Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / Инвестиции. Инновации. Капитал / Тактика

Viva el Capitalismo,Компаньерос!


Карл Маркс
немецкий политэконом
marx@redproject.ru
Версия для печати
Послать по почте

Капитал. Тот самый

Карл Маркс, создатель призраков, бродящих по Европе, отец рабочего класса и автор «Капитала». Учитель постмодернистов, враг капиталистов. Кстати, Маркс почти не употреблял термин «капитализм». Это слово обрело существование лишь в начале ХХ века благодаря книге Зомбарта «Современный капитализм».

Маркс не учил уничтожать капиталистов; он вёл холодную войну, используя тонкие силы.

Ведь он считал, что причина происходящего не в том, что владельцы капитала желают зла: корень зла в системе общественных отношений, в схемах коммуникации, в языке, в культурных нормах. Не принц наследует землю, а земля наследует принца. А владелец заводов, газет, пароходов лишь носитель системы социальных координат, которого использует капитал.

Интересно, что в Марксовском определении капитала почти буквально воспроизводится содержание Гегельянского понятия развития. Плюс к этому Маркс, родившийся в семье правоверных иудеев, сравнивает развитие и капитал с христианской Троицей. Напомним, что в Евангелии, которое, как считают многие философы, принесло в мир развитие как таковое, притчи, связанные с монетой и талантом, входят в число основополагающих.

Связывая понятия развития и капитала, Маркс намеренно закрывает переход в следующий уровень развёртывания спирали развития. И замыкает стоимость (в буквальном переводе — ценность) на самоё себя, лишая капитал возможности дальнейшего развития. В том числе и отсюда растут ноги устаревшей формулы «Цель бизнеса есть прибыль». Змея кусает себя за хвост, и прибыль задыхается в собственном соку.

Альтернативная история, созданная Марксом и Энгельсом, была мощной гуманитарной инновацией своего времени. И оказалась сверхэффективной для инвесторов Красного проекта. Сама эта история на самом деле очень забавна. Помните анекдот про демонстрацию древнеримских рабов, несущих плакаты с надписью: «Долой рабовладельческое общество! Да здравствует феодализм — светлое будущее всего человечества!».

Коммунистический проект, борясь с капиталом как с особой связностью, открыто объявил войну династиям и родам, отталкиваясь от того, что династическая вертикальная семья появилась как институт наследования. Эту войну продолжили красные проектанты, полностью сняв понимание семьи как вертикальной структуры, огоризонталив её до «ячейки общества» и стерев генеалогии, родовые истории и геральдику.

А на Западе в момент затухания Красного проекта знамя левой войны подхватили постмодернисты и сексуальные революционеры, продвигая бессвязности различного рода: гомосексуализм, сексуальные перверсии, неверность. Особо нападая на моногамию, по ассоциации с монархией, вызывающей страх и ужас левых.

Оппозиция капитализм-социализм используется уже долгое время. Однако это не единственная оппозиция, позволяющая схватывать реальность.

Например, Фернан Бродель вводит вместо этой неэффективной для его клиентеллы и патронов оппозиции другую, противопоставляющую капитализм и рыночную экономику.

«Налицо два типа обмена: первый — приземлённый, второй — высшего порядка, крайне сложный, стремящийся к господству. Ими управляют совершенно разные механизмы и разные люди, и лишь ко второму, но не к первому, относится сфера капитализма.

Я не отрицаю возможность хитрого и жестокого капитализма в грубых деревенских башмаках. Я также не отрицаю существования микрокапитализма лавочников. Соотношение сил, основанное на капитализме, может обозначиться и проявиться на любом из этажей общественной жизни. Однако, именно на вершине общества капитализм впервые разворачивается на полную мощь, утверждает свою силу, становится зримым».

Начиная с XV века наряду с традиционным общественным рынком (public market), возникает и приобретает всё большее значение другой — частный (private market), или противорынок. Новый рынок идёт наперекор сковывающим правилам традиционного.

Естественно, что он — закрытый. Ведь его правила нелегетимны для нормального публичного рынка. Передвижные торговцы, сборщики, скупщики товаров направляются непосредственно к производителю. И затем к потребителю, осуществляя коммуникацию между ними с помощью своих тел и денег.

Деньги сами по себе и есть медиа, посредник между разными видами капиталов, продавцом и покупателем, товаром и товаром, деньгами и деньгами. Это медиа может быть и масс-медиа (в случае, если это происходит на публичном рынке), и элитарным медиа (в случае, если это капиталы, деньги, двигающиеся на приватных рынках). Различие между капитализмом, живущим на сверхприбыльной территории приватных рынков, и рыночным обменом низкорентабельных публичных рынков, снимает метафоричность невидимой руки Адама Смита. Рука, управляющая рынками, действительно невидима. Либо она уже давно управляет и поэтому невидима, слившись со средой, либо это приватный рынок, видимый только тем, кто видит невидимое.

Краткая этимологическая справка Капитул (лат. сapitulum) — коллегия священников, состоящих при епископе или кафедральном соборе в католической и англиканской церквах; общее собрание членов монашеского или духовно-рыцарского ордена. Capitalis — головная подвязка, одевавшаяся древнеримскими жрицами; касающийся головы, т.е. жизни, смертельно опасный;отменный, отличный, выдающийся; поголовный, подушный (подать). Caput — голова, жизнь, орёл (не решка), вершина, край, разум, человек, лицо, правоспособность, основа, сущность, глава. Цицероном и Валерием Каттулом используется в значении капитала, «основного фонда», передаваемого по наследству.

Capio — брать, выбирать, поглощать, захватывать, присваивать, пленять, очаровывать, достигать, добираться, понимать, постигать, устремляться, вмещать, выдерживать.

Капитолий — холм, где находились храмы Юпитера Громовержца, Юноны Монеты, Минервы Мудрости.

Бродель прямо указывает на то, что капитализм невозможен без длинной воли семейных кланов и родовых дел. Ещё одно необходимое условие: иерархия. А возможно и нужно ли вообще отсутствие иерархии? — задаёт вопрос Бродель и ставит многоточие. Редакция «Со-Общения»

ВСЕОБЩАЯ ФОРМУЛА КАПИТАЛА

Товарное обращение есть исходный пункт капитала. Историческими предпосылками возникновения капитала являются товарное производство и развитое товарное обращение, торговля.

Мировая торговля и мировой рынок открывают в XVI столетии новую историю капитала.

Исторически капитал везде противостоит земельной собственности сначала в форме денег, как денежное имущество, как купеческий и ростовщический капитал. Противоположность между властью земельной собственности, покоящейся на отношениях личного подчинения и господства, и безличной властью денег хорошо схвачена в двух французских поговорках: «Nulle terre sans seigneur». — «L’argent n’a pas de maitre» («Нет земли без господина». — «Деньги не имеют хозяина»).

Деньги как деньги и деньги как капитал сначала отличаются друг от друга лишь неодинаковой формой обращения.

Непосредственная форма товарного обращения есть Т — Д — Т, превращение товара в деньги и обратное превращение денег в товар, продажа ради купли. Но наряду с этой формой мы находим другую, специфически отличную от нее, форму Д — Т — Д’, превращение денег в товар и обратное превращение товара в деньги, куплю ради продажи. Деньги, описывающие в своём движении этот последний цикл, превращаются в капитал, становятся капиталом и уже по своему назначению представляют собой капитал.

Обращение денег в качестве капитала есть самоцель, так как возрастание стоимости осуществляется лишь в пределах этого постоянно возобновляющегося движения. Поэтому движение капитала не знает границ. Аристотель противопоставляет хрематистике экономику. Он исходит из экономики.

Поскольку последняя представляет собой искусство приобретения, она ограничивается приобретением благ, необходимых для жизни или полезных для дома и государства. «Первоначальной формой товарной торговли была меновая торговля, но с её расширением необходимо возникают деньги.

С изобретением денег меновая торговля неизбежно должна была развиться в товарную торговлю, а эта последняя превратилась в хрематистику, в искусство делать деньги».

Как сознательный носитель этого движения, владелец денег становится капиталистом. Его личность или, точнее, его карман — вот тот пункт, откуда исходят и куда возвращаются деньги. Объективное содержание этого обращения — возрастание стоимости — есть его субъективная цель, и поскольку растущее присвоение абстрактного богатства является единственным движущим мотивом его операций, постольку — и лишь постольку — он функционирует как капиталист, т.е. как олицетворённый, одарённый волей и сознанием капитал.

оэтому потребительную стоимость никогда нельзя рассматривать как непосредственную цель капиталиста. Равным образом не получение единичной прибыли является его целью, а её неустанное движение. Это стремление к абсолютному обогащению, эта страстная погоня за стоимостью являются общими и для капиталиста и для собирателя сокровищ, но в то время как собиратель сокровищ есть лишь помешанный капиталист, капиталист есть рациональный собиратель сокровищ.

Непрестанного возрастания стоимости, которого собиратель сокровищ старается достигнуть, спасая деньги от обращения, более проницательный капиталист достигает тем, что он всё снова и снова бросает их в обращение.

Капиталист знает, что всякие товары, какими бы оборвышами они ни выглядели, как бы скверно они ни пахли, суть деньги в духе и истине, евреи внутреннего обрезания, и к тому же — чудотворное средство из денег делать большее количество денег.

Если в простом обращении стоимость товаров в противовес их потребительной стоимости получала в лучшем случае самостоятельную форму денег, то здесь она внезапно выступает как саморазвивающаяся, как самодвижущаяся субстанция, для которой товары и деньги суть только формы.

Скажем более: вместо того, чтобы выражать собой отношение товаров, она теперь вступает, так сказать, в частное отношение к самой себе. Она отличает себя как первоначальную стоимость от себя самой как прибавочной стоимости, подобно тому как Бог Отец отличается от самого себя как Бога Сына, хотя оба они одного возраста и в действительности составляют лишь одно лицо. Ибо лишь благодаря прибавочной стоимости в 10 фунтов стерлингов авансированные 100 фунтов стерлингов становятся капиталом, и как только они стали им, как только родился сын, а через сына и отец, тотчас снова исчезает их различие, и оба они едино суть: 110 фунтов стерлингов.

Стоимость становится, таким образом, самодвижущейся стоимостью, самодвижущимися деньгами, и как таковая она — капитал. Она выходит из сферы обращения, снова вступает в неё, сохраняет и умножает себя в ней, возвращается назад в увеличенном виде и снова, и снова начинает один и тот же кругооборот. Д — Д’, деньги, порождающие деньги — money which begets money, — таково описание капитала в устах его первых истолкователей, меркантилистов.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Инвестиции. Инновации. Капитал
Стратегия
Инвестор — это звучит гордо
Дмитрий Петров
О важности тёплой одежды в зимнем климате
Редакция «Со-Общения»
На пути к новой экономике
Пётр Щедровицкий
Принц уэльский делает ставку
Адриан Ходжес
России нужна диктатура развития
Юрий Крупнов
Тактика
Прольётся ли на Россию инвестиционный дождь?
Артём Андреев
Кто готов вложиться в РОС?
Игорь Писарский
Детские годы бизнесов
Сергей Шумский
Сверхприбыли vs безобразие
Сергей Быков
Viva el Capitalismo,Компаньерос!
Карл Маркс
Оперативное искусство
Регион. Инвестиции. Капитал.
Вячеслав Глазычев
Заговор на арт-рынке
Ширхан Павлов
Ост- и вест-индские компании
Чёрный Охотник
Мир как взаимопревращение форм капитала
Пьер Бурдьё
Сообщения
МГИМО — 60! Возраст зрелости и силы
«Каннские львы» и «львята» Промчались по Москве!
«Брэнды года» присуждены. Лауреаты остались довольные
«Колесо в заброшенном парке» найдено. И представлено публике
Медиа-менеджеры рвутся в бой. За звание лучшего
Серебряный лучник наводит порядок в своём колчане. Церемония вручения премий пройдёт на Новом Арбате
Заявочная книга Москвы направлена в МОК. И уже доступна в интернете
Контекст
Террор и власть
Рифат Шайхутдинов
Украина промежуточная
Андрей Левкин
Тренинги бархатных революционеров
Олег Барабанов
США-2008: женщина и негр против терминатора
Андрей Садаков
Осеннее пресс-пиршество
Ольга Муратова
Сёрфинг капиталов
Жиль Делёз
Новое время гуманитарных технологий
Алексей Ширшов
«Инвестируйте в железные дороги!», или флюид дервиза
Анна Бражкина
Прощай, невинность. А впридачу — страхи и стререотипы
Продавец понимания
Как мы делали этот номер...


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.