Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Новый класс: лед тронулся / Практика

Эволюция экспертного сообщества: от мифов к ценностям


На смену социальным сказочникам идут мастера общественной связности

Илья Кузьменков
Генеральный директор компании «Кузьменков и Партнеры. Создание репутаций»
info@kuzmenkov.ru
Версия для печати
Послать по почте

90-годы проверяли экспертное сообщество на прочность. Этой проверки оно не выдержало. Практика показала, что строительство политических и социальных миражей непродуктивно, более того - опасно. Поколение профессионалов-гуманитариев, не сумевшее использовать свой шанс и потому проигравшее битву, уходит, освобож-дая место новой волне.

- Некоторые эксперты считают, что в России формируется новый класс, и это — предприниматели. Причем, с точки зрения ряда диссидентов-марксистов, это коммунистическая номенклатура. Но есть и другая гипотеза, состоящая в том, что новый класс у нас — это прослойка менеджеров, служащих медиаторами между элитами (высшим истеблишментом) и собственно народными массами. Этим людям присущи определенные качества и характеристики, и одна из них в том, что это не средний класс…

- Начнем с того, что попытки найти средний класс, обозначить его, описать через стиль потребления, через определенный modus vivendi, политические убеждения, через ценностные характеристики предпринимались достаточно долгое время. Насколько я понимаю, эта деятельность не привела к какому-то реальному результату. Средний класс пока видится как слой потребителей с набором определенных характеристик, способностью приобретать те или иные товары и услуги, например услуги фитнес-центров и туристических агентств.

Но сколько-нибудь научный, социально значимый и красивый образ в результате всех этих изысканий средний класс так и не приобрел. Это, собственно говоря, отражает наша политическая реальность. Например, последние выборы.

- То есть вы считаете, что СПС и «Яблоко» претендовали на то, чтобы выражать интересы среднего класса?

- По всей видимости, да. Был такой миф, что если есть средний класс со своим интересом, то у него должны быть политические выразители, и вот — две партии, выражающие интересы этого среднего класса. Но оказалось, что вне потребительского контекста среднего класса как такового не существует. Поэтому, собственно, я и не говорю о среднем классе. Да, в России есть какой-то слой людей, зарабатывающих больше, чем требует физиологический прожиточный минимум, но это не объединяет их в единый политический слой.

- Так о чем же мы говорим — об экспертном сообществе или о формировании слоя активных интеллектуалов? Очевидно, что эти две группы определяют интеллектуальную жизнь страны — сравнительно узкое экспертное сообщество и более широкое интеллектуальное. Но при этом речь идет и о принципиальной разнице между ними.

- Начнем с экспертного сообщества. Это социологи, PR-консультанты (независимые и работающие в структурах компаний и госорганов), специалисты в области рейтингового менеджмента, журналисты, креаторы, многие «деятели культуры», специалисты в области рекламы, специалисты по спонсорству и фандрайзингу, политконсультанты, эксперты-аналитики, чиновники, работающие в исполнительных органах, регулирующих жизнь медиаполя, эксперты, работающие над законодательством по СМИ, депутаты, это законодательство принимающие, создатели и руководители различных фондов, преподаватели и ученые соответствующих кафедр, политики, позиционирующиеся как эксперты. Эти люди периодически перемещаются в пространстве общественных связей. В итоге не важно, какую должность занимает человек. Является ли он непосредственно сотрудником государственного аппарата, работает как независимый консультант или как журналист?

Иногда профессиональное сообщество есть ресурс власти, связующее звено, а иногда ситуация меняется и само экспертное сообщество становится властью. Кстати, спецслужбы в какой-то мере тоже являются частью экспертного сообщества.

- Но бывали ситуации, когда экспертное сообщество брало на себя функции власти…

- Мне кажется, события 90-х годов в значительной степени можно считать примером именно такой ситуации. Причем это негативный пример. Я считаю, что наше профессиональное экспертное сообщество не справилось со своей функцией на рубеже перелома власти в 80-90 годах, и, особенно в 90-е годы.

В чем причина? Мы знаем, что крайности сходятся и те, кто противостоят друг другу, на самом деле представляют в итоге — по характеру мышления, поступкам, логике — единое целое. Коммунисты и антикоммунисты; левые, правые… Мне кажется, наше экспертное сообщество на протяжении 90-х годов было глубоко коммунистическим по своей сути. Это сообщество сказочников, мифологизаторов. Мы ведь всю жизнь жили в рамках двойной морали. Под идеологией у нас всегда существовало мифотворчество, причем буквальное. Поэтому у нас PR воспринимается большей частью общества, в том числе его интеллектуальной частью, как профессия не то чтобы низкая, но не вполне достойная и не вполне корректная.

Чтобы убедиться в этом, можно почитать книги российских авторов тех лет, вспомнить выступления лидеров мнений того периода В качестве удачных примеров почти всегда приводятся случаи успешного создания мифа какого-то человека. И этот миф прожил два или три года. Но это и был советский подход к идеологической работе, с принципиально неверным пониманием термина Public Relations, суть которого — разъяснение, создание устойчивых связей там, где они почему-либо не развиваются естественным образом. Вместо этого происходит еще большее разделение между общественными группами через мифологизацию, создание искусственных, мифических, сказочных образов, которые только увеличивают существующую дистанцию.

В 90-е годы наше экспертное сообщество воссоздало модель идеологической работы, которую оно наблюдало или в которой участвовало в 70-80-е годы. Не хочу обвинять людей в цинизме, большинство делало это по убеждению. Очень многие члены этого сообщества исповедуют либеральную идею (в своем понимании), и они делали все, чтобы эту идею в России утвердить и закрепить, сделать ее основной в структуре государственной идеологии и жизни общества. И провалились.

Сегодня важно понять, почему, собственно говоря, провалилась деятельность экспертов, которая на протяжении десятилетия велась в условиях полного карт-бланша, полной возможности влияния на ключевые, как они считали, инструменты формирования общественного мнения, — СМИ. Правда, мы знаем, что не только СМИ определяют информационное поле. Они являются лишь ретрансляторами. Вопрос в том, что именно они транслируют… Есть мнение, что в экспертном сообществе должна произойти смена поколений, должны прийти люди, сформировавшиеся в постсоветскую эпоху, способные адекватно реагировать на современные задачи.

- Группа интеллектуалов во власти, «молодых реформаторов»- это все экономисты, люди с очень приличным образованием. Они же, в общем, показали пример Вот мы, интеллектуалы, экономисты (в основном экономисты, чуть-чуть гуманитарии), пришли, вот мы это делаем, берем ответственность. Существует ведь понятие миссии, наделенное особой ценностью. Миссия — это когда человек преследует некую высокую цель. А вот была ли у них миссия как у группы людей, как у выразителей своего сообщества — для меня вопрос. И — справились ли они?..

- Понимаете ли, по большому счету говорить об этих людях сейчас не очень интересно. В них даже не оказалось какой-то серьезной противоречивости, то есть никакой драмы… Все закончилось фарсом. Так же как с выборами…

Надо сказать, что в сложившейся ситуации есть некоторая вина экспертного сообщества, которое, изменяя свои профессиональным принципам, зачастую бралось за мифотворчество, оканчивавшееся коллапсом, в то время как задача консультанта — предупреждать о возможных последствиях и не принимать заведомо тупиковый заказ.

- А люди второй группы, формирующие интеллектуальный потенциал общества, интеллектуальную динамику в нем, они, что, были выключены из этого процесса мифотворчества? Вы сказали сперва, что проводите грань между этой группой экспертного сообщества и широкой интеллектуальной средой. То есть вот эти ребята не участвовали совсем? А чем же они тогда занимались?

- Здесь были разные периоды. Возьмем, скажем, 80-е годы, начало перестройки. Времена, когда ключевым человеком в экспертном сообществе был Александр Николаевич Яковлев…

То есть, по-вашему, Яковлев в полной мере был членом экспертного сообщества?

- Он был во главе экспертного сообщества. Он был ключевым и определяющим человеком, который сформировал информационное поле, инертность которого существует в той или иной степени до сих пор.

Если мы возьмем те годы: 1988, 1992, 1993 — широкое интеллектуальное сообщество, безусловно, принимало участие в формировании экспертного поля. Более того, именно это сообщество оплодотворило и создало в какой-то степени новую инфраструктуру. Кто принимал участие в общественно-политической жизни в конце 80-х—начале 90-х годов? Врачи, люди из научно-технической среды, академгородков и так далее. Эти очаги интеллектуальной жизни дали много кадров. Это были иногда диссидентские круги, которые в меньшей степени оказались представлены в истеблишменте. (Но это нормально, потому что диссидент оппозиционен по большому счету всегда и всему.)

Поэтому произошло оплодотворение экспертного сообщества новыми людьми. Частично остались и старые кадры. Но в чем была особенность того раннего периода, кардинально отличающегося от сегодняшнего? В том, что интеллектуальное сообщество в России 70-х-80-х годов действительно существовало. Существовало как единый, не монолитный, но реальный обширный класс. Почему? И это принципиальный момент, который дает ответ и понимание того, почему сегодня в России нет и пока быть не может нового класса. Потому что, чтобы какое-то сообщество, в принципе, существовало, ему нужна разделяемая его членами сверхценность. Я имею в виду не профессиональное сообщество, где все между собой связаны, в том числе материальными и профессиональными интересами. Ведь профессиональное сообщество — это интегрированная управленческая цепочка. Журналист не может работать без политика, политик не может без социолога, социолог не может без аналитика... Все эти люди заинтересованы друг в друге хотя бы потому, что в борьбе друг с другом они обретают самоидентификацию .

В отличие от этого, врачам, журналистам, физикам, писателям и другим деятелям «интеллектуального труда» вместе без особой необходимости общаться и собираться незачем. Потому что у каждого из них есть свои личные экономические и клановые корпоративные интересы. И в какой-то степени они даже конкурируют, например, за государственную помощь, дотации.

Тем не менее в 70-е годы интеллектуальное сообщество существовало, потому что были вполне определенные цели и ценности. Была главная ценность — свобода, и цель — достижение этой свободы. Поэтому в этом сообществе одновременно находились Высоцкий, Шафа-ревич, Сахаров, монах, отбывший срок за религиозную пропаганду, диссидент, какой-нибудь член Хельсинкской группы, ученый, и оппозиционно настроенный член КПСС. Они и составляли это интеллектуальное сообщество в России. Потому что у них были общие цели и ценности.

То же самое можно сказать, кстати, о российском интеллектуальном сообществе столетней давности, дореволюционном. Российское сообщество тех времен было по преимуществу левым. Это факт. Это касалось и деятелей культуры, и части дворянства, и других слоев. Ценность того времени — левые взгляды. Цель — в той или иной форме достижение и реализация этих левых взглядов, а также социальная справедливость и прочее, прочее, прочее.

А общество 70-х годов, сопровождавшихся трансформацией представлений о гуманистических идеалах и гуманистических взглядах, было отражением того времени.

Чтобы существовало сообщество, необходимы объединяющие цели и ценности. И когда свобода была обретена, когда цель была достигнута, выяснилось, что наше интеллектуальное сообщество достаточно разнородно по своей структуре. Потому что под понятием «свобода» для каждого из членов этого сообщества были подверстаны совершенно разные взгляды и разное понимание.

И вот результат: сегодня в России не существует единого интеллектуального сообщества. Почему? Потому что единых ценностей и целей нет.

Беседовал Тимофей Богданов


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Новый класс: лед тронулся
Концепт
C приветом по классу, дамы и господа!
Дмитрий Петров
Наследники свободного дела
Ефим Островский
Новый класс и семантическая реконструкция страны
Александр Неклесса
В мире без утопий и антиутопий
Валерий Подорога
О возможностя развития России
Рифат Шайхутдинов
Со-общения
Со-Общения
Практика
В ожидании новых лидеров
Александр Борисов
Воодушевляющее управление
Александр Погорельский
Эволюция экспертного сообщества: от мифов к ценностям
Илья Кузьменков
Деловой разговор - 2
Сергей Михайлов
Русский язык как вид бизнеса
Александр Школьников
Они вызывают огонь на себя
Андрей Теребенин
Меж двух времен
Михаил Дубровский
Оперативный простор
Да здравствует (контр) революция!
Ефим Островский
Методология и проектирование
Сергей Зуев
Три «К»-фактора бизнес-стратегии
Андрей Кулаков
В поисках миссии
Дмитрий Шушарин
Задача со многими неизвестными
Эдуард Михневский
Заокеанские наследники бородатого Карла
Кондратий Рылеев
Посмотри в глаза бизнесу
Катерина Медведева
Слово о методе
Вера Васильева
Мир: семь размышлений в мае 2003 года
Субкоманданте Маркос


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.