Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/9/practics/3


Наследники левой традиции выбирают сильную власть

Сегодняшние коммунисты, отвергая «красную ортодоксию», считают себя сторонниками сильного государства и признают важность строительства цивилизованных отношений между властями, бизнесом и гражданами. Они утверждают, что располагают кадрами, готовыми «взять на себя ответственность за вывод страны из кризиса». Но при этом, будучи парламентской партией, не считают, что участвуют во власти. На вопросы «Со-Общения» отвечает один из лидеров «партии парадоксов» -— Иван Мельников.

ГЛАВНЫЙ ЛЕНИНСКИЙ ВОПРОС: О ВЛАСТИ — Что сегодня представляет собой, по вашему мнению, российское государство? — Если говорить о системе государственной власти, то ее усилия направлены на создание благоприятных условий для правящего класса. Государство действует не в интересах населения и даже не просто в своих интересах. Его главная функция — охранительная: ресурсы направляются на сохранение возможностей олигархов и приближенного к ним слоя. Именно эта функция неизбежно делает государственную власть все более авторитарной. Реальные дела подменяются пиаром, процветает коррупция, лоббируются выгодные узкому кругу лиц законы. После прихода к власти Владимира Путина у нас были надежды на изменение политического и социально-экономического курса. КПРФ не торопилась оппонировать президенту. У нас было несколько встреч. Мы высказывали свои предложения, надеясь, что они будут учтены. Но когда мы увидели, что эти встречи ничего не дают, что наши законодательные инициативы блокируются, а президент использует нас для видимости хороших отношений с левыми, нам не оставалось ничего, кроме возвращения в жесткую оппозицию. Что касается правительства, то, не разбирая подробно его политику, стоит все же отметить, что многие люди, работающие в кабинете Михаила Касьянова, не имеют ни необходимого опыта, ни понимания специфических особенностей России, ни стратегического мышления. — Что означают для вас слова «сильное государство»? — Это самостоятельная на международной арене держава, сохраняющая свою независимость, способная защитить своих граждан и в социальном плане, и в плане личной безопасности. В силу специфики нашей страны рыночная саморегуляция не способна в одиночку справиться с этими задачами. Очень многое в России делать невыгодно, но нужно. Должным образом поддерживать образование и науку, строить дороги, развивать оборонный комплекс и многое другое. Для этого нужен солидный бюджет. Сегодня наш бюджет, по оценкам специалистов, в четыре раза меньше дефицита бюджета США. Если мы решим вопросы полной или частичной национализации стратегической промышленности и справедливого распределения в пользу общества сверхприбылей от природных ресурсов, мы сможем должным образом финансировать то, чего рынок не замечает, обеспечивать национальную безопасность и достойную жизнь гражданам. — Намерена ли КПРФ ограничить свое участие во власти только рамками законодательной деятельности? Какие другие пути такого участия вы видите? — Думаю, не совсем верно говорить, что мы «участвуем» во власти. Действительно, мы стараемся расширять представительство в органах законодательной власти, но только для того, чтобы эффективно оппонировать сегодняшним властям, не допускать принятия антиконституционных и антисоциальных законов, добиваться справедливого распределения нашего скудного бюджета, показывать альтернативные варианты политических и экономических решений. Отмечу, что с июля этого года в региональные законодательные органы выборы будут проводиться не только по округам, но и по партийным спискам — и тут у нас появляются дополнительные возможности. В Псковской области в прошлом году мы уже получили 28% голосов по спискам. Поход коммунистов в исполнительную власть несет в себе не только плюсы. Губернаторы-коммунисты в дотационных регионах (а таких большинство) попадают в финансовую и топливно-энергетическую зависимость от Центра, часто оказываясь перед выбором: бороться с социально-экономическим курсом Кремля или подыгрывать ему с целью хоть как-то накормить и обогреть население. Но парадокс в том, что, попадая в зависимость, они все равно не могут радикально улучшить положение в регионе. Тем самым наши представители в исполнительной власти своими руками зачастую разрушают не только свой личный авторитет, но и образ партии. Это серьезная проблема. Принимая решение идти в исполнительную власть, «красные губернаторы» изначально должны сказать и партии, и избирателям, по каким вопросам они считают допустимыми компромиссы с центральной властью и почему. Если же Центр начинает финансовое или иное давление, пытается столкнуть губернатора с населением, с трудящимися и этому давлению невозможно противостоять, надо уходить в отставку с публичным объяснением причин. Что касается исполнительной власти, то в правительство мы можем идти исключительно командой, имея при этом карт-бланш на принятие решений. В том числе и по этой причине мы поддерживаем идею формирования правительства парламентским большинством. — Какой класс или социальный слой является сегодня главным носителем энергии конструктивных перемен в российском обществе? — Ответить на этот вопрос можно, только определившись с вопросом, что такое конструктивные перемены. Я считаю, что в рамках продолжающегося радикальнолиберального курса для конструктивных перемен нет условий. Можно, конечно, повышать время от времени стипендии на 200 рублей или зарплату на 33%, когда жизнь подорожала на все 40%. Можно с гордостью запускать проекты, на самом деле подготовленные еще при советской власти. Можно с помощью риторики изображать из себя могучую державу. Но все это не будет правдой. Для меня конструктивные перемены — это когда большинство граждан смогут позволить себе высокое качество жизни. Сегодня подавляющее большинство — рабочие, крестьяне, интеллигенция такой возможности не имеют. В этом же ряду и представители малого и среднего бизнеса. Это более обеспеченный слой. Но и эти люди не имеют условий для честной конкурентной борьбы и, соответственно, тех прибылей, которые они заслужили своим трудом. Именно указанные слои и, естественно, молодежь, столь склонная к критическому анализу происходящего, и должны быть носителями энергии перемен. НЕПРОСТОЕ НАСЛЕДСТВО — Левая (в том числе и коммунистическая) политическая традиция подарила миру немало различных взглядов на государство и власть. Но можно ли считать КПРФ преемницей традиций и ценностей коммунистического и левого движения в России и в мире? — Сейчас немало партий называют себя левыми или социальными, однако это либо не партии, либо партии не левые и не социальные. На сегодняшний день именно КПРФ является политической силой, которая унаследовала традиции и отстаивает ценности не только коммунистического, но и в целом левого движения в России. На мой взгляд, как на Западе, так и в России социал-демократия как исторически более умеренное левое общественно-политическое течение свои ресурсы исчерпала, так как постепенно интегрировалась во власть и по стилю борьбы стала больше похожа на профсоюз при правительстве. В этих условиях ядром левого движения являются коммунисты. В России — КПРФ. Мы считаем, что все сделанное властью за последние пятнадцать лет отодвинуло нашу страну от построения социалистического общества, важнейшей составляющей которого является социальная справедливость. Тем не менее такое общество является нашей стратегической целью, какие бы тактические задачи мы перед собой ни ставили. В нынешней политической системе мы позиционируемся как сила левая, социально-ориентированная, выступающая против политики, разбивающей общество на классы с несопоставимыми по уровню доходами, и делаем всё, чтобы противостоять социальному неравенству. Если говорить о мировом левом движении, то по всему миру наблюдается его подъем. Коммунистические партии где-то приходят к власти, где-то находятся в оппозиции, а где-то, например в странах Восточной Европы, вновь обретают силу. Со многими из них мы поддерживаем дружеские связи, обмениваемся опытом, консультируемся — стараемся аккумулировать позитивный опыт мирового левого движения. Более того, коммунистическая идея сейчас тесно взаимодействует с мировым движением антиглобалистов. КПРФ со своей стороны поддерживает контакты с российскими представителями этого движения, с которыми мы нередко проводим совместные акции. «ПАРТИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ» В «ГОСУДАРСТВЕ ОЛИГАРХОВ» — Каковы версии развития КПРФ в новых условиях технологической революции, глобализации, неолиберализма? Останется ли партия на позициях «красной ортодоксии»? Или же трансформируется в силу, ориентированную на более широкую идеологическую перспективу и политическое содержание? — Не считаю, что КПРФ находится на позициях «красной ортодоксии». Да, мы остались коммунистами, а не превратились вдруг в социал-демократов. Однако это не значит, что мы — ортодоксальная или реакционная сила. Мы считаем, что нельзя ставить знак равенства между тоталитаризмом и коммунизмом. Поэтому следует дать четкую оценку, что за семьдесят лет советской власти было сделано правильно и что мы готовы взять с собой в будущее России, а от чего нужно отказаться. Мы давно признали опасным монополизм на идеологию, политику, экономику и СМИ и считаем, что в этом смысле не только развиваемся, но и во многом возвращаемся к истокам коммунистического учения, в котором идеи истинного народовластия сформулированы много лучше того, как они порой реализовывались в XX веке. Что касается неолиберализма, то, на мой взгляд, механизм не может быть самоцелью в экономике. Главный критерий — эффективность. Именно с точки зрения эффективности мы и будем оценивать ту или иную экономическую и политическую систему. Если она позволит решить социальные проблемы большинства граждан, впишется в российские реалии — у КПРФ будет одна позиция. Если нет — другая. Если говорить о технологической революции, то тут у партии есть только один вариант развития — вписаться в новые условия, использовать новые возможности, бороться за то, чтобы наша страна не осталась на обочине научно-технологического прогресса. Вообще, большое заблуждение думать, что коммунисты хотят восстановить экономику в ее советском виде. Мы уверены, что именно наука и новейшие технологии — это ресурс, за счет которого наша страна может преодолеть экономическую отсталость и выстроить новую эффективную экономическую систему. Кстати, наша партия активно внедряет новейшие информационные технологии. Наш сайт в интернете — один из самых посещаемых ресурсов политического рунета и самый популярный сайт политических партий. С глобализацией сложнее. Если глобализация пойдет по пути расширения межкультурных отношений, КПРФ будет стараться стимулировать такое движение. Если все останется, как есть, когда под лозунгами глобализации мы получаем вестернизацию и американизацию в самой агрессивной форме, мы останемся ее яростными противниками. — Как вырабатываются в КПРФ стратегические приоритеты? Готова ли партия использовать инновационные управленческие технологии? Обладает ли она необходимым кадровым потенциалом? — Все наши позиции вырабатываются исходя из нужд большинства граждан. Наши предложения по выводу страны из кризиса — конструктивные и реализуемые. За счет перераспределения доходов от использования природных ресурсов можно получить фактически второй государственный бюджет — и в этом нет никакого популизма, все расчеты — точные, цифры — проверенные. Экономика от этого не рухнет, революции или гражданской войны не случится, мы лишь несколько опустошим карман представителей крупного бизнеса. А в результате сможем поддержать социальный сектор, вложить средства в промышленность, заставить работать производство. Если говорить об управленческих технологиях, то, если мы не находимся у власти, это не значит, что мы оторваны от жизни. Скорее, наоборот, у нас больше возможностей анализировать и внедрять то, что полезно. Так, кроме сложившейся партийной структуры существуют специальные проектные группы, аналитический центр, социологическая служба, экспертные группы, информационный центр. Что касается кадров, наша команда профессиональных политиков, экономистов, управленцев готова взять на себя ответственность за вывод страны из кризиса. Естественно, мы заботимся и о ротации кадров и их омоложении. Также очевидно, что и вне партии есть огромное количество не востребованных властью высококвалифицированных специалистов. — Каков сегодняшний взгляд коммунистов на структуры гражданского общества как сектора, обладающего своей долей власти? — Гражданское общество формируется в условиях истинной демократии. За пятнадцать лет у нас в стране предпосылок для его появления не возникло. Да, политические партии (они тоже — элементы гражданского общества) существуют. Но если говорить о доле власти, то возникает вопрос: а могут ли партии на что-то всерьез влиять при нынешней Конституции? Или, быть может, в России есть нормальное политическое поле, отражающее все подлинные интересы граждан? Когда «правые» голосуют за ограничение конституционных прав граждан, а «центристы» принимают суперлиберальные законы, говорить о сложившейся политической системе едва ли корректно — она запутана и искажена. Поэтому сегодня, когда государственная власть и поддерживающие ее партии не стремятся облегчить жизнь граждан, мы предпочитаем делить политический спектр на патриотический и антинародный. На оппозицию и соглашателей с нынешней властью. Мы считаем себя патриотической оппозицией. Что же касается общественных организаций, то на что влияют они? Или вы помните хоть одну публикацию в прессе, после которой чиновник ушел в отставку? Гражданское общество есть тогда, когда его элементы способны оказывать давление на государственную власть, изменяя характер ее решений. — Каковы, по вашему мнению, пути построения конструктивных отношений между главными носителями власти: государством, бизнес-сообществом и организованными гражданами? — Такие отношения, безусловно, должны строиться. КПРФ считает, что государство должно поддерживать малый и средний бизнес, конкурентную среду в сфере производства товаров и услуг, но не допускать политического диктата бизнеса. Что же касается организованных граждан, то при истинно демократической системе, за создание которой выступает наша партия, институты гражданского общества должны иметь возможность влиять на государство и на жизнь страны — путем развития общественных организаций, профсоюзов, СМИ. Кстати, именно КПРФ сегодня борется за создание механизма отзыва депутатов гражданами и настоящую независимость СМИ. Интервью провел Аркадий Болотов

Дата публикации: 19:45 | 23.06


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.