Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2004/1/op/3


Не надо бояться медиавирусов

Ее прозвали «Лолита с Лонг-Айленда». Потому что она и вправду была совсем юной, привлекательной и любила секс со взрослыми мужчинами. Ну и что же в этом особенного? Да ничего, кроме разницы между набоковским сюжетом и жизнью. В жизни малышка Эмми Фишер пыталась убить жену своего солидного друга. И угодила в тюрьму. Эта история стала центром одной из мощнейших медиакампаний, потрясших США в последнее десятилетие. А заодно и тестом на вирус, поразивший социальный организм Америки.

ОТВАЖНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТАТОР С РУССКОЙ ФАМИЛИЕЙ

Про то, как устроено информационное общество и как действуют в нем современные СМИ и что они с этим обществом вытворяют, написано уже так много, что издателям, казалось бы, сам Бог велел воздерживаться от производства книг на эту тему. А тем более от публикации произведений, где анализируется внутренне устройство системы масс-медиа во всей его чудовищной взаимосвязности с миром людей.

Но Бог им этого не велел. Вероятно потому, что тема остается актуальной и сколько о ней ни говори, а всё появляется что-нибудь занятное. Только вот до России доходит поздно. Так что если о начавшейся в Китае эпидемии атипической пневмонии мы с помощью ТВ узнаем почти мгновенно и натягиваем марлевые повязки, то об эпидемии в США вирусной медиапневмонии узнали только через девять (!) лет, после того как этот недуг был открыт Дугласом Рашкоффом (его книга Media Virus, Hidden Agendas in Popular Culture вышла в США аж в 1994 году).

Узнали — и не очень-то испугались, потому что, во-первых, до сих пор думаем, что невредимы, а во-вторых, ну если и у нас всё то же самое, а глядишь — и еще круче, чем в Штатах девять лет назад, то какой толк рыпаться?

Ведь всем известно, что рассказы о том, что медиа — это единственное пространство, оставшееся еще не до конца освоенным человеком, есть сказки, придуманные теми, кто осваивает газовые месторождения, бурит нефтяные скважины, производит искусственные продукты питания, изобретает неслыханные методы управления и открывает новые товаропроводящие каналы.

Другое дело, что медиа is the message — то есть со-общение. И вот это известно не всем. Но очень важно. Ибо те, кто осваивает месторождения и открывает каналы имеют много чего нам со-общить.

И, похоже, про это Дуглас Рашкофф (такая вот почти русская фамилия) и рассказал американцам.

Вот почему его книгу не стоит ни хвалить, ни ругать, а надо рассматривать как пример, с одной стороны, успешного проведения эксперимента на себе (привития вируса), а с другой — предупреждения об опасности, которое (для нас) прозвучало поздновато.

ЗАНИМАТЕЛЬНЫЕ ПРИМЕРЫ

И какие же выводы делает автор в итоге довольно подробного описания действительно интересных хитросплетений ме-диакампании, развернутой вокруг громкого дела уже упоминавшейся Эмми Фишер, покушавшейся на жизнь законной супруги своего солидного любовника? Или из анализа шумного шоу, развернутого прессой и ТВ вокруг истории о соблазнении знаменитым кинорежиссером Вуди Алленом приемной дочери его прославленной любовницы Миа Фэрроу?

А довольно несложные: что все это было нужно затем, чтобы стать компонентом «глобального медиапастиша», другими составными частями которого являются истории о братьях, застреливших своих родителей-миллионеров; о женщине, отрезавшей мужу пенис, и о телохранителе олимпийской фигуристки, напавшем на ее соперницу. А эта мешанина, в свою очередь, понадобилась, чтобы рекламодатели больше платили за эфирное время в программах, повествующих о вот таких банальных, но милых американскому сердцу кошмариках.

Но постойте — здесь нет ничего нового! Еще в 60-70 годах (когда никто и слыхом не слыхивал об информационном обществе) такие хитрости описали советские коммунистические публицисты, клеймившие западных шакалов ротационных машин и вампиров телеэкрана.

Впрочем, не стоит спешить разочаровываться, поскольку хитрюга Дуглас идет в своем поиске дальше. Он утверждает: все эти медиа-скандалы (яркие примеры которых он приводит в книге) есть инструмент в руках тех, кто хотел доказать американцам, что их «нация лучше всего функционирует в качестве демократии зрителей», что ей не дано, да и ни к чему понимать, что такое гражданское участие в управлении страной. А в результате и вправду оказалось, что, поскольку у телезрителей и читателей бумажной прессы и в самом деле нет власти над образами, которые им преподносят масс-медиа, они чувствуют, что у них нет никакой власти над событиями реального мира!

А это значит, что вопрос об управляемости общества (снова) снимается. Но возникает новый: если общество управляемо, то это на пользу чему — деградации и распаду или же созидательной связности?

ПОЧЕМУ НАМ НЕ СТРАШНО?

Удивительно, Рашкофф писал свою книгу как бы исходя из того, что медиа в том виде, в каком они существуют нынче, вроде бы являются средствами, соединяющими, сопрягающими, строящими в обществе связность... При чтении складывается впечатление, что вплоть до 1994 года автор был уверен в этом, а потом вдруг сделал ужасное открытие: я ошибался — всё не так! А наоборот — медиавирусы парализуют и разрушают нити, связующие людей, служат орудиями энтропии! И, о ужас, лекарств от них очень мало, и все они такие политнекоррект-ные, что и предлагать боязно.

То есть как же теперь быть с тем, что вот уже довольно давно считается, что «ценность данных, образов и идеологий превосходит ценность материальных приобретений»? Что делать с простым фактом, гласящим, что «подлинное развитие — и связанное с ним накопление богатства и власти — переходит на новый уровень» — уровень распределения «данных, образов и идеологий».

И если действительно власть, которой обладает сегодня человек, определяется не размером собственности, находящейся в его распоряжении, а тем, сколько минут в прайм-тайм на ТВ или страниц печати он может заполучить, и если «дебаты и решения перешли в ведение электронных форумов, программ с ответами на звонки слушателей и ночных шоу», то как же объяснить ситуации, когда крупнейшие и известнейшие магнаты (в том числе владельцы СМИ) в России были сокрушены и растоптаны людьми, чьи официальные доходы были несравненно ниже? Но которые располагали вакцинами, способными нейтрализовать медиавирусы, запущенные Гусинским или Березовским.

Возможно, потому и не страшно нам, а интересно читать книгу Рашкоффа, что мы, в отличие от американцев, живем не в «демократии зрителей». Это не значит, что мы живем в «демократии участия». Просто, похоже, у нас иммунитет. И никакая зараза к нам не липнет.

Дата публикации: 02:31 | 15.02


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.