Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Консалтинг: Я могу. Больше, чем я думал / Концепт

Предназаначение консалтинга


И консалтинг как личное Предназначение

Редакция «Со-Общения»
mail@soob.ru
Версия для печати
Послать по почте

Когда масс-медиа перечисляют виды деятельности, в которых обретает себя новый класс, забыть они могут многое, но о консалтинге упомянут обязательно. Возможно, потому, что журналисты встречаются с консуль­тантами чаще, чем, например, с генералами…
Но что же на самом деле скрывается под красивым лейблом «консалтинг» ?


ТАИНСТВЕННАЯ ПРОФЕССИЯ

Однажды видному российскому политтехнологу порекомендовали в помощники некоего юношу. В ходе беседы мастер спросил его о роде занятий. «Маркетинг» — ответил тот.

- Маркетинг? Где же?

- В «Мастерфудс»!

- Любопытно. И как работа?

- Отлично! Занимаюсь «Сникерсом» и «Марсом». Развожу их по палаткам. Юноша честно думал, что это — маркетинг!..

Если некто трудится в черной металлургии, то известно, с чем он имеет дело: это железо, печи, поставки сырья, торговля сталью. Понятно, в каком кругу человек вращается, кто его партнеры, какими качествами он обладает. То же — с ресторанным бизнесом, IT, рекламой…

А вот с консалтингом — всё не просто. Из примера видим: звучным термином порой обозначается деятельность, ничего общего с ним не имеющая. Не потому ли так часто встречаются люди, утверждающие, что работают в консалтинге, а на самом деле «развозящие шоколадки»…

И если о ком-то скажут: он — консультант, понять не удастся почти ничего ни про человека, ни про круг его общения, ни про уровень принятия решений, на котором он действует. Ибо работать он может и в металлургии, и в политике, и в розничной торговле. Консультантами называют себя и посредники, и работники маркетинговых сетей, например: «консультант Faberlic» или «консультант Zepter»…

Некоторые из них зарабатывают сотни долларов в месяц, другие — сотни тысяч в неделю. Но назвать себя консультантом может и некто, вообще не получающий денег!

Помните, как Центризбирком решил лицензировать политконсультантов и ничего не вышло? Ну как запретишь давать советы, если у нас — свобода слова? Как лицензировать право жены советовать мужу, а друга — другу?

Современному праву трудно это описать. Ибо общество понимает под действием прежде всего физический акт, но не слово! Между тем это затрудняет понимание важных аспектов гуманитарно-технологических практик! В культурах, где свобода слова не являлась императивом права, дело обстояло иначе.

Итак, каково же содержание деятельности, именуемой консультированием? Ведь если всё многообразие специалистов и профессий объединено именно им — словом, — значит, у них есть общие качест-ва! И искать их нужно не только в профессиях, но и в самом слове.

СЛОВО И ДЕЛО

Но как быть, если в языке слово стерто (Шкловский писал, что и слова стираются, как старые деньги)? Быть может, чтобы восстановить номинал этой монеты — термина «консалтинг», — нужно обратиться к временам, когда она была отчеканена? И понять — кем и зачем. Ведь сомнительно, что слово, означающее столь специальный вид деятельности (в известном смысле не присутствующий нигде, кроме как в слове), могло возникнуть само. Как же это случилось?

Начнем с очевидного: консалтинг (consulting, англ.) имеет значимую приставку «con-» (com-) — переведем ее как «со-», — указывающую на со-вмест-ность со-вершаемого действия, со-вместность учас-тия в sulting'ге. По-русски слово с этим значением писалось бы с приставкой «со», подобно словам соучастие, со-пряжение, со-общение.

Но с кем же происходит это «со-»?..

На первый взгляд с тем, кого консультируют. Но ведь мы не говорим «я занимаюсь консалтингом с таким-то», но говорим «я его консультирую», то есть я по отношению к нему совершаю операцию совместно с чем-то еще. Скем же?

В ответе на этот вопрос при разборе корня «sult» очевидности не возникает. Но, вкапываясь в перво-истоки, можно выстроить гипотезу о его значении и происхождении в эпоху консулов… Латинское «sult» восходит к названию древнего римского жреческого ордена салиев (salii) — «танцоров», «прыгунов», — посвященного богу Марсу. Видимо, это сообщество одновременно являлось и школой боевых искусств (ведь танец, особенно в ранних версиях, есть ипостась боя). В те времена жреческий круг представлял собой закрытый ин-ститут. И всё же двое из числа салиев были фигурами публичными. Они служили (внимание!) консулами — чиновниками, стоявшими ближе всех к царю — рексу — и хранившими в бою его физическое тело, а в политике — тело деятельное.

Это может показаться спекуляцией. Но разве феномен охранника-советника не актуален в сегодняшней культуре? Вполне. И более чем возможно, что он был актуален и для рекса — царя совсем молодого в ту пору народа…

Кстати, исследуя институт советников, советни-чества, совета в русской древности, обнаруживаем, что и там советниками в первую очередь были члены дружины. Естественно! Ведь в пору битв право подать совет имел человек испытанный, прикрывающий тебя в бою, достойный того, чтобы довериться не только его мечу, но и слову.

Однако на вопрос, с чем же и с кем происходит со-ветование, на сопричастность чему указывает приставка «-со», это рассуждение ответа пока не дает. Но подсказывает следующий шаг.

ПРИЧАСТНОСТЬ ИДЕАЛЬНОМУ

Итак, консулы, хранящие царя, лидера, начальника (а рексы были начальниками в буквальном смысле слова — они начинали Рим, как сегодня новый класс начинает Россию, «страну, которой не было»), удостаивались его доверия, ибо были соприча-стны чему-то, что позволяло рексу доверять людям более сильным, чем он!

Они были салиями — жрецами, посвященными в Знание, сообщенными через Знание и в соответствии со Знанием видевшими свою миссию в оказании царю всемерного со-действия! Так закладывалась «трехглавая традиция» — когда два человека, стоящие по правую и по левую руку от вождя (прикрывающие левый бок и спину в бою), — являются теми, совместно с кем можно принимать решение и транслировать его остальным.

Случайно ли в Греции понятие «совета» описывалось через слово «symbole»? То самое «symbole», которое «символ» — «symbolon», означавший «договор», «знак». Но при этом — всё с той же приставкой «со-», звучавшей по-гречески «sym», и с корнем «bolon», означавшим «решение», «волю», «совет». То есть и здесь видим указание на сопричастность чему-то, стоящему вне человека и мира вещей!

Но большая ясность возникнет, если вспомнить, что «символ», о котором идет речь, есть не что иное, как Символ Веры, принятый Никейским Со-бором при попытке понять: что же было сообщено людям Богом через его посланническую ипостась — высказыванием чего стал Спаситель!

Итак, очевидно: «символическое Знание», как и «Знание консульское», связано с идеальными, горними сущностями. И только причастность к ним позволяет дать совет, консультировать...

Но вернемся в наши дни. Какое отношение имеет нынешний консалтинг к жрецам и воинам? Прямое. Ибо задача поиска того общего, что объединяет представителей мира консультантов — это ответ на вопрос, кто принадлежит к этому миру, а кто — нет. А также и на другие, например: как выбирать консультантов? Что считать критерием рейтингов консалтинговых компаний? Кто достойный консультант, а кто не достоин этого имени? И что важно понимать, чтобы преуспеть в этом деле? Короче говоря: как стать тем лучшим консультантом, который соответствует современной матрице общественных отношений, запрограммированной греко-римским периодом?

НЕ ПРАЗДНЫЕ ВОПРОСЫ

Итак, консультант причастен Знанию. Или одной из его дисциплин. Но эти дисциплины соединены общим видением картины мира, базовой для общества, где трудятся консультанты.

В (ЯР легко представить себе консультанта по наладке оборудования или технике безопасности. Ну а консультанта-астролога или колдуна?.. В нынешней же России — сколько угодно. Но вообразите здесь фирму «Алхимик и компания» или специалиста, бросающего руны… А всего лишь 1000 лет отделяет нас от поры, когда не умеющий этого не мог стать тем, кого бы мы назвали политтехнологом.

На рынке отсутствует христианский консалтинг. А ведь именно таких консультантов готовил орден иезуитов. Сейчас это могла бы делать Православная Церковь. Да, в мире, где «цель бизнеса — прибыль», христианский консалтинг не нужен. Но в мире, где важен вопрос: «А что есть цель прибыли?», такое консультирование могло бы стать важным участником рынка.

Известно: консалтинг междисциплинарен. Один и тот же мастер может сегодня работать с фирмой, торгующей зерном, завтра — с косметикой, послезавтра — с РАО «ЕЭСРоссии», — а через месяц с Минобразования или МВД. В отношении консультантов трудно выделить общий материально-инструментальный предмет, объединяющий адресатов их труда. Но всех их можно назвать консультантами в области управления. Не секрет: и компания, работающая в области IT, и фармакологическая фирма добивается серьезной капитализации и успеха, если включает в прайс-лист своих услуг управленческую компоненту.

Итак, консультант перестает быть экспертом, то есть лицом, опытным в одной предметной области. Он не просто «переносчик опыта из одной сферы в другую». Его практика сообщена с представлением о целях, лежащих за пределами ощутимого мира. Например, в будущем. Которого еще нет. Но о возможности и неизбежности которого консультант знает. Он — человек, совместно со Знанием сопрягающий воспринимаемое органами чувств с тем, что находится во внечувственной зоне. И это же Знание, эта Идея связует все деятельности, представители которых пользуются услугами консультанта.

Но имеем ли мы дело с единой идеей, которой сопричастны консультанты, или же это ряд идей, в сопричастности с которыми действует несколько разных консалтинговых сообществ? И есть ли это идеи развития или же идеи порядка?

Это вопросы далеко не праздные. И для клиента, который, пригласив консультантов, работающих в разных парадигмах, может разорвать свой бизнес противоречащими друг другу концепциями. И для консалтинговых фирм, которые могут добиться мастерства персонала и построить синер-гическую модель продвижения услуг, только задавая высокий уровень связности.

Это не праздный вопрос и при выполнении контрактов. Ибо клиенту важно понять, почему ему дают советы. Ему — знающему предмет лучше всех!

Наконец, это важный вопрос для всего цеха консультантов. Поскольку, не прояснив, в чем высокая санкция их деятельности, они не решат важных проблем, снижающих прозрачность рынка и сдерживающих его развитие. Например, не преодолеют предубеждение клиентов против публикации информации о том, что они были заказчиками консалтинговых услуг. С этим всё еще большая путаница: часто клиенты не видят себя рексами, получающими совет, но боятся, что они никто, звать их никак и скоро все об этом узнают.

Переживает и правительство, не умеющее ответить на вопрос, почему оно спрашивает у частных лиц, как ему выстроить государство Россия, обеспечив при этом удвоение ВВП и рост конкурентоспособности страны. Между тем профессионалы, посвятившие старт карьеры государственной службе, могут, несомненно, увидеть и найти ее эффективное продолжение в консалтинге. И тогда, возможно, многие молодые люди пойдут на госслужбу, как в длительную интернатуру — осваивать знания, позволяющие потом консультировать предприятия и предпринимателей в отношении их роли в госстроительстве.

Многие из тех, кто окажется близок к современным rex'ам, смогут стать советниками, то есть более чем партнерами тех, с кем их сблизила судьба; влившись в ряды перспективного меньшинства, обретающего в консалтинге социальную роль, позволяющую практиковать идеальное: науку, мировоззрение и даже веру. Иными словами, овладевать «профессией» в исходном смысле слова — предназначенной деятельностью, оплата которой есть способ измерения человеческой эффективности.

Итак, ответ на вопрос, с чем же сообщены консультанты, есть рассказ о том, «что управляет моим поведением, чьим именем я отдаю его тому, кого консультирую». Но это могут проявить только сами консультанты! И доказать, что они не укрывшиеся за красивой маской шарлатаны, мошенники и опасные разрушители связности (ведь и Воланд именовался консультантом!). Доказать это можно, только следуя этическим нормам, диктуемым отношениями с тем высшим, что управляет Предназначением Консультанта.

Так в чем же его Предназначение?

В развитии связности между миром материальных задач и миром идеальных целей? В том, чтобы, пользуясь продуктами той или иной культуры Знания, инвестировать в культуру и в производство этого Знания? В отношении к контракту как к форме со-общения с ультраструктурами — европейской традицией, русским языком, — которые консультант эксплуатирует, делая свое дело?

И наконец, не состоит ли Предназначение в развитии целостности государства?

На все эти вопросы мы отвечаем: да, безусловно.

С уважением, редакция «Со-Общения»


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Консалтинг: Я могу. Больше, чем я думал
Концепт
Большой труд - управление выбором
Дмитрий Петров
Предназаначение консалтинга
Редакция «Со-Общения»
Консалтинг In Natura
Виктор Осипов
Древняя Греция и гуманитарные технологии
Алексей Ширшов
Есть такая миссия - советы давать
Руфина Копылова
Метафизика службы
Илья Бражников
Самый успешный советник
Антонина Воронкова
Со-Общения
Со-Общения
Практика
Консультанты бывают разные
Хочешь быть консультантом? Будь им!
Грант Барсегян
Разумные пахари мифопоэтических нив
Владимир Ешкилев
Деловой разговор - 3
Вадим Логинов
ОSMыSливая президентские выборы
Максим Каневский
Оперативный простор
Повесть о правостоящем человеке
Валерий Хилтунен
Искушение политикой
Павел Гельман
Этюда о позиционировании
Сергей Пашутин
Новый красный проект
Олег Иванов
Антология психо-делических самокруток
Катерина Медведева
Апология непримиримости
Андрей Метельский
Ре-конструкция по Датски
Вера Васильева


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.