Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Новый класс: лед тронулся / Практика

Воодушевляющее управление


Готов ли новый класс помочь его осуществить?

Александр Погорельский
Председатель Правления Фонда реальных дел «Территория Будущего»
vslp@bk.ru
Версия для печати
Послать по почте

И сам новый класс, и его социальное содержание, и политическая роль видятся и оцениваются очень по-разному. Безусловно, большинство суждений, и прежде всего самые парадоксальные из них, важны и любопытны. И когда предприниматели начинают не только оценивать настоящее и будущее нового класса, но и идентифицировать с ним себя, как это делает Александр Погорельский, дискуссия делает особый поворот.

СОЗДАТЕЛИ ПРИБАВОЧНОГО ПРОДУКТА

С известной долей условности можно сказать, что значимые, масштабные перемены в обществах происходят, в частности, потому что появляются новые социальные слои, которым очень тесны все прежние ограничения — от экономических до законодательных. Подобные ситуации всегда заканчивались переустройствами, либо революционными, либо более мягкими. И новый слой выходил на арену в качестве мотора развития. Это первое.

Второе. Есть гипотеза, что в России, в ситуации, сложившейся в 80-х годах и длящейся по сей день, таким слоем является социальный феномен, именуемый новым классом или четвертым сословием. Он состоит из хорошо образованных людей, принимающих решения в бизнесе, финансах, государственных структурах, политике, культуре. Верно ли, на ваш взгляд, мнение, что новый класс в России существует?

- Что касается «новых классов» в истории, то уместно вспомнить, что они не являлись единственными субъектами социального действия. Важнейшим фактором всегда было и сопротивление, если можно так сказать, классов «старого общества». И если бы это сопротивление не было таким активным и нетерпимым, то последствия и ход многих преобразований могли бы быть гораздо менее трагичными. Самый яркий пример — Франция, где третье сословие поначалу отнюдь не стремилось упразднить монархию. Тогдашних буржуа устраивало всё, они требовали лишь более справедливой корректировки системы налогообложения земли. То есть на старте их требования были минимальны, но совершенно необдуманная реакция господствующих классов привела к тому, что произошел взрыв.

Второй пример — это, на мой взгляд, развал (СССР и революционные преобразования, которые произошли затем в России. Эстонские коллеги-экономисты и сейчас говорят мне, что даже накануне крушения империи Эстония больше, чем экономической самостоятельности, не просила. Тем не менее, сопротивление советских элит достаточно умеренным и разумным требованиям привело опять-таки к социальному взрыву и последующему развалу страны. Я не говорю, что этого не произошло бы в любом случае, но тем не менее сопротивление имело место и было одним из важнейших факторов в разрушительном для СССР сценарии. На этом я хотел бы закончить с первой гипотезой, за которой так и маячит призрак Карла Маркса, и перейти ко второй.

Заданный вами вопрос весьма интересен. Дело в том, что сегодня Россия так или иначе пришла к рыночной экономике. В несколько извращенном виде, правда, но что есть, то есть. И вот тут перед нами вновь возникает проблема, которую ставили еще физиократы, а вслед за ними и всё тот же Маркс. Она заключается в том, что, существует какой-то фактор производства, который создает весь прибавочный продукт. Что же это за фактор такой? Физиократы относили его на долю земли, а Маркс — на долю наемного труда.

На мой же взгляд, имеет право на жизнь следующая гипотеза: основным производительным классом в рыночной экономике является все-таки предприниматель. То есть именно его организаторскими усилиями создается эта самая прибавочная стоимость. Я не думаю, что в СССР большинство людей работали меньше, чем, допустим, во Франции, однако экономические результаты и уровень их жизни были совершенно другими и в не последнюю очередь за счет фактора организации.

НОВЫЙ эксплуатируемый класс

- То есть предприниматели, по вашему мнению, и составляют собой новый класс современной России? Хорошо, допустим. Но каковы в таком случае социальные параметры этого класса?

- Как ни парадоксально, предприниматель, на мой взгляд, является наиболее эксплуатируемым классом капиталистического общества.

Дело в том, что рабочий, отработав свои восемь часов (там, где уже упорядочена система отношений меж трудом и капиталом), отправляется домой, на стадион или в кино отдыхать. Предприниматель же, если он действующий предприниматель, занимается бизнесом круглосуточно, особенно в период первоначального накопления.

И в этой постоянной занятости, на мой взгляд, есть ловушка для предпринимателя. Он не спит, он думает, он постоянно в борьбе, в напряжении, и в результате часто возникает некий позитивный продукт и результат… Но он все равно не оставит этот результат себе, не унесет свое дело и деньги в могилу, он не ест больше остальных, он в любом случае создает общественный продукт, который в конечном счете увеличивает богатство всего общества.

- И значит, здесь имеет место отчуждение предпринимателя, представителя нового класса, от созданного им продукта. Но, согласитесь, это самое общее рассуждение. Нельзя ли его конкретизировать применительно к «здесь и сейчас»?

- Переходим к положению в России. Тут ситуация сложилась очень интересно и очень парадоксально. И этот парадокс, в частности, объясняет отсутствие реальной социальной базы у либерализма в нашей стране. Связано это с тем, что в силу реальных условий приватизации и переходного периода у нас возник класс в «подполье». Или, иными словами, «подпольный новый класс».

Он состоит из людей, которые в период между началом перестройки и 2004 годом заработали сколько-нибудь заметное состояние, и сегодня, особенно если они участвовали в приватизации, находятся под ударом. В том смысле, что практически всегда любой грамотный и заинтересованный юрист может посадить предпринимателя в тюрьму. Это сейчас настолько проникло в сознание общества, что ГУИН не постеснялся выпустить интереснейший календарь на 2004 год. На обороте ободранная кирпичная стена, в ней окно, решетка. А сверху написано: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся» а внизу — «Кто не с нами, тот у нас».

Я считаю, что эта картинка может рассматриваться как одна из возможных моделей современного общества и современного капитализма в России. Что происходит? В свое время в Совет-ском Союзе была должность «прораб», «производитель работ». То есть человек, который реально управлял процессом строительства и отвечал за его результат. Но в силу того что сметы все устарели, переводные коэффициенты не соответствовали условиям производства, а зарплата в денежном исчислении росла, то любой производитель работ мог в любой момент оказаться за решеткой. Ясно, что он занимался приписками, ибо иначе он не смог бы ничего построить. Так вот, совершенно такая же ситуация сложилась с сегодняшним бизнесом.

Я уж не говорю о том, что собственность у нас оформлена безобразно. Практически можно по любому зданию в городе Москве, а я думаю, и по всей стране сказать: «Это — мое!» И всякими ухищрениями, с помощью специализированных бригад профессионалов, которые сегодня существуют, отобрать это здание. Это касается и порядка целого ряда слияний и поглощений крупнейших компаний. Того же ЮКОСа с Сиб-нефтью. Не буду приводить другие примеры, потому что это было бы не корректно. При этом важно понимать, что в условиях дикого капитализма многие деловые люди решили, что их финансовое положение, их место на рынке даст им возможность эффективно защититься. Не даст.

А это значит, что «подвешен» целый класс, тот самый, который можно определить как «новый». Он в результате не может нормально конституироваться, не может осознать свои общие интересы, не может явно и открыто финансировать политические партии, если это не одобрит соответствующий орган исполнительной власти. Причем этот класс объективно заинтересован в цивилизованном обществе, честном судопроизводстве, дееспособной правоохранительной системе. Таким образом, возникает очень удобная для власти ситуация. А для общества этот «класс в подполье» — одна из главных сегодняшних проблем.

СОЦИАЛЬНЫЙ ЛИБЕРАЛИЗМ

- Но вряд ли новый класс захочет и дальше оставаться в подполье. Помните, как называлась книга генерала Петра Григоренко — «В подполье только крысы»?

- Потому и надо искать выход. Мне он видится таким.

Вот, например, недавно созданный нами Фонд реальных дел «Территория будущего», куда привлечены многие специалисты-гуманитарии — историки, журналисты, социологи, экономисты, проводит семинары на темы, касающиеся стратегического развития страны. На ближайшей встрече мы предполагаем выступить с некоторой концепцией, которую называем социальным либерализмом или либерализмом с человеческим лицом.

Сегодня, когда у многих есть опасение, что в качестве своего стратегического инструмента власть, похоже, выбрала модель тоталитарного (или посттоталитарного) популизма, основы которого были заложены, конечно, еще при Советах, большевистским руководством, которое умело делать внешне эффектные шаги, привлекательные для масс, приходится признать, что при всей своей эффектности, такие шаги лишены экономического содержания.

Да, масштабные кампании по управлению массовым сознанием делают людей послушными и даже порой влюбленными во власть и ее носителей. Кстати, недолгое время своего правления чем-то подобным занимался Юрий Андропов, видимо, не вполне понимая, куда идти и что делать, но при этом совершая приятные с точки зрения массовой психологии, действия, например снимая начальство с банных полок в рабочее время, фиксируя цены на хлеб. Еще водка тогда дешевая появилась — «андроповка»… Но была ли от всего этого польза народу и государству?

Сомнительно. Скорее, такой путь отвлекает людей от действительно важных проблем и ведет страну в тупик. Но есть и совершенно другой путь, и, думается, страна к нему готова.

Дело в том, что период капитализма со звериным лицом закончился. Наступает время исправлять вывихи, накопившиеся за годы реформ, и когда мы итожим меры, необходимые для этого, то приходим к концепции социального либерализма.

И вот здесь мы возвращаемся к тому, о чем уже говорили, — к тому, что всё создаваемое производительным классом есть общественное достояние. Предприниматель рано или поздно сталкивается с тем, что его социальный статус, престиж, критерии его успеха не определяются прямо и исключительно количеством заработанных денег! Потому что, когда мерилом являются и остаются лишь деньги, не только человек, но и общество становится ущербным! Причем, заметьте — я не пытаюсь свести разговор на темы благотворительности, меценатства или гуманитарной деятельности иного рода, хотя эти области, конечно же, тоже очень важны. Я обсуждаю вопросы, относящиеся к экономической и социально-экономической сферам, к другим критериям оценки собственной общественной значимости.

Вот вопросы, значимые в этом смысле для предпринимателя: сколько ты создал новых эффективных рабочих мест? Сколько людей работает на этих предприятиях и получает хорошую зарплату, формируя, в свою очередь, платежеспособный спрос, внутренний рынок и новые потенциалы развития?

То есть почетным становится тратить деньги либо на создание рабочих мест, либо на благотворительность. И в современных условиях растерянности и неуверенности в ближайшем будущем, я убежден, предприниматели, в том числе и крупные, с удовольствием будут заниматься и тем, и другим в обмен на то, что власть обозначит им контуры некой социальной стабильности.

Но это сегодня. Однако есть еще и определение стратегии, в которых предприниматели, новый класс, призваны участвовать в партнерстве с государством. Например, важно понять, а какие именно новые рабочие места могут и должны возникнуть в стране. Какие профессии ей нужны с точки зрения развития? Как эти рабочие места будут формировать внутренний рынок? Как в данном случае будут распределены трудовые ресурсы? И какова роль предпринимателей в этом процессе? На самом деле все эти вопросы можно свести в один: во что вкладывать, куда инвестировать?

Ведь сегодня, по сути дела, наша страна по многим позициям потеряла свое место в международном разделении труда. Значит, можно и должно стремиться его вернуть, разрабатывая инновационные программы образования, развития, тренировки, переподготовки кадров. Пора думать о той нише, которую мы сможем занять в международном разделении труда в будущем — через десять, пятнадцать, двадцать лет. Только так мы вернемся на мировой рынок.

Кстати, в этом плане показателен пример Индии. Там — в нехристианской стране — активно работают католические школы, готовящие грамотных мальчиков и девочек, которые затем идут в такие отрасли, как программирование и компьютерный дизайн. Значительное число индийских предпринимателей и профессионалов, прежде работавших в этих секторах в США, в Силиконовой долине, возвращаются домой и возглавляют там предприятия. Америка уже почти в панике.

Ну а Китай, не имеющий таких образовательных потенциалов, пошел другим путем. Он торгует своим внутренним рынком. Хочешь продавать самолеты в Китай — строй там заводы, а китайцы обеспечат тебя дисциплинированной рабочей силой.

- Вы говорите о стратегических задачах, стоящих перед предпринимателями. А каковы, на ваш взгляд, в таких обстоятельствах функции государства?

- Первое, что могло бы сделать государство, — это не распределять привилегии, а в максимальной степени устранять их. Я имею в виду те привилегии, которые не создаются большей производительностью труда. Это и есть, собственно, либерализм.

Государству следовало бы проводить взвешенную внешнюю и внешнеэкономическую политику, в том числе в интересах создания собственных капиталов. И не только капиталов, а в интересах тех же рабочих мест. То есть оно должно еще больше думать о своих гражданах. И это — уже социальный либерализм. Это принципиальная либеральная позиция, которая от социализма — позиции левой — отличается принципиально. Если облечь эту разницу в форму метафоры, то я сказал бы так: левые считают, что нужно человеку дать побольше тушенки, а мы полагаем, что человека надо научить хорошо работать и предложить ему хорошую работу, чтобы он смог купить не дрянные консервы, а хорошее мясо.

И если уж быть последовательным сторонником социального либерализма, то задачу следует видеть в том, чтобы предложить эту идею обществу, показать ему еще один вектор развития — кроме популистского, посттоталитарного и социалистического.

Для того чтобы это сделать, нет смысла создавать партии, движения или политические организации. Но нужно целенаправленно пытаться представить конструктивную и понятную систему ценностей и принципов, которая может быть воспринята как обществом, так и властью.

Беседовал Аркадий Болотов


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Новый класс: лед тронулся
Концепт
C приветом по классу, дамы и господа!
Дмитрий Петров
Наследники свободного дела
Ефим Островский
Новый класс и семантическая реконструкция страны
Александр Неклесса
В мире без утопий и антиутопий
Валерий Подорога
О возможностя развития России
Рифат Шайхутдинов
Со-общения
Со-Общения
Практика
В ожидании новых лидеров
Александр Борисов
Воодушевляющее управление
Александр Погорельский
Эволюция экспертного сообщества: от мифов к ценностям
Илья Кузьменков
Деловой разговор - 2
Сергей Михайлов
Русский язык как вид бизнеса
Александр Школьников
Они вызывают огонь на себя
Андрей Теребенин
Меж двух времен
Михаил Дубровский
Оперативный простор
Да здравствует (контр) революция!
Ефим Островский
Методология и проектирование
Сергей Зуев
Три «К»-фактора бизнес-стратегии
Андрей Кулаков
В поисках миссии
Дмитрий Шушарин
Задача со многими неизвестными
Эдуард Михневский
Заокеанские наследники бородатого Карла
Кондратий Рылеев
Посмотри в глаза бизнесу
Катерина Медведева
Слово о методе
Вера Васильева
Мир: семь размышлений в мае 2003 года
Субкоманданте Маркос


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.