми владеют два-три партнёра, но подрастут их дети, и тогда и им и их отцам придётся решать проблему преемственности. Смогут ли дети отцов продолжать партнёрство? Если у них получится, то их будут связывать тесные узы, и в некотором смысле они тоже станут семьёй. Существуют и другого вида компании, но они практически не играют роли на рынках, или до них руки не дошли, или же они уже никого не интересуют. Сегодня в стране весь представляющий интерес бизнес – семейный, и значит актуален вопрос наследования. Когда-то в Советском Союзе говорили: "секса нет", но кто-то заговорил об этом, и появилась важная животрепещущая тема. Я со многими обсуждал тему наследования, и все отмечают её актуальность, а значит - это нужно обсуждать.

В моей практике в 2000 году произошло важное событие. Один бизнесмен озаботился сохранением бизнеса и пригласил меня, дальше я привожу диалог. Я: «Что значит сохранять?», – он: «Бежать, чтобы не отстать, как Алиса в Стране Чудес, а значит развивать», – «А для кого (ему тогда было 60 лет)?», – «Чтобы передать детям», дальше клиент понимает: к передаче нужно готовить и бизнес, и детей, иначе менеджмент не воспринимает наследников и называет их щенками. В результате я получил заказ на разработку вопросов, которые помогают клиенту в формировании видения бизнеса и передаче его по наследству. Этот клиент – «продвинутый», он понимал, что отвечать на вопросы нужно не консультанту, а ему самому. Благодаря тем вопросам сейчас дочь моего клиента готовится к наследованию.

Второй этап консалтинга касался его самоопределения, и, когда мы начали говорить о необходимости разделения компетенций его самого, совета директоров, менеджеров, он продемонстрировал, что свои деньги зарабатывал, чтобы иметь права, а не обязанности, это восприятие поддерживают юристы с их термином «обязательственное право», которое имеет собственник по отношению к своему бизнесу. Но многие забывают, что есть ещё и бремя собственности, в том числе как юридический термин, которое своим существованием обязывает владельца грамотным управлением.

В последствие я написал открытое письмо сообществу бизнесменов, в нём изложил вопросы, которые необходимо разрешать собственникам, их наследникам и консультантам, которые работают с собственниками.[1] За развитие бизнеса может отвечать только собственник, потому что он может оперировать временем больше, чем его жизнь. Одна из его задач – передача собственности, поэтому он по-настоящему заинтересован в развитии.

Цель собственника – развитие бизнеса, а не прибыль, как у нас принято записывать в уставе организаций. Если цель начинается и заканчивается на обогащении, то бизнесмен тем самым провозглашает девиз: «Обогащайтесь кто и как может!». Неудивительно, что сотрудники его компании начинают растаскивать его же собственность, а дети ничего не видят, кроме обогащения и дело наследовать не собираются. Развитие предполагает видение и идеи, вокруг которых формируется бизнес. Тогда окружение начнёт меняться на тех, кто разделяет эти идеи и видение.

За приращение прибыли отвечает менеджмент – это его первейшая обязанность, а бизнесмен в это время оценивает степень рисков в представленных ему планах. Чем выше запланированная прибыль, тем выше риск, поэтому денег должно быть не много, а достаточно для воплощения идеи. Понятие достаточности важно для собственника. На дело нужно тратить не всё время, а только достаточное. Достаточность определяется концепцией эффективного управления. Есть соотношение вложений и отдачи. Если один работает 20 часов и получает одну прибыль, а другой работает 4 часа, а получает прибыль в 2 раза меньше, то у второго эффективность в два с половиной раза выше, чем у первого.

В книге «Богатый папа. Бедный папа» Кийосаки пишет как его воспитывал богатый человек, который к сорока пяти годам практически ушёл «на покой». В Японии принято в этом возрасте уходить на пенсию, чтобы оставшееся время жизни посвятить наследникам, передаче им своих ценностей, и разделить с ними радость жизни. Герой фильма «Знакомьтесь, Джо Блек», руководитель корпорации говорит: «Я хочу чтобы жизнь моей дочери была счастливой, чтобы она смогла передать её детям». То есть по наследству передаётся счастливая жизнь и дело, основанное на идее, является частью этой жизни.

Через десять–пятнадцать лет в стране подрастут наследники, встанет задача преемственности дела, и если сегодня бизнесмены не начнут готовиться к этому, то начнётся передел почище того, что был в стране в начале 1990-х. Если этого не понимают сами собственники, то должны понимать те, кто с ними работает – консультанты.

Сообщество консультантов чаще всего работает, исходя из представлений заказчика, а должны это делать иначе. Консультантам нужно занимать не сервисную позицию, а самодостаточную, то есть разобраться с тем, что является предметом деятельности консультанта. Что делает консультант, какую реальность он создаёт, и какие вопросы должны встать в связи с его деятельностью лет через десять? Отвечать на эти вопросы нужно уже сейчас.

Консультант вместе с собственником совершает совместный шаг в направлении развития идеи бизнеса в том числе ради того, чтобы передать её наследникам собственников и, таким образом создаёт новую ткань реальности, в которой жить в том числе будущим наследникам самих консультантов. Ведь самое главное владение – владение идеей, а консультанты и предназначены работе с идеями.

Татьяна Ковалёва, научный директор «Центра образовательных технологий», tkova@online.ru

Задача наследования у деятельных людей возникает в связи с опасениями чего-то в этой жизни не успеть. Есть люди, которые «фонтанируют» всю жизнь, и тогда появляется задача кропотливого анализа приведения в порядок того, что сделано. Фактически, те вторые, которые рождаются в семьях, если чувствуют, что они не могут взять такую же высокую планку как их отцы, оформляют и систематизируют сделанное до них – становятся хранителями. Например, сын Булата Окуджавы стал директором дома-музея отца и приводит в порядок архивы и принимает приезжающих. Такие люди выполняют роль посредника между делом отца и остальным миром. И появляется вопрос: а где они сами?

Если говорить о возможных самоопределениях, есть несколько вариантов. Можно идти «во двор» отца разбираться с его наследием. Когда сын не может развить дело отца, у него появляется возможность жить в том, что уже сделано, многие именно так и самоопределяются. Например, сын известного психолога Леонтьева тоже академик, но все его доклады посвящены трудам отца, то есть он фактически живет в ссылках своего отца.

Можно не захотеть быть на вторых ролях и завоёвывать свою позицию в других областях. Но этот выбор непрост для семьи. Например, в Израиле в кибуце всё делится поровну, кибуц содержит своих членов. Многие люди живут там всю жизнь – это становится для них образом жизни и мыслей. В некоторых кибуцах есть специфический ритуал обращения с детьми, которые выбирают другой образ жизни: уезжают и остаются во внешнем мире. Вся семья их оплакивает три дня как умерших, и потом их забывает и более не произносит их имена. Эти дети становятся изгоями.

И очень немногие идут третьим путём: находят в себе потенциал продолжить дело отца и сказать что-то новое, за счёт мощной рефлексии того, что «наговорили» их гениальные отцы, выстраивают собственное движение. Трудно сделать шаг и развить дело отца, я знаю только двоих, рядоположенных своим родителям – Эльконина и Щедровицкого.

Кто ставит ребёнку задачу быть наследником? Ему необходимо право выбора! И каждый выбор мучителен: «Кто ты? Ты будешь летать или лежать на одном месте?». Жизнь человека – это сворачивание его возможностей, перечень возможностей, которые он не использовал. И поэтому важно постоянно рефлексировать себя и вслушиваться в жизнь: задать себе «высокий взлёт», а потом соизмерять его со своими возможностями.

Что может родитель сделать для такого ребенка? Удачная родительская стратегия в том, чтобы открывать и показывать разные пути. Ненаследник начинает с нуля, у него есть только возможность набрать потенциал и прыгнуть – а как высоко, это зависит от его сил. Наследники обладают большим богатством культурных выборов. Нужно чёткое понимание того, что утрачивается и что приобретается на каждом пути, тогда культура наследования заключается в культуре выбора траектории и следования ей. И в этой ситуации очень важна рефлексия родителя, в противном случае он будет считать, что ребёнок обязан продолжать его дело. «Наша компания существует 150 лет и первый сын её наследует – не важно, что он хочет сам», если сын к этому непригоден, он разрушает дело. Культура родителя в том, чтобы обсуждать с ребёнком разные пути и возможности.

Тем не менее, у самого родителя стоит задача передачи дела и желательно собственным детям. Здесь появляется место для позиции педагога, который может обсуждать проблему и с ребёнком, и с родителем. Есть технология показывания на культурном материале работу родителей. Например, можно показать ребёнку банковское дело, но не в нашей стране, где банковская деятельность затенена, а например, в Англии – сходить в музей банковского дела, выбрать и посмотреть два – три банка. Ребёнок, возвращаясь из такой поездки, начинает понимать эту культуру и разговаривать с отцом про его дело. Есть вариант социальных стажировок на предприятиях родителей детей, учащихся в одном классе, после чего дети начинают обсуждать с ребёнком деятельность его отца. И опять – ситуация культурного разговора. А далее дело педагога – обсуждать, насколько близко ребёнку выбранное профессиональное направление, насколько комфортно и творчески он в нём себя ощущает.

Культура семейных фирм связана с тем, что сложно доверять посторонним. И здесь может быть эффективной стратегия приёмных сыновей, как зачастую делалось в мафии. Это даже не приёмный сын, а фигура наследника, способного принять дело. В этом случае важно точно выбрать этого наследника, а далее вкладываться в него несколько лет. Георгий Петрович Щедровицкий отталкивался от этой установки, он вовлекал в свою деятельность как своего сына Петра, так и других молодых, и каждый имел шанс прыгнуть.

Для наследования дела важно его показать, это многослойная проблема. Профессиональное связано с ценностными вещами. Сейчас в Америке мы ведём проект, связанный с передачей культуры в русских диаспорах. Обеспеченные люди, понимают, что дело передаётся только вместе с культурой ведения этого дела – русскоязычной культурой, ментальностью, традициями выстраивания деловых отношений. Этому нельзя напрямую обучить, это можно только показать, привить. Был придуман проект клуба для деловых людей этих диаспор, а для детей – путешествия – знакомства с местами, культурными феноменами, которые значимы для их семей. Возникла идея клубного фестиваля для людей разных возрастов – в Одессе. В привычном окружении ребёнку сложнее уловить культуру и осознать это как ценность, а в таких проектах культура по-настоящему оживает.

Возможно, родителям важно не столько передать своё дело, сколько передать свои ценности, образ мыслей, идеологию. Тогда нужно как можно больше проводить с детьми времени, разговаривать с ними, вместе что-либо делать, при этом не что-то обыденное, привычное, а привлекать ребёнка в пространство своей жизненной активности. Например, моя дочь отказалась быть педагогом, но я живу в методологической культуре, и моя дочь начала к этому присоединяться – в своем профессиональном направлении – через образ мышления.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Кризис. Предназначение. Человеческий капитал.
Тема номера
Через тернии - дальше, дальше, дальше...
Дмитрий Петров
Человеческий капитал
Редакция "Со-Общения"
Возвращение человека
Олег Алексеев
Капитал: Новое прочтение
Александр Неклесса
Народу много. А люди - где?
Михаил Кутузов
Со-Общения
Со-Общения
Практика
Сам себе тренер
Руфина Копылова
Если вы хотите передать дело детям
Елена Русская
Капитал в открытом доступе
Ирина Кучма
Актуальный сюжет
Вам послание. От Президента Российской Федерации
Дмитрий Петров, Анна Носенко
Кадровый пасьянс - 2008
Павел Малиновский
Где живет сейчас наследник?
Литература на сквозняке истории
Редакция "Со-Общения"
Оперативный простор
Русские Сен-Пьеры
Мирон Боргулев
"План Андропова" десять лет спустя
Михаил Любимов
Гуманитарные технологии на переломе эр
Алексей Ширшов
Неты Будущего. Neтократия
Алан Кросби. Наследование бизнеса
Иткуль Кашапова
Переоценка ценностей
Мария Син-Ше


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.