Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2004 / 1999—2004: ключевые тексты / Путь

Связность социальных систем как мера развития инновационных процессов


Сергей Переслегин
президент общественной организации «Энциклопедия»
cashalot@rol.ru
Версия для печати
Послать по почте

И как ведущая ценность

Изменение статуса государственных границ, которые в мире геополитического постмодерна превратились из закрытых «люков» в полупроницаемые «мембраны», поставило на повестку дня вопрос о новых формах организации территорий. Традиционная государственность, опирающаяся на единство «крови и почвы», утрачивает позиции, что заставляет элиты искать способы создания новых источников сил, скрепляющих социоткань. Этим обусловлен повышенный интерес к проблеме расширения смыслового спектра[1] понятия «связность».

Мы пили за королеву,
За отчий священный дом,
За наших английских братьев
(Друг друга мы не поймём).
Мы пили за мирозданье
(Звёзды утром зайдут),
Так выпьем
по праву и долгу!
За тех, кто родился тут!
Редьярд Киплинг

СВЯЗНОСТЬ В ВОЕННОЙ СТРАТЕГИИ [2]

Хотя формальная теория связности начала разрабатываться значительно позже, интуитивные представления о связности возникли в высших военных штабах в первой четверти XX века в связи с планированием, осуществлением и последующей рефлексией результатов Первой мировой войны.

В результате военные умы пришли к выводу, что «позиция» (понимаемая как состояние системы «война» в некоторый фиксированный момент времени) является тем более связной, чем менее необходимо времени для переброски войск между её произвольными точками. Формально связность участка позиции может быть определена как величина, обратная к максимальному времени переброски «единицы планирования» в пределах этого участка. Разбивая позицию по-разному (включая, разумеется, и тождественное разбиение, когда участок совпадает с позицией), получаем функционал, отображающий пространство функций разбиения на числовую ось. Минимум этого функционала и является связностью позиции.

Владение теми или иными географическими пунктами (прежде всего, конечно, узлами коммуникаций) резко меняет скорость маневра. Удобно приписать таким пунктам собственную связность — в таком формализме связность позиции становится суммирующей величиной. Заметим, что владение некоторыми узлами может замедлять позиционное маневрирование. В этом случае узлу должна быть приписана отрицательная связность.

Развитие модели связности в межвоенный период привело к пониманию характера сражения как борьбы за оперативный центр неопределённой позиции[3]. Оказалось, что ход и исход битвы определялись именно пространственным расположением войск относительно такого центра и часто могли быть предсказаны аналитиками заранее.

СВЯЗНОСТЬ В ГЕОПОЛИТИКЕ

Простейшим обобщением оперативно-стратегической связности является связность, трактуемая в геополитических категориях[4].

Геополитическая позиция есть, по существу, военная позиция, рассмотренная в более широкой «рамке»: как система взаимодействия региональных экономик вместе со средствами их инфраструктурного обеспечения.

Позиция является тем более связной, чем выше отношение стоимостного эквивалента товарных/человеческих потоков внутри региона к стоимостному эквиваленту произведенных товаров/услуг/информации/рабочей силы внутри региона. (Иными словами, связность — обозначим ее латинской «s» — определяется отношением перемещаемого внутри региона геополитического потенциала к производимому.) Степень открытости региона — обозначим ее «w» — вычисляется через отношение геополитического потенциала, переносимого через границу региона, к внутрирегиональным трансакциям. Разумеется, может быть измерена дифференциальная открытость вдоль определённого пространственного вектора.

Региональный геополитический анализ включает, прежде всего, вычисление внутренней связности региона и его степени открытости. Далее следует изменить масштаб стратегирования, имея в виду построение альтернативной региональной «карты» (новая регионализация).

Геополитическая связность носит инфраструктурный характер и, подобно связности оперативно-стратегической, может быть представлена в виде алгебраической суммы связности транспортных узлов. Это, во-первых, обусловливает примат «морской» стратегии и «атлантической» геополитики над «сухопутной» стратегией и «евразийской геополитикой», а, во-вторых, ставит проблему выживания государств с разделённой территорией (Германия в 1918 — 1939 годах, Пакистан в 1947 — 1971 годах, современная Россия, США).

По-видимому, для таких стран класс стабилизационных стратегий пуст.

СОЦИАЛЬНАЯ И СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СВЯЗНОСТЬ

Хотя теория связности недостаточно разработана даже для простейшего случая физического пространства, представляет интерес перенос её положений на информационное и социальное пространства.

Рассмотрим область информационного пространства, ассоциированную с неким обществом, например российским. Назовём эту область семантической оболочкой указанного общества. Элементы семантической оболочки («тексты»[5]) могут быть каким-то гражданам, принадлежащим этому обществу, «понятны» (то есть иметь для них непустой семантический спектр) или же «непонятны».

Введём «расстояние» между элементами оболочки, что можно сделать, формализовав процедуру объяснения одного «текста» через другие: расстояние тем больше, чем менее связаны тексты и чем длиннее семантический «мост», соединяющий эти тексты через общие для них понятия.

По такой же схеме может быть выстроена модель семиотической связности, имеющая дело не с измеримыми «текстами», но со «знаками»/«смыслами», которые не обязательно измеримы.

Введение расстояния позволяет выстроить «карту» знаков/«смыслов», обращающихся в данном обществе. На этой карте выделяется плотное социокультурное ядро тесно связанных «смыслов» и разрежённая семиотическая экзосфера.

СК-ядро может быть выпуклым: любой отрезок, соединяющий точки, принадлежащие ядру, проходит внутри ядра. Это означает существование в обществе последовательного общественного мировоззрения.

Определим социокультурную связность как меру отношения объёма СК-ядра к его диаметру (максимальному расстоянию между элементами, принадлежащими ядру).

Теперь поставим в соответствие любому «смыслу» долю тех граждан, которые могут перевести его в деятельную форму (распаковать). На полученной таким образом схеме также выделим ядро (социальное), граница которого может, в общем случае, не совпадать с границей СК-ядра. Определим социальную связность через меру отношения объёма С-ядра к его диаметру.

Простым, естественным и, следовательно, «неправильным» способом повысить социальную и социокультурную связность является создание группы «абсолютных» или «универсальных идей», то есть информационных конструктов с чрезвычайно широким информационным спектром. Альтернативой является построение универсальных переводчиков (преобразователей смыслов). К таким переводчикам относятся физико-маинстинктов и — last, but not least — юмор.

СВЯЗНОСТЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Предложенная модель социальной/социокультурной связности (СК-связности) может быть развернута в гуманитарной «рамке». Для этого достаточно перейти от знакоткани к социоткани, то есть переформулировать выводы в терминах общества и общественных отношений.

В этом языке СК-связность возникает как мера единства социокультурных кодов, обусловливающих индивидуальное поведение людей. Разные люди могут совершать в одних и тех же ситуациях совершенно разные поступки, но если в основе мотивации лежит схожие побудительные мотивы деятельности людей, которые, однако, не могут быть рационализированы, мы говорим о высокой связности данного общества.

Например, в СК-связном обществе существуют общие для всех праздники, и их доля среди «красных дней календаря» достаточно велика. Есть общедоступный язык — хотя бы в форме нейролингвистических «сигналов доступа» (в форме «языка тела»). Есть, наконец, общие стилевые и вкусовые паттерны.

Социальная связность (С-связность) есть мера единства социокультурных кодов, обусловливающих групповое поведе-ние[6]. Иными словами, С-связность определяет, насколько со-образны[7] и со-организованы[8] общественно значимые формы деятельности.

Деятельностный подход к понятию связности прагматически полезен, поскольку отвечает на вопрос об основной причине непроизводительных потерь в социосистеме, будь то государство или небольшая частная компания. Всякий социальный разрыв есть нарушение со-образности и со-организованности, то есть расстройство системы деятельностей. Для того чтобы получить конечный результат, разрыв должен быть преодолен, но на преодоление затрачиваются те или иные ресурсы.

Заметим, что, как правило, дело обстоит даже хуже: деятельность по преодолению разрыва сама по себе носит несообразный характер и, ликвидируя одни разрывы, создает другие.

Альтернативой «деятельностному подходу» может быть укрепление социоткани за счет выстраивания специальных коммуникационных площадок. Такая «сшивка» носит системный характер и обычно заключается в целенаправленной трансформации общественно практикуемых деятельностей. В этом смысле всякая геоэкономическая стратегия есть придание нового — и общего для всех — измерения уже существующим производствам.

Для России фундаментальной социальной и экономической проблемой является построение коммуникационных площадок между тремя основными сферами: бизнесом, властью и независимыми некоммерческими социальными структура-ми[9]. Можно формально показать, что социокультурная связность элиты есть необходимое условие социальной связности общества, то есть со-образности и со-организованности практикуемой им системы деятельностей.

СВЯЗНОСТЬ И ИДЕНТИЧНОСТИ

Понятие связности может быть записано на языке теории идентичности. Социальная связность тем меньше, чем более чётко проявлена в обществе групповая идентичность. Поскольку такая идентичность актуализируется тем сильнее, чем меньше социокультурных различий между группами и чем более онтологически значимы эти различия, можно сделать вывод, что мультикультурность, предпочтительнее для общества, нежели моно-культурность. Последняя позволяет получить социосистему с очень высокой первоначальной связностью, но в ходе исторического развития неизбежно возникнут близкие по аксиологии, но значимые онтологически «ереси», вследствие чего связность упадёт катастрофически.

СВЯЗНОСТЬ КАК МЕРА ИННОВАЦИОННОСТИ

Пример с созданием и разрушением идентичностей интересен в том отношении, что позволяет перейти от статистического подхода к понятию связности — к динамическому. Не приходится отрицать, что на первоначальном этапе своего существования новая ценностная, равно как и новая онтологическая, система повышает социальную и социокультурную связности (преобладают общечеловеческие паттерны удивления, надежды, опасения). Если такая система ещё и порождает новые со-организованные деятельности, общество обретает геоэкономическую стратегию: повышение связности проявляется на макроскопическом уровне (нередко, как «экономическое чудо»).

«Ереси» есть механизм разрушения «инновационных связностей», но само их появление указывает на устаревание аксиологической системы. Общество заинтересовано в непрерывной смене своего Тоннеля Реальности, понимаемого как единство онтологической, аксиологической и гносеологической картин мира.

Можно предложить гипотезу, согласно которой статическая связность обусловливается традициями, в то время как динамическая связность, обеспечивающая устойчивость общества и его СК-ядра, порождается инновационными процессами.

Итак, можно сделать вывод, что общественная связность является мерой развития инновационных процессов в социуме.

Конечно, концепция, исходя из которой заявляется такое резюме, «обнадёживает, но внушает сомнения». Однако, высоко ценя прагматический скепсис, как одну из важных составляющих творчества, в данном случае мы полагаем резонным принять в качестве ведущей ценности именно надежду.


[1] О семантических спектрах см.: Налимов В. Спонтанность сознания. М.: Прометей, 1986.

[2] Подробнее см.: Переслегин С. «Основные понятия аналитической стратегии» //Манштейн Э. Утерянные победы. М.; СПб.: АСТ --- «Terra Fantastica», 1999.

[3] В неопределённых позициях малые сдвиги линии фронта не влияют на связность.

[4] См.: Переслегин С. «Самоучитель игры на мировой шахматной доске: законы геополитики». // Классика геополитики. М.; СПб.: АСТ — «Terra fantastica», 2002.

[5] Частным случаем текста может быть слово.

[6] См. также: Боровиков С. «Самоуправляемая прокрустика: Доклад на междисциплинарной конференции «Административные системы управления будущим». Санкт-Петербург, 25 — 27 сентября 2002 г.

[7] То есть содержат в себе одинаковые трансцендентные образы (паттерны).

[8] То есть содержат в себе одинаковые рациональные паттерны.

[9] Зин В. «Управление межсекторным взаимодействием (по опыту общественных организаций Южно-Сахалинска)»: Доклад на междисциплинарной конференции «Административные системы управления будущим». Санкт-Петербург, 25 — 27 сентября 2002 г.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






1999—2004: ключевые тексты
Дело
«Со-Общение» 2010: Модель для сборки
Редакция «Со-Общения»
Пять лет в пути
Дмитрий Петров
Пять. С плюсом...
Редакция «Со-Общения»
Гаммельнский крысолов. Продолжение
Армрестлинг с невидимой рукой
Сергей Чернышёв
Гуманитарная инноватика
Алексей Тупицын
Вас танцуют
Анна Носенко
Дела со-общения
Редакция «Со-Общения»
Путь
Пути со-общения
Редакция «Со-Общения»
Говорите с общественностью по-русски
Петр Шихарев
Связность социальных систем как мера развития инновационных процессов
Сергей Переслегин
Ожидание неожиданного
Александр Пятигорский
Новый класс и семантическая реконструкция России
Александр Неклесса
Месторождение
Месторождения
Редакция «Со-Общения»
Хорошо забытые технологии
Вячеслав Глазычев
В мире без утопий и антиутопий
Валерий Подорога
Мир: семь размышлений в мае 2003 года
субкоманданте Маркос
Искусство
Искусство со-общения
Редакция «Со-Общения»
Пространственность в ритуально-игровом наклонении
Олег Генисаретский
Развитие общественных связей (РОС) — профессия мира
Пётр Щедровицкий
Социальная терапия: когда школа бессильна
Виктор Осипов
Со-общники
Со-общники
Редакция «Со-Общения»
Общественная связность и развитие личности
Елена Русская
В сетях
Сергей Зуев
Меж двух времён
Михаил Дубровский
Как мы делали этот номер...
Редакция «Со-Общения»
Письма читателей
Письма "Со-Общению"
"Со-Общение" 1999-2004 в событиях
"Со-Общение" 1999-2004 в событиях


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.