Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2004/12/t/3


Индустрии развлечений в России нет?

О фритайменеджменте, русских семьях и длинных проектах
В разгар подготовки к запуску нового претенциозного проекта — центра семейного отдыха и развлечений «Атриленд» — мы беседуем с топ-менеджерами компании «Волшебная планета», осуществляющими управление проектом и маркетинговой политикой. «Атриленд» — это первый развлекательный центр, концепция которого основана на сказочной истории: «Удивительное путешествие Атрика и алхимика Кникса», – книги, написанной известными детскими писателями Мариной Москвиной и Сергеем Седовым. Примечательно, что об этом проекте мы узнали как раз после выхода в печать июньского номера О-О «Литература. Бренд-стратегии. Прикладная история».

— Под вашим управлением запускается проект самого крупного в Восточной Европе развлекательного центра. Зачем Москве ещё одно место отдыха? Какую проблему решает этот проект?

Сергей: Если говорить в целом об индустрии развлечений в России, то её как таковой нет. Ещё звучат отголоски советского наследия, парков аттракционов, совмещённых с ярмарками, сформировавших особенную культуру развлечения без отдыха. Ведь семьи там проводят большую часть времени в очередях к старым машинам. В entertainment’е же самое главное, чтобы люди не тратили время на то, чтобы себя развлечь. И как ответ появляются новые концепции отдыха, но часто недореализованные, недоделанные. Все они обусловлены некоей экономической целесообразностью: инвесторы хотят, прежде всего, получать деньги. Но большинство из них далеки от понимания того, что такое развлечение, что обозначают понятия entertainment’а, amusement’а, анимации. Как это обычно происходит: приобретаются площади, автоматы (часто б/у), и начинается выколачивание денег. Рынок захлестнули супер-слоты, аппараты денежного выигрыша, в которых некоторые находят наслаждение, обманывая своё подсознание. Другой вариант отдыха: рестораны, ночные клубы, в которых главное развлечение — алкоголь. И человек начинает новый день истощённым и морально и физически. Что касается крупных развлекательных центров, то мы можем пересчитать их по пальцам.

Валерий: Недостаток существующих центров в самом подходе к строительству центров. Рынок только формируется, как и сама культура отдыха. От какофонии автоматов, музыки, криков анимато- ров, обычной для большинства центров, устают и дети, и взрослые. А посреди этого производственного шума стоит клоун, играет с двумя детьми, пытаясь перекричать автоматы, от чего даже в соседнем ресторане сложно разговаривать. Есть платежеспособный спрос на семейный отдых, есть вроде бы готовность к инвестициям, но чего-то не хватает. Это проблема управления бизнесом и инвестициями. Проект необходимо максимально быстро сделать доходным, иначе потом тебе больше ничего подобного не захочется строить. А инвестору тем более. Поэтому самое главное в сфере досуга — обеспечить его высокое качество, качество, за которое можно платить высокую цену.

— Как может реализовываться замысел качественного семейного отдыха?

Валерий: Необходимо гармоничное сочетание разных досугов. И обеспечение связанности семьи в пространстве центра. В том числе через аниматоров: именно на них мы делаем ставку, а не на «машинерию». Пространства, паузы между аттракционами должны заполнять аниматоры, опосредующие плавный переход от одного к другому. Не выключая детей из игры, нужно переключить их на нечто другое, на «бесплатного» клоуна. А он отвлечёт их и переведёт на другие игровые автоматы. Так, что семья даже не заметит потраченных денег. Они уходят и говорят о том, как здорово отдохнули, то есть потраченных денег не жаль. Почему? Был отдых, было в меру шумно, был азарт, и было то, что цепляет и побуждает придти ещё раз. Почему цепляет? Мама говорит: «Смотри, наш ребёнок узнал сегодня что-то новое: вот оказывается, если в красную жидкость капнуть белую, то эта красная становится синей». Речь идёт о школе алхимика Кникса для детей, которых ещё слишком рано отдавать в детский сад.

Дома маме с ребёнком вроде бы скучно сидеть. Семья оплачивает абонементную систему, дети проходят курс обучения, приходя сюда с мамами или гувернантками. Их встречает волшебник Кникс. «Бом-бом-бом», — все смотрят на часы, приучаются не опаздывать, научаются понимать важность того, что сейчас будет столько-то часов. Кто-то опаздывает, а Кникс в течение пяти минут говорит. Спрашивает: «Здравствуйте, как поживаете?», — пожал ручку, — «сейчас мы будем заниматься», — проводит их в класс. А это на самом деле не класс, а комната пингвинят. Кроха ещё не умеет говорить, но уже учится мыслить. Во время перерыва: «А теперь бесплатное катание!». Что мы сделали? Мы сорвали с людей большие деньги. Да, у нас абонемент дорого стоит. Мы их оставили неудовлетворёнными? Нет, потому что через три месяца занятия этой крохе вручат сертификат, сам Кникс подойдёт к нему, пожмёт руку и скажет: «Мы ждём тебя в следующий класс». И ребёнок уйдёт довольный и со знаниями.

Это к примеру. Методисты сейчас разрабатывают подобные концепции групповых занятий, развивающих ребёнка. Качество досуга заключается в том, чтобы вывести из обыденного, из «бытовухи». А здесь всё преподносится в игровой форме, поэтому ребёнок гораздо быстрей схватывает. Под это разработана целостная методика.

Ребёнок вовлекается в проект, он начинает воспринимать мир сказки не только через книжки. Есть жизнь, а есть Волшебная страна. Идея в том, чтобы ребёнок окунулся в эту волшебную страну, расположить его жить в этой стране, вспоминать и хотеть в неё вернуться. И создать мотивацию к обучению.

Когда нам говорят: «Знания — это сила», — как мы это воспринимаем? — как ленинский лозунг. А дети должны через практику прийти к осмысленным знаниям. Суть таких проектов, к сожалению, многие инвесторы, операторы рынка, предприниматели не понимают. Они даже не думают о подобных вещах, когда строят. У них правильные расчёты: на такое-то количество квадратных метров должно быть такое-то количество автоматов. Стратегия «Атриленда» заключается именно в том, чтобы побудить людей и платить за качественный досуг, и развиваться, получая удовольствие в рамках одного проекта.

— Когда мы обходили стройку, вокруг была слышна речь на иностранных языках. Кадровый голод?

Сергей: Да, пришлось нанять шотландских дизайнеров. Они думают о том, чтобы среда соответствовала замыслу, а не о том, как себя продемонстрировать, как их российские коллеги. Однако если мы говорим, что нет подготовленных людей в России, это не значит, что иностранцы могут на сто процентов их заменить. Это иллюзия. Они могут заменить российских специалистов в финансовой сфере либо добавить значки компании, которая будет гордиться, что её топ-менеджеры — сплошь иностранцы, получившие степень MBA. А бывает, что люди научились чемуто в Англии, приезжают и думают, что они сейчас это в России реализуют. Но нужно совсем другое: нужны грамотные, образованные люди, желающие развиваться и обучаться. Из них и можно создать команды, которые будут работать на развитие индустрии развлечений. А пока мы работаем в поле, где конкуренция отсутствует, это даёт и минусы и плюсы.

Существует стереотип, что русские все ленивые, не хотят и не умеют работать, планировать, срывают все сроки. Однако иностранцы, работающие здесь, тоже часто срывают сроки, нарушают дед-лайны... Проблема заключается скорее не в тайменеджменте, а в организации свободного времени. А это зависит от среды, от социальной среды, от места. Даже если у нас и есть время, то пойти некуда. Эту проблему и должен решить центр.

Найти подходящих для реализации такого проекта людей действительно сложно. Я уже не читаю резюме: сразу видно по человеку, кто будет работать, а кто нет. Иногда к нам приходят официанты, имеющие огромный опыт работы, но оказывается, что общаться ни с персоналом, ни с посетителями они не умеют. А могут появиться просто студенты, которые работать вышли первый раз в жизни. Через два-три дня стажировки оказывается, что ребята работают лучше всех. Проще научить человека, чем переучивать. То же самое с аниматорами. Но к ним ещё большие требования. Ребёнок — это самое ценное в жизни, и вам небезразлично, кому вы его доверите, кто с ним будет заниматься.

Ищем, отбираем, контролируем, наказываем, поощряем, увольняем, обучаем, повышаем.

Валерий: По стилю работы я педагог. Новому человеку предлагается идеология, замысел проекта, нормы и правила деятельности. И либо он понимает и принимает эту идеологию, либо уходит. Из таких людей формируется коллектив, внутри которого происходит их развитие.

— Есть пустое место, незаполненная ниша семейного досуга на рынке развлечений, которую собирается заполнить «Атриленд». Но мы ещё не затронули тему «рынкования», маркетинга.

Сергей: Стратегия продвижения «Атриленда» уникальна тем, что наши маркетинговые продукты самоокупаемы: книга для детей «Приключения Атрика и алхимика Кникса», радио- и телепередачи, компакт-диски, обучающие программы. Книга об Атрике, написанная известной детской писательницей, не связана с продакт-плэйсментом: это детская книга о приключениях Атрика. Но у неё есть продолжение: прочитав книгу, ребёнку предлагают позвонить по телефону самому Атрику. У нас есть отдельная выделенная линия, на звонки по которой отвечает специально подготовленный для общения с детьми человек, есть специальный почтовый ящик, куда можно присылать письма и рисунки, задания, предложенные для самостоятельной работы. Будет проводиться конкурс, авторов лучших работ мы наградим.

По мотивам книги об Атрике уже идёт радиопередача в формате «Послушай, дружок» специально для детских садов. Понятно, что мы делаем и прямую рекламу, рассчитанную на все возрастные категории: на тинейджеров, на родителей и бабушек с дедушками. Ведь у нас семейная целевая аудитория. Ещё мы собираемся делать свою телепередачу, именно свою. Будет музыкальная группа «Атриленд», школа актёрского мастерства. И все эти проекты, как и организация соревнований по успеваемости в школах, станут работать на минимизацию расходов, связанных с прямой рекламой. Мы добились того, что наш отдел теперь позиционируется не как рекламный отдел работодателя, а как отдельная рекламная медиа-группа.

Мы собрали здесь людей, которые хотели бы решить социальную проблему досуга, организованного так, чтобы они не тратили бездарно время, а с пользой отдыхали: у нас будут секции, кружки, модельные студии. И всё это в атмосфере игры, соревнования.

Здесь всё взаимовыгодно. Мы открываем все карты. То, что здесь сейчас реализуется, станет одним из самых продвинутых развлекательных комплексов в России. А если и вся наша анимация сможет похвастаться этими качествами, то это вообще будет прорыв.

Валерий: Для меня очень важно донести до наших посетителей нашу идеологию. Маркетинг обычно ведь нацелен в основном на то, чтобы сориентировать целевые группы на покупку, а вопрос: что получает человек взамен своих денег? — иногда остаётся за бортом. За нашими же ценами должно стоять качество, причём качество скорее не обслуживания, а какой-то перспективности, одухотворённости, каких-то более фундаментальных явлений. И ваши статьи, интервью, общение с вами и нашими потребителями помогает окружающим людям понять, зачем вкладывать деньги в качественный досуг своей семьи.

У меня есть опыт успешной реализации подобного проекта. Я занимался парком аттракционов, и к нам приходили совершенно неподготовленные дети в театральный кружок. Как побудить ребёнка не бояться сцены? Мы начинали с того, что в пустом парке, когда никого нет, проводили репетицию под видом экскурсии по сцене. Потом в костюмах, потом репетируем в обед, потом в костюмах с музыкой, потом с профессиональными артистами, и дети втягиваются. И когда родители приходят через месяц, они говорят: «Это не мой ребёнок, он же совсем недавно не мог двух слов связать». Дети раскрываются, заболевают этим, потому что становятся жителями волшебного города.

Когда этот ребёнок вырастет, о чём он будет помнить? О всём самом хорошем: здесь мы играли, здесь нас учил клоун, здесь я познакомился с Федькой, а Федька сейчас банкир, а тут я в первый раз танцевал и признался в любви. И куда он приведёт своего ребенка? Конечно же, только сюда, и таким образом формируются нравственные ценности. Что такое пять лет вообще? Это как один день. Вот девочка пришла в танцевальный класс, а через пять лет она уже манекенщица, а ещё через два года она выходит замуж и приходит в наш парк уже с коляской. «Здравствуйте, Валерий Гельевич!» — «Ой, привет, Аня... А это кто?» — «А это мой ребёнок, привела его к вам».

Здесь речь идёт о долговременности, долгоиграемости и значимости проекта. Почему мне и нравится это дело: от идеи до реализации один шаг.

— Спасибо, и удачных шагов вам.

Беседовали Алексей Ширшов
и Янина Баширова

Дата публикации: 14:38 | 29.12


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.