Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2004/2/op/5


Заокеанские наследники бородатого Карла

Американцы снова пугают! Их исследователи в области общественных наук взялись застращать мир многообразием жутких социальных болезней, угрожающих человечеству. Тут и опасный медиавирус, и губительная affluenza (игра английских слов, обозначающих «потребление» и «грипп») и мало ли еще какие страсти-мордасти. Похоже, эти книги переводятся и издаются в России, чтоб мы порадовались: вон у них там как всё запущено, а у нас - порядок. А глядишь - и иммунитет.

ДИССИДЕНТЫ «ОБЩЕСТВА ИЗОБИЛИЯ»

Опотребительское общество было обломано столько копий и разбито столько бутылок с «коктейлем Молотова», что и не счесть. А оно ничего — потребляет. И жалеет, что времена, когда Джон Гелбрайт впервые назвал США «обществом изобилия», прошли и оно так и не стало «обществом изобилия для всех».

Об этом явно сожалеют авторы «По-треблятства» — книги, включающей в себя в том числе и «некоторые предложения… с помощью которых можно переустроить наши города, реформировать налоговый кодекс и сформировать новые виды обществ, в которых система распределения преобладала бы над конкуренцией».

Вот какая актуальная и важная книга! И прежде всего — для России! И бывших республик СССР. И стран Восточного пакта. Но не только потому, что нет сомнений, что и наши города не меньше нуждаются в переустройстве, а система налогообложения — в совершенствовании. Но — внимание! — главным образом потому, что в ней предлагаются пути и инструменты построения обществ, где система распределения преобладала над конкуренцией.

Вот он — важнейший и актуальнейший момент. Потому что, во-первых, это наша страна более 70 лет была «новым обществом», в своих основах схожим с тем, о коем грезят авторы «Потреблятства». Во-вторых, до сих пор ряд деятелей (Геннадий Зюганов, Виктор Анпилов, Сергей Глазьев) предлагают осуществить в России проекты по воссозданию подобной системы. И в-третьих, стратегически такое направление развития США, по мнению многих экспертов, было бы выгодно их идеологическим противникам и экономическим соперникам, начиная с исламских фундаменталистов и заканчивая японцами и европейцами. Поскольку привело бы к быстрому и значительному экономическому, политическому и военному ослаблению.

И хотя авторы «Потреблятства» имели в виду, конечно, не воссоздание аналога советской системы, а скорее скандинавскую или германскую версию социального государства (сильно сдобренную коммуни-таристским и «зеленым» перцем), это всё же очень большой вопрос, насколько такая версия даже при учете всех ее адаптаций пригодна к культивации на бескрайних американских просторах.

Потому что на этих просторах более чем за 200 лет существования США возникла особая культура, носители которой (даже живущие на пособие и food-stamps чернокожие и белокожие bums), выключившиеся и из процесса конкуренции и социального участия, но плотно включенные в процесс распределения, полагают именно конкуренцию величайшей социальной ценностью и основой свободы.

А доводы левоподобных университетских профессоров из Калифорнии и со Среднего Запада в пользу распределения им, мягко говоря, не близки.

АХ, АМЕРИКА, ЭТО СТРАНА…

Тут уместно вспомнить старую песенку про то, что «…ах, Америка, это страна… Там гуляют и пьют без закуски». То есть они даже шутят особым образом. Вот, например, один представитель среднего класса говорит другому: «Я переживал, что у меня нет встроенного факса, пока не увидел человека, у которого не было мобильного телефона». Это цитата из комикса, опубликованного, согласно авторам «Потреблятства», в журнале «Нью-Йоркер» в 1993 году.

Многие ли из нас в том году знали, как выглядит мобильный телефон? А выглядел он как ящичек со шнуром и трубкой, размером примерно с половинку чемодана «дипломат». Хотя — это у нас. А у них, может, был уже какой-нибудь еще…

Нет, мир, безусловно, меняется. Но в некоторых своих аспектах явно не так поспешно, как это порой кажется. То есть если в США «сразу после Второй мировой войны нормой была площадь дома, равная 750 квадратным футам… то теперь это в среднем — 2300». Ну, короче, только один гараж занимает от 600 до 900 квадратных футов, а «в начале 50-х на такой площади размещалась целая семья!».

Авторы возмущены безудержным и болезненным потребительским ражем средних американцев. Действительно, куда им столько-то? Они призывают соотечественников уняться, одуматься и остановиться. А я призываю российских читателей припомнить, или представить себе, или спросить у старших, какая площадь была нормой для советской семьи сразу после Второй мировой войны, какая — в 50-е годы, а какая — сейчас.

При этом большая просьба: не стоит пенять на войну. Да, она действительно разрушила огромную часть жилых построек и инфраструктуры. Но пенять всё же не стоит. Потому что и до нее даже не слишком большая по площади отдельная квартира была в СССР исключительной редкостью — свидетельством высокого социального положения, и весьма сомнительно, чтобы за одну пятилетку что-либо существенно изменилось.

А что же теперь? У меня есть немало хороших товарищей, которых многие и со всеми на то основаниями считают вполне состоятельными людьми. Но они не могут себе позволить собственный дом площадью 2300 квадратных футов. А в Штатах это удел среднего класса.

ЖЕРТВЫ ВЕЩИЗМА И ХОЗЯЕВА ЖИЗНИ

Было время, когда в Советском Союзе осуждали вещизм. Это была страшная штука — желание иметь вещи. «Комсомольская правда» и «Литературная газета» клеймили всех, кому хотелось носить доброкачественную, красивую, модную одежду и обувь, иметь больше одного комплекта мебели, слушать современный магнитофон и пользоваться приличными бытовыми приборами. Всего этого в СССР не производили. И значит, приходилось покупать задорого. Смешно: юная московская учительница приобретала австрийские сапоги за три месячные зарплаты… А про ее жилплощадь и говорить нечего.

Помню чумовую статью «Небезобидны эти наклейки». Речь в ней шла об уроне, наносимом обществу ярлыками Levi's, Lee, Marlboro и прочими. Тогда провозвестники несоциалистической, правой культуры (Василий Аксенов называл их «стихийными бунтарями против тоталитарности») считали эти «лэйбаки» своего рода знаменами протеста. Комсомольские же моралисты видели их подрывными прокламациями. А сегодня левообразные американцы тюкают собственные бренды.

Ну, и пусть тюкают. Вместе с их квадратными футами. И цитатами из Карла Маркса, писавшего: «Нарастающее обесценивание мира людей находится в прямой зависимости от нарастающей значимости мира вещей». Мы Карла со стенки уже сняли. Они — вешают. Вот потеха.

Почитайте книжку. Очень поучительная.

Книга любезно предоставлена Издательством «УльтраКультура»

Дата публикации: 22:16 | 04.03


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.