Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты





Рекомендуем приобрести недорогой ручной промышленный степлер для изготовления гофотары.



soob.ru / Архив журналов / 2004 / Инвестиции. Инновации. Капитал / Оперативное искусство

Мир как взаимопревращение форм капитала


Пьер Бурдьё
французский социолог
Версия для печати
Послать по почте

Письмо консультанта корпорации КОДАК
Пьер Бурдьё — удивительно многомерный человек. Анархист и антиглобалист с одной стороны, с другой стороны — мыслитель, консалтинговыми услугами которого пользовалась корпорация КОДАК, а с третьей — известный бунтарь, которому Министерство образования Франции заказало академический (!) учебник по социологии.


Бурдьё известен не только теорией капиталов, но и развенчанием такой вроде бы общепринятой технологии, как социологические опросы.

Теория капиталов, развёрнутая Бурдьё во второй половине ХХ века, резонировала и мировой мысли, и мировому делу. Так, например, уже в 60-х годах появилось словосочетание intangible capital — неосязаемый капитал. Кстати, русский перевод финансового термина intangibles и intangible assets (неосязаемости и неосязаемые активы[1]) — нематериальные активы — удивительно неточен. Откуда эта стыдливость в русских переводах — непонятно, ведь для англоязычных слово intangibles тоже было неологизмом, изначально режущим слух своей новизной.

В отличие от неосязаемого, интеллектуальный капитал появился достаточно поздно. Шведская страховая компания «Скандия», раньше других начавшая публиковать отчеты об интеллектуальном капитале, остановила использование понятия после финансового кризиса. Хотя раздел «человеческий капитал» в годовом отчёте этой компании сохранился. На Западе под человеческим капиталом традиционно подразумевают способности предлагать неочевидные, новые, неправильные, аномальные решения. Также западными мыслителями были введены понятия потребительского, клиентского, структурного, организационного, политического капиталов.

Однако наиболее мощным капиталистом был и остаётся Пьер Бурдьё. Его наиболее известные капиталы — это символический, социальный, культурный.

Социальный капитал — это не связи (и тем более, не блат), а «характеристики социальной жизни — сети, нормы и доверие, — побуждающие участников к более эффективному совместному действию по достижению общих целей», как определяет его Патнэм. Бурдьё даёт похожее определение в «Формах капитала»: «Социальный капитал представляет собой совокупность реальных или потенциальных ресурсов, которые связаны с обладанием устойчивой сетью более или менее институционализированных отношений взаимного знакомства и признания, — иными словами, членством в группе. Последняя даёт своим членам опору в виде коллективного капитала». Качество социального капитала, а значит его способность конвертации в другие формы, определяется уровнем доверия/верности, силой обязательств и прочностью договорённостей, циркулирующих в сообществе. На это же указывал и Фрэнсис Фуку-яма в тексте «Trust».

Новые формы капиталов появились как ответ на возникшие в социальной ткани разрывы, в том числе экономического свойства. В тот «поворотный для культуры момент, когда в отношении лич

ного временного ресурса начинает доминировать базовое положение экономической теории об исчерпании предельной полезности утилитарного типа. В период, когда, по ощущениям самих индивидов, отдача от денежного капитала, размещённого внутри экономики, падает, инициируются поиски благодатных ниш, и наступает пора привлечения инвестиций в капитал символический. Без этого общечеловеческая воля к жизни начнёт вскоре угасать, так как подпитка со стороны экономических мотивов неизбежно ослабнет»[2].

Редакция «Со-Общения»

ВЛАСТЬ НАД РЕАЛЬНОСТЬЮ

Как показали мои эмпирические исследования, существуют следующие основные типы социальной власти: экономический капитал в различных его формах, культурный капитал и символический капитал, в роли которого могут выступать все признанные легитимными виды капитала. Субъекты располагаются в социальном пространстве в соответствии, во-первых, с суммарным объёмом принадлежащих им различных видов капитала, а во-вторых, сообразно с его структурой, то есть соотношением различных видов капитала (экономического и культурного) в общем его объёме.

В борьбе за формирование общественного сознания на символическом уровне или, точнее, в состязании за монопольное право обозначать новые объекты или переименовывать существующие, субъекты используют приобретённый в предшествующей борьбе и гарантированный законом символический капитал. В этом плане дворянские титулы, как и дипломы об образовании, выступают как реальные формы символической собственности, обеспечивающие общественное признание.

В действительности в социальном мире постоянно происходят столкновения различных ветвей символической власти, каждая из которых стремится реализовать собственное представление о легитимной структуре общества, то есть конструировать его согласно своим интересам. В этом смысле символическую власть можно назвать властью «миротворения», которое, по Гудману, состоит в «разобщении и воссоединении, иногда в пределах одной операции», в проведении полного разложения или анализа и последующего соединения или синтеза, часто осуществляемогос помощью ярлыков.

Социальные классификации дихотомического типа, как это было, например, в древних обществах (мужской — женский, сильный — слабый), помогают упорядочить представления о социальном мире и, при определенных условиях, способствуют организации самой социальной реальности.

Чтобы изменить мир, необходимо изменить способы его творения — как общее представление о мире, так и практические пути формирования и воспроизводства социальных групп.

Символическая власть, наиболее заметное проявление которой состоит в способности продуцировать социальные группы (признавая реально существующие группы или создавая новые, подобные пролетариату у Маркса), обеспечивается двумя факторами. Во-первых, как любая форма самовыражения, символическая власть нуждается в символическом капитале. Приобретённый ранее социальный авторитет помогает власти заставить людей принять старую или новую систему социального расслоения.

Символический капитал означает доверие, признание власти тех, кто занял соответствующее положение.

В этом смысле конституирующая власть — власть, создающая новые группы путем мобилизации индивидов или защиты их интересов, — возникает только в конечной фазе длительного процесса институционализации, когда группа наделяет своего избранного представителя властью формировать эту группу.

Во-вторых, эффективность символической власти зависит от того, в какой степени предлагаемые ею представления соответствуют действительности.

Безусловно, социальные группы невозможно создавать из ничего, они должны базироваться на реальных общностях людей. Теоретическое обоснование также должно быть адекватным реальности — тогда оно сможет оказывать мощное идеологическое воздействие.

Символическая власть — это возможность создания реальности при помощи слов, что удаётся лишь тогда, когда понятия адекватны реалиям.

КАК ОТКРЫВАЮТСЯ СОЗВЕЗДИЯ

В действительности, подобно созвездиям, которые, как утверждал Нельсон Гудман, становятся реальными, только если они открыты и обозначены, социальные группы, классы или нации начинают существовать как таковые для тех, кто в них входит, равно как и для остальных людей, только когда их, руководствуясь теми или иными принципами, воспринимают и признают, выделяя тем самым из множества социальных образований.

Теперь, я надеюсь, будет легче понять, что ставится на карту в борьбе по поводу существования или несуществования классов.

В основе этой борьбы лежит борьба классификаций. Власть обозначать или называть, как и в примере с созвездиями, превращает простые множества людей, до того только случайно пересекавшихся, в институциональные, конституированные формы, создавая «корпоративную общность».

Наконец, если мы вернёмся к основной проблеме, которую я сегодня пытался разрешить: каким образом происходит создание объектов, а именно групп, при помощи слов — нам нужно ответить на один последний вопрос, составляющий misterium tremendi. Каким образом появляется представитель группы, наделённый правом выступать и действовать от её имени, использующий лозунги, призывы или команды и олицетворяющий данную группу?

Интерес, требующий защищать символический капитал, неотделим от молчаливого, прививаемого самым ранним воспитанием приятия той аксиоматики, которая запечатлена в закономерностях экономического (в широком смысле) строя, как изначально заложенный в них смысл, делающий некоторый вид имущества достойным соискания и сохранения.

Готовность и способность играть в игру чести ведёт к тому, что из принадлежности к данному космосу вытекает необходимость безусловно признавать те ставки, которые он самым своим существованием выдвигает в качестве самоочевидных, т.е. не узнавать произвольность той ценности, которую он им придаёт.

Такая изначальная вера лежит в основе тех инвестиций и сверхинвестиций (в смысле экономики и психоанализа), которые неизбежно и постоянно подкрепляют, создавая эффект конкуренции и дефицита, глубоко обоснованную иллюзию, будто ценность благ,которые она побуждает преследовать, заложена в самой природе вещей, а заинтересованность в этих благах — в самой природе людей.

КАПИТАЛ = ЭНЕРГИЯ

Накапливаемый группами капитал, эта энергия социальной физики, может существовать в различных видах.

Бертран Рассел прекрасно выразил эту интуитивную аналогию между энергией и властью, которая могла бы послужить принципом образования единой науки об обществе: «Подобно энергии, власть существует во множестве форм, таких как богатство, военная сила, гражданская власть, влиятельность или общественное мнение. Ни одна из них не может рассматриваться как подчинённая другим или, наоборот, как источник, из которого проистекали бы все остальные.

Любая попытка рассматривать отдельно одну из форм власти — например, богатство — может закончиться лишь частичным успехом, подобно тому, как исследование одной отдельно взятой формы энергии за некоторым порогом окажется недостаточным, если не учитывать другие её формы.

Богатство может проистекать из военной силы или же из влияния на общественное мнение, а они, в свою очередь, могут вытекать из богатства. Следует считать, что власть, подобно энергии, непрерывно переходит из одной формы в другую, и целью науки об обществе должны быть поиски законов этих превращений».

Это капитал боевой силы, связанный с возможностью её мобилизации, т.е. с её численностью и боеспособностью, «экономический» капитал, т.е. земли, скот, рабочая сила, также связанная со своей мобилизуемостью, и символический капитал, обеспечиваемый законосообразным использованием других видов капитала.

Вообще материальные блага никогда не трактовались как капитал.


[1] Хотя можно прочитать и услышать как во-осязабельные, т.е. такие, которые можно перевести в осязаемое состояние.

[2] Александр Долгин. Прагматика культуры


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Инвестиции. Инновации. Капитал
Стратегия
Инвестор — это звучит гордо
Дмитрий Петров
О важности тёплой одежды в зимнем климате
Редакция «Со-Общения»
На пути к новой экономике
Пётр Щедровицкий
Принц уэльский делает ставку
Адриан Ходжес
России нужна диктатура развития
Юрий Крупнов
Тактика
Прольётся ли на Россию инвестиционный дождь?
Артём Андреев
Кто готов вложиться в РОС?
Игорь Писарский
Детские годы бизнесов
Сергей Шумский
Сверхприбыли vs безобразие
Сергей Быков
Viva el Capitalismo,Компаньерос!
Карл Маркс
Оперативное искусство
Регион. Инвестиции. Капитал.
Вячеслав Глазычев
Заговор на арт-рынке
Ширхан Павлов
Ост- и вест-индские компании
Чёрный Охотник
Мир как взаимопревращение форм капитала
Пьер Бурдьё
Сообщения
МГИМО — 60! Возраст зрелости и силы
«Каннские львы» и «львята» Промчались по Москве!
«Брэнды года» присуждены. Лауреаты остались довольные
«Колесо в заброшенном парке» найдено. И представлено публике
Медиа-менеджеры рвутся в бой. За звание лучшего
Серебряный лучник наводит порядок в своём колчане. Церемония вручения премий пройдёт на Новом Арбате
Заявочная книга Москвы направлена в МОК. И уже доступна в интернете
Контекст
Террор и власть
Рифат Шайхутдинов
Украина промежуточная
Андрей Левкин
Тренинги бархатных революционеров
Олег Барабанов
США-2008: женщина и негр против терминатора
Андрей Садаков
Осеннее пресс-пиршество
Ольга Муратова
Сёрфинг капиталов
Жиль Делёз
Новое время гуманитарных технологий
Алексей Ширшов
«Инвестируйте в железные дороги!», или флюид дервиза
Анна Бражкина
Прощай, невинность. А впридачу — страхи и стререотипы
Продавец понимания
Как мы делали этот номер...


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.