Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2004/10/0/3


Гаммельнский крысолов. Продолжение

Сказка о том, что случилось в городе Гаммельне после того, как Крысолов увел оттуда крыс и детей

Помните ли вы сказку братьев Гримм про знаменитого Гаммельнского Крысолова? Заканчивается она тем, что Крысолов, рассерженный на жадность жителей Гаммельна, уводит из города детей. Такой вот финал. Нас он, честно говоря, никогда не устраивал. Согласитесь, ведь любопытно (как минимум) узнать: а что случилось после и с детьми, и с самим городом Гаммельном, да и с Крысоловом? Братья Гримм об этом смолчали. Но удивительная история нашла своё продолжение... Продолжается она и в наши дни. И вы в ней, возможно, участвуете.

Раз, два, три, четыре,пять –
Гаммельн будет процветать:
Городская детвора
Лучше будет, чем вчера...

Вот вы, например, думаете, что после происшедшего славный город Гаммельн на реке Везере зачах? Не тут-то было.

После ухода детей, уведённых Крысоловом, жители Гаммельна долго приходили в себя. Горевали, тосковали, даже решили, что у них нет будущего. Но ведь не топиться же было всему городу вслед за крысами, право.

Жители Гаммельна твёрдо решили пересилить горе и принялись за работу. Снова заработали мануфактуры, возобновились сбор налогов и судебная практика, открылись магазины и таверны. Весна сменила зиму, потом пришло лето, за ним подкралась осень, потом город запорошило снегом, а когда солнышко стало по-весеннему пригревать, на улицах Гаммельна вновь зазвучали детские голоса!

И город ожил.

Памятуя о тяжком времени крысиного произвола, все жители подписали Декларацию о крысах. Они постановили: даже теперь, когда во всей округе не найти ни единого из этих злобных чудовищ — сохранить фабрики, производящие крысиный яд и капканы. Был учреждён Университет крысиных ловцов. Каждый горожанин проходил там курс игры на флейте. Но вот напасть — мелодию, что некогда наигрывал Крысолов, изгоняя крыс, никто не записал! Так что пришлось восстанавливать её по памяти всему городскому собранию. Ей и учили.

Обжегшись на молоке, гаммельнцы дули на воду, но вот какая штука: несмотря на все превентивные меры, через какое-то время крысы появились снова. Впрочем, их было не более дюжины, и держались они скромно, лишнего не просили, обещали не хулиганить. Давили на жалость, твердя об общей беде людей и крыс — сумасшедшем Крысолове, призывали сплотить ряды и ещё... приютить. И сентиментальные граждане впустили их в город. Вскоре все заметили, что крыс становится больше. Но призрак похитившего потомство Крысолова накрепко склеил в умах людей гибель крыс и уход детей. Грызунов не трогали.

...Крысы в Гаммелин пришли
И порядок навели.
Чисто стало всё вокруг:
Крыса — это лучший друг!..

Крысы же, наученные горьким опытом, вели себя умно. Никого не тиранили, не кусали, не портили запасов, а внимательно наблюдали и приспосабливались к жизни людей, перенимая их манеру вести себя, говорить, одеваться, подавать руку и танцевать. Крысы оказались способны к муштре, из них выходили отличные слуги, бармены и продавцы. Люди стали присматриваться к кротким крысам и находить у них массу полезных умений.

Чего стоило одно только «бороться и искать, найти и перепрятать»! Как это оказалось дальновидно! А эта юркость крыс — в ней было определенное изящество. А их тонкий нюх? А острый глаз? Такие свойства всегда пригодятся. Нет, положительно крысы хороши. И даже по-своему красивы! И вот, однажды шутки ради, кто-то предложил носить усы «а-ля крыса». Идею, как ни странно, подхватили, и оказалось: многим — к лицу! Усы rat-style вошли в моду. И что бы вы думали?

...Сердцу нашему близки
Усики и коготки.
Мы теперь одна семья:
Крыса — ты и крыса — я...

Весна — лето — осень — зима — весна... — и крысы смешались с местным населением. Никто не понял, как это произошло, но крысы как таковые исчезли. Мужчины Гаммельна носили длинные острые усы, дамы кокетливо помахивали тонкими хвостиками, украшенными бантами, глаза у горожан стали круглыми, черными, блестящими и хитроватыми.

И главное: эта трансформация — фактически возникновение особого вида живых существ — прошла для жителей города очень естественно.

Никто и не подумал прекратить производство антикрысиных препаратов, тем паче что до соседних с Гаммельном городов Крысолов в свое время не добрался и крысы там по рассказам всё-таки были, то есть экспорт ядов был важной статьёй городского бюджета.

Газеты по-прежнему призывали к бдительности и отпору нашествия лютых грызунов, перемежая призывы рекламой новых капканов и отрав с тонким запахом сыра. Политические кампании проходили под лозунгами защиты Гаммельна от треклятых агрессоров.

Университет исправно выпускал «крысоловов» — бакалавров и магистров крысиных наук, впрочем, факультетов там уже было несколько. На одном изучали устройство флейты, на другом — азы нотной грамоты и игру на губной гармонии (за неимением нужного количества флейт), на третьем тренировали скорость зажимания дырочек флейты, а на четвертом изучали маршрут, которым Крысолов вел крыс в реку. Госэкзамен был один — исполнение импровизации мелодии исхода крыс из города.

Усатый и хвостатый Гаммельн процветал воспоминаниями о крысином терроре.

...Крысоловы тут как тут,
Чудны песенки поют.
Гаммельнский честной народ
Смысла в песнях не поймёт...

Правда, ходили слухи, что в город всё чаще приходят какие-то люди, называющие себя Крысоловами. Говорили, что и ТОГО САМОГО видели целым и невредимым, в компании нескольких персон, схожих с ним манерами. Некоторые даже утверждали, что не так уж и далеко от Гаммельна имеется место, где ТОТ САМЫЙ живёт и передаёт своё искусство ученикам. А эти ученики — ни кто иные, как внуки и правнуки тех самых детей, что некогда покинули город. Вот они то и есть настоящие Крысоловы, а никакие не выпускники университета.

Кое-кто рассказывал, что несколько раз эти самые Крысоловы заходили под вечер в главный городской трактир, доставали флейты и принимались наигрывать мелодии. И от них людям становилось то радостно — хоть в пляс пускайся, то печально — платочек доставай. И хотелось прийти в себя и вспомнить что-то важное, что недавно знали очень хорошо, как своё имя, но как-то вдруг почему-то забыли... И нелепы становились тогда острые усы и напудренные хвосты. Хитрый блеск в глазах затухал, и посетители прятали под стол пальцы с остро заточенными ногтями.

Крысоловы заканчивали игру, убирали инструменты и не спеша уходили. А посетители недоуменно оглядывались: «Что это было за наваждение?»

Правда, некоторые вскакивали и бежали за Крысоловами. Те не прятались, флейты показывали, приглашали к себе. Кто-то ходил. Но было всё это как-то непостижимо. В смысле: есть оно, вот, бери, но не схитришь, не перепрячешь. Крысоловы не Крысоловы, говорят загадками, три раза ножницы ломают, перед тем как косы обстричь. Музыка, правда, у них душевная и полезная. Мигрень от нее проходит, к непрерывной еде тяга уменьшается, а сердце радуется. Ну, в общем, слухи...

...Вдруг подкрался к нам чужой,
Он похож на нас с тобой.
Или, может, не похож —
До конца и не поймёшь...

И жил бы так Гаммельн слухами и воспоминаниями, но в одно прекрасное утро под стенами города объявились какие-то существа. Жители высыпали на них поглядеть сверху — со стен. Существа угрожающе кричали, потрясали оружием, стреляли горящими стрелами и дважды пытались взять приступом дозорные башни. А зазевавшихся горожан, сунувших нос за городские ворота, ловили и показательно мучили, демонстрируя серьёзность своих намерений.

Мирных и в большинстве своём незлых жителей Гаммельна обуял утробный ужас: «Эти в своих деяниях даже Крысолова переплюнули!» Аж шёрстка поднялась на загривке от страха. Кто-то в толпе, заикаясь, сказал: «Сбылося, братцы, то о чём газеты писали, — это-то и есть самые что ни на есть настоящие крысы». Но поскольку настоящих крыс никто давно не видел, а последние их чучела съела моль тогда, когда старики ещё пешком под стол ходили, нашёлся тут же некто, ахнувший: «Нет, мол, это и есть настоящие люди». Чучел людей в городе не нашлось — сличать пришельцев было не с чем. И что с ними делать, а главное — как, никто не понимал: то ли ворота им открывать и в воздух чепчики кидать, то ли изводить последние в городе деревца на дубинки.

Тоскливая тишина повисла над Гаммельном: магазины позакрывали двери, фонтаны на главной площади замолчали, свет в домах не горел, на улицах было пустынно, а одинокие пешеходы передвигались в вечернем сумраке короткими перебежками, вжимаясь в стены домов. Город будто впал в столбняк. Не многие надеялись увидеть рассвет следующего дня.

...Очень страшно стало нам,
Спрятались мы по углам.
Крысоловы к нам приходят
И такую речь заводят:
Мы откроем вам секрет:
Крыс-то в Гаммелине нет
И людей — хоть с фонарём!
Кто вы — мы не разберём...

А поздним вечером в таверну, что у старой Белой Башни, откуда ни возьмись, явились Крысоловы. Народу там было немного: собрались самые смелые из гаммельнцев, остальные в тоске попрятались по домам; и хорошо, наверное, что мало посетителей то было, а то бы закидали Крысоловов объедками до смерти, потому что сказали они вот что:

«Ну, жители Гаммельна, пробил ваш час. Вы, дорогие наши, и не люди, и не крысы, а что-то среднее. Мы, признаться, долго думали: отчего наши флейты на вас действуют, но как-то не так, как раньше. Ведь волшебные флейты, они не только крыс топиться посылают, они людей радуют и вдохновляют. А на вас они — то так, то сяк. Похоже, когда-то в вас больше крысы, чем человека, а когда-то наоборот».

...Вы решите это сами:
С лапами вы и с усами
Или вы на двух ногах.
Хватит прятаться в углах!..

Тут в них и начали нервно кидаться чем попало. Но Крысоловы, уворачиваясь, продолжали: «Прежде чем разбираться с теми, кто держит город в осаде, вам было бы неплохо понять: кто вы сами такие — крысы или люди. Тогда и разберётесь: враг за стенами или это вы тут все враги, а за воротами — друзья. Но поскольку намешано в вас крепко и крысиного, и людского, способ сделать это есть только один: нужно сказать каждому за себя: «Вот с этого момента я человек» или: «С сегодняшнего дня и дальше я — крыса». А после поступать сообразно своему званию: человеку — по-человечески, а крысе — по-крысиному. А когда вы это скажете и сделаете, всё станет по-другому: не так, как раньше, но и не так, как теперь».

Тут уже в полном отчаянии обыватели снова схватились за объедки и всё, что было под рукой. Крысоловы поспешили прочь; только один из них уже с порога, перекрывая общий ор, сказал: «Одну волшебную флейту мы вам оставим. Может, пригодится» — и подкинул свой футляр вверх. И кто-то его поймал.

Новость стремительно облетела город, и в таверну набился встревоженный народ. Разговоры длились до утра, и мнения, как водится, разделились. Одни говорили, что Крысоловы всех решили надуть и как много лет назад втянуть во что-нибудь нехорошее. Другие хотели дунуть в волшебную флейту и посмотреть, что получится. Третьи предлагали подудеть на этих под стенами, а после закидать их оставшимися после изгнания Крысоловов объедками. Четвертые же требовали изловить Крысоловов и выдать их пришельцам в качестве откупа за спокойствие.

Солнце уже всходило, когда измученные бессонной ночью, охрипшие от споров горожане различили в шуме таверны какой-то настойчиво повторяющийся звук — будто нож точат. Они примолкли и огляделись. За столом у окна сидела небольшая группа горожан и кто чем стачивала свои острые когти.

И тогда — уже в общей изумленной тишине — стало слышно, как кто-то робко, неумело, но настойчиво наигрывает тонкий нежный мотив. У едва теплящегося камина одиноко сгорбился на табурете тот, кто поймал футляр Крысолова. Он почувствовал на себе десятки изумлённых взглядов и, распрямившись, крепче сжал в пальцах флейту. А потом, смахнув с кафтана остатки усов «а-ля крыса», с чувством сказал: «Вы как знаете: хотите людьми становитесь, хотите — крысами, хотите врагам сдавайтесь, а я стану Флейтистом!» И снова принялся играть свою мелодию.

Тогда-то в Гаммельне и началось самое интересное. И, говорят, продолжается до сих пор.

...Люди будут торговать,
Крысы будут воровать,
Крысоловы — крыс гонять,
А я — песни сочинять...
...Пять, четыре, три и два,
Разнеслась вокруг молва:
Как себя мы назовём,
Так и дальше заживём.

 

Дата публикации: 11:01 | 02.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.