Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Индустрия восторга / Контекст

Гонцы эпох

Письма тех, кто мог бы стать читателем «Со-Общения»


Версия для печати
Послать по почте

Письма тех, кто мог бы стать читателем «Со-Общения»
Мы продолжаем публиковать выдержки из текстов великих авторов разных эпох и стран. Написав свои послания и отдав их неизвестным гонцам, они ушли из этой жизни. Они могли бы читать «Со-Общение», как и вы, уважаемый читатель, но получилось так, что они стали нашими авторами. Как если бы «Со-Общение» было перемычкой со-общающихся сосудов, один из которых наполнен авторами, а другой — читателями.


Приключения обезьяны

Путешествие на Запад

Создание романа «Сиюцзи» — «Путешествие на Запад» относится к середине правления Минской династии (1368–1644 гг.). Многочисленные караваны с шёлком, железом, драгоценными металлами, лаковыми изделиями отправлялись в Бактрию, Индию, Согдиану. Китайские товары шли далеко на запад. В свою очередь в Китай ввозилось стекло, драгоценные камни, пряности, косметика... Это китайское письмо убивает в номере сразу двух новогодних зайцев. Мы провожаем уважаемую Обезьяну в следующий год и развиваем тему восторга, созвучного торгу, торговле, имея в виду авантюрные путешествия средневековых купцов и приватныерынки, открывшие в своё время для Европы новую, доселе невиданную роскошь.

Когда владел вселенной хаос темный, то покрывали весь простор огромный и мрак, и мгла, и мутная вода, людского не виднелось здесь следа. После того, как Пань-гу преобразовал первобытный хаос на земле, три императора устроили мир, а пять императоров установили отношения между людьми.

Была за морем страна и называлась она Аолайго. Страна эта прилегала к Великому морю, посреди которого возвышалась Гора цветов и плодов. Она образовалась после того, как отделились друг от друга небо и земля и был положен конец хаосу. От этой горы шли подземные жилы, питавшие десять больших островов — источники благоденствия трёх малых островов, населённых небожителями.

Это была поистине чудесная возвышенность: и птицы там разумные живут, там аист мудрый, там прекрасны сосны, в цветенье вечном редкие цветы, и персики волшебно плодоносны. На вершине Горы цветов и плодов стоял волшебный камень. Вокруг этого камня не росли деревья, которые могли бы защитить его от горячих лучей солнца, однако там зеленела душистая трава и цвели чудесные цветы чжи-лань, приносящие долголетие.

Прошло много времени, и вот небо и благоухания земли, животворная энергия солнечных лучей и сияние луны словно вдохнули жизнь в скалу, и она зачала чудесный плод. Однажды скала эта раскололась и произвела на свет каменное яйцо величиной с мяч. Под действием ветра это яйцо постепенно развивалось и наконец превратилось в каменную обезьяну, наделённую всеми пятью органами чувств и четырьмя конечностями. Обезьяна сразу же выучилась карабкаться и бегать.

Она питалась травой и растениями, утоляла жажду из ручьев и источников, собирала горные цветы и отыскивала на деревьях плоды. Её постоянно сопровождали волки и пантеры; она была дружна также с тиграми и барсами, ланями и оленями. Родственные ей породы обезьян окружали её. На ночь обезьяна устраивалась под утёсами, а с наступлением дня отправлялась бродить со своим стадом по горным пикам и ущельям.

И вот как-то раз это стадо обезьян, вдоволь нарезвившись, отправилось к горному потоку купаться. Глядя на его бурные воды, которые перекатывались, словно дыни, обезьяны задумались. «И птицы и животные имеют свой язык», — гласит старая поговорка.

«Никто не знает, откуда течёт эта вода,— говорили между собой обезьяны.— Делать сегодня нечего, не отправиться ли нам ради забавы вверх по течению потока, чтобы посмотреть, откуда он берёт своё начало!» Кликнув младших и старших братьев, таща за собой детёнышей, они с весёлым шумом гурьбой стали карабкаться в гору, к тому месту, откуда начинался поток. И здесь они увидели водопад. Это было поистине великолепное зрелище.

«Что за прелесть! Какая чудесная вода! — в один голос закричали обезьяны, хлопая от восторга в ладоши.— Так вот откуда, оказывается, вытекает поток. Беря начало у подножья этой горы, вода проделывает огромный путь к далёкому морю. Если бы среди нас нашёлся кто-нибудь, кто решился бы проникнуть через этот водный занавес, — продолжали они, — и вернулся бы цел и невредим, мы сделали бы его своим царём».

И вот, когда они повторили это несколько раз подряд, из толпы выскочила каменная обезьяна. «Я пойду! Я пойду!», — громко крикнула она. О, дорогая обезьяна! Ведь это вызвалась она! В тот день решающий, великий, она прославиться должна. Ей уготовано жилище и предназначены пути, чтоб в этот самый день отсюда в чертог небесных сил взойти.

Теперь послушайте, что сделала наша обезьяна. Она зажмурила глаза, присела на корточки, затем распрямилась и одним прыжком перемахнула через струю водопада. И вот, когда она открыла глаза и, подняв голову, осмотрелась, ни воды, ни волн уже не было. Её глазам представился большой мост во всём блеске.

Замерев на месте, она с затаённым дыханием стала рассматривать его. Мост был сделан из железа. Вода под ним била струей из скалы и затопляла вокруг всё пространство. Наклонившись немного вперёд, обезьяна взобралась на мост и, осмотревшись по сторонам, вдруг увидела перед собой что-то вроде жилища. Что это было за прекрасное зрелище!

Обезьяна долго рассматривала всё это, затем перебралась на середину моста, и здесь увидела каменную плиту, на которой большими квадратными знаками была сделана надпись: «Благословенная земля на Горе цветов и плодов, Пещера водного занавеса — обитель бессмертных». Прочитав это, обезьяна пришла в неистовый восторг. Она бросилась назад, закрыла глаза, присела и, сделав прыжок, снова очутилась за струей водопада.

 — Что же там такое? — окружив её, стали расспрашивать другие обезьяны. — Очень глубоко?

 — Да там совсем нет воды,— отвечала каменная обезьяна.— Там стоит большой железный мост, а рядом с ним возвышается дом, созданный самим небом и землей. Это великолепный уголок для нас. Там очень просторно и места хватит на тысячи таких, как мы. Давайте все вместе отправимся туда и станем жить. Это будет для нас прекрасным убежищем в любую погоду.

Выслушав каменную обезьяну, остальные обезьяны пришли в восторг и закричали:

— Ну что же, в таком случае ты иди первая и веди нас за собой!

Тут каменная обезьяна снова закрыла глаза, присела на корточки и прыгнула.

— Следуйте за мной! — крикнула она.— Идите все сюда! Те, что были посмелее, тотчас же прыгнули вслед за ней, а трусливые лишь вытягивали и втягивали голову, почёсывали за ушами и потирали от волнения щёки. Но наконец вся ватага с шумом и криком ринулась вперёд, и вскоре все они очутились за водопадом. Тут обезьяны стали карабкаться на мост, хватать тарелки и чашки, дрались друг с другом из-за очагов и кроватей, перетаскивали вещи с места на место, словом, вели себя так, как и полагается обезьянам, обладающим буйным, озорным характером. Они ни на минуту не успокоились до тех пор, пока вся эта суматоха окончательно не утомила их. Лишь тогда они притихли. Тут каменная обезьяна уселась на возвы шении и, приняв чинный вид, заявила:

— Друзья мои! Пословица гласит: «С человеком, которому нельзя верить, не следует иметь дела». Не вы ли только что говорили, что того, кто сумеет пройти сюда и возвратиться невредимым, вы сделаете своим царём. И вот я не только вошла сюда и возвратилась назад, но и привела всех вас на это место, нашла убежище, где вы можете спокойно отдыхать, спать и наслаждаться благополучием людей, имеющих своё собственное жилище. Почему же вы не приветствуете меня как своего повелителя? Выслушав это, обезьяны почтительно сложили ладони рук и выразили свою покорность. Затем все они выстроились в ряд по старшинству и, почтительно кланяясь ей, воскликнули:

— Да здравствует великий государь!

Взойдя на возвышение, обезьяна не пожелала больше называться «каменной», а стала величать себя: «Прекрасный царь обезьян».

У Чэн-энь, китайский писатель

Мерзлотное дыхание золотых пожаров

Новая тематизация

На носу Новый год и разгар русской зимы. О мерзлотной бодрости, золотом пожаре и дыхании читайте в новогоднем письме Павла Флоренского. Новый год, новые сообщения, новые темы... Кстати, слово «тема» изначально означало огороженное пространство — земельное владение — и отряд, его защищающий. Можно было бы сказать, что это замечание «к слову». Можно, но не нужно. Это именно «кстати» (вспомните редакционные тосты в сентябрьском номере, см. и поднимайте бокалы: salut).

Мерзлота, как тройной символ — природы, народа и личности, — таит в себе силы разрушительные и творческие. Выходя наружу, они могут стать губительными.

Золото, таящееся в мерзлоте, обращается в золотой пожар. Мерзлотная бодрость даёт силу справиться с разрушающими силами хаоса.

Там где нет логического единства схемы, может слышаться и иное единство, несравненно более связное, жизненно более глубокое, чем гладкий план, наложенный поверхностно и своим лоском прикрывающий убожество внутренних неувязок и рассыпающихся представлений.

Как шум отдалённого прибоя звучит его ритмическое единство. Темы уходят и возвращаются, и снова уходят, и снова возвращаются, так — далее и далее, каждый раз усиливаясь и обогащаясь, каждый раз наполняясь по-новому содержанием и соком жизни.

Темы диалектически раскрывают своими связями и перекликами единство первичного созерцания

Темы набегают друг на друга, нагоняют друг друга, оттесняют друг друга, чтобы, отзвучав, уступить потом место новым темам. Но в новых — звучат старые, уже бывшие. Возникая в ещё не слыханных развитиях, разнообразно переплетаясь между собою, они подобны тканям организма, разнородным, но образующим единое тело — так и темы диалектически раскрывают своими связями и перекликами единство первичного созерцания.

...Каждая тема оказывается связанной с каждой другой: это — круговая порука, ритмический перебой взаимопроникающих друг в друга тем.

Это — дружное общество, в котором каждый беседует с каждым, поддерживая, все вместе, взаимно научающий разговор. Связующие отношения тут многократны, жизненно-органичны, в противоположность формальным, исчислимым и учитываемым связям рациональных систем, причём самые системы напрашиваются на уподобление канцелярскому механизму с внешними и скудными, но точно определёнными заранее отношениями. Напротив, ритмика мысли многообразна и сложна множественностью своих подходов; но во всех дышит одно дыхание: это — синархия.

Вызвать игру — это и есть метод познания. «Всякий метод есть ритм», — говорит Новалис, и постижение реальности есть со-ритмическое биение духа, откликающееся на ритм познаваемого.

Вся современная мысль явно устанавливается в направлении к форме как творческому началу реальности, и историку мысли очевиден происшедший кризис аналитического мировоззрения и новый расцвет платоно-аристотелевско-гёте-шеллинговского генеалогического дерева.

От этих водоразделов, идеи целого, формы, творчества, жизни, — потечёт мысль в новый эон истории.

Отправлено в начале минувшего века
Павел Флоренский,
святой отец, русский философ,
один из авторов проекта ГОЭЛРО


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Индустрия восторга
Контекст
Новогоднее путешествие по радостным мирам
Дмитрий Петров
Гонцы эпох
Стратегия
Архитектура времён и коридоры турбулентности
Редакция «Со-Общения»
Другой праздник
Михаил Эпштейн
Игра, игрушка, восторг, экстаз
Дмитрий Пригов
Драгоценность Мерцания
Виктор Осипов
Тактика
Новый дом для новой династии
Григорий Ревзин
Уроки живой археологии
Ростислав Егоров
Сообщение есть путь сообщения
Ярослав Гузакин
Индустрии развлечений в России нет?
Валерий Смирнов, Сергей Калиновский
Россия, вперёд!
Александр Чернов
Предновогодние медиазабавы
Ольга Муратова
Сообщения
«Белое крыло» взлетает над Уралом
«Хрустальный апельсин» на Урале стартует в третий раз
Гу-вшэ — 12 лет!
Бренд — двигатель инновации
Лучший русский роман написал Василий Аксёнов
Форум будущего: шаг в сторону языка
Пятая prоба: вброс креативного адреналина
Non/fiction: альтернативы и перспективы
Оперативный простор
Торжество неадекватности
Андрей Левкин
Террор и власть
Рифат Шайхутдинов
Русский образ за границей
Денис Перепелицын
Ребрендинг Германии
Анна Бражкина
Песни, стихи и танцы войны и примирения
Роберту Леал Рамуш Монтейру «Нгонго»
Проектные мотивы корпоративных симфоний
Анна Рыжова
Всемирная история тренингов
Чёрный Охотник Бюро эффективной истории
«Pr на 100%»
Почаще навещайте парки своего детства
250 микрограммов


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.