Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/9/oper/4


Контрудар невозможен?

«…И тебе говорю, Америка,/Отколотая половина земли,—/Страшись по морям безверия/ Железные пускать корабли!» Это Сергей Есенин. «Инония». 1918 год. Еще никакие армады не плывут ни в какой Персидский залив. И даже самто Есенин еще не съездил в Железный Миргород. Но уже не любит его. Вот так порой кажется, что люди и правда ненавидят Америку.

ЗА ЧТО? Этим вопросом задавались и задаются миллионы американцев, внезапно обнаруживших, что после сентября 2000 года они оказались в каком-то другом, не очень-то знакомом мире. То есть они и раньше догадывались, что их ненавидят. Но и представить себе не могли, что эта ненависть способна реализоваться в физическую атаку. Да еще такого масштаба. Да еще прямо в знаковое сердце взлелеянной ими системы. За что? Спрашивали американцы лежащий перед ними мир, из которого пришел удар. Зиауддин Сардар и Меррил Вин Дэвис решились ответить на этот драматический вопрос. Не случайно за это дело взялись именно культурный критик и антрополог. Потому что хотя этот драматический вопрос адресован всем, и, казалось бы, в первую очередь политикам, духовным лидерам и террористам (то есть тем, кто вдохновляет ненависть, и тем, кто становится ее орудием), но на самом деле он в ничуть не меньшей мере касается профессионалов, областью деятельности которых является культура. Ибо ненависть и агрессия есть ответ других культурных сообществ на американскую экспансию, на вторжение, прежде всего, в их культурно-историческое пространство, в зону, имеющую значительно большее отношение к сознанию, чем к конкретной территории. Арабы, латиноамериканцы, черные африканцы, жители южной и юго-восточной Азии, да что там говорить, очень многие западные и восточные европейцы частью подспудно, а частью вполне сознательно расценивают это вторжение в целях оккупации их пространств чужими (и часто чуждыми) смыслами как возможную прелюдию к формальной оккупации. Не обязательно военной. Сегодня, когда деньги летают вокруг света быстрее любого стратегического бомбардировщика, следующая за культурной интервенцией экономическая оккупация отнюдь не обязательно требует непременного явления человека с «М-16». Люди, живущие в мире, лежащем за пределами США, чувствуют, что потеря эмоционального и культурного суверенитета чревата утратой суверенитета национального и государственного. И это их пугает. И это именно тот случай, когда страх — перед инакими истиной, обычаем и языком — рождает ненависть. На какое-то время (быть может, этот период продолжается и до сих пор) американцы почувствовали себя несчастными, жестоко униженными, потерянными. Но скажите: разве лучше и легче израильтянам, в чьей стране каждый день взрываются бомбы фанатиков и которые точно знают за что? Вероятно, да. Потому что евреи Израиля никогда не стремились культурно оккупировать арабов Западного берега или Газы. Они знали, что религиозно-культурная пропасть непроходима. Поэтому им, возможно, легче. Так, быть может, и американцам стоило задать вопрос «за что?» самим себе? И ответить на него. ДВЕ ВЕРСИИ Они и задали. И ответили. «Они нас ненавидят, — пишет придерживающийся правых взглядов военный историк Виктор Дэвис Хэнсон, — потому что их культура является отсталой и коррумпированной», а также потому, что они завидуют… мощи и авторитету США. «Америка исключительно недоброжелательно обращалась с Ближним Востоком, Вьетнамом, Африкой!» — утверждают сторонники левых доктрин и мультикультурализма. Короче, в любом случае между Америкой и тем фрагментом остального мира, который часто (и иногда вполне справедливо) называют бедной, лежит «пропасть, именуемая могуществом». Только одни (условно — правые) американцы считают, что она проходима, но пересекать ее могут только они. А другие (условно — левые), полагают, что переходить ее либо вообще не обязательно, либо можно в обе стороны. Но их оппоненты заявляют: еще чего — там же нефть и море других необходимых ресурсов, там дешевый труд, там мировые транспортные коммуникации… Нет, нам туда обязательно нужно. А вот им здесь, в Америке, делать нечего. А то понатащат еще свою коррумпированную культуру… Нет уж, мы им и так все про себя покажем и расскажем, при помощи кино, телесериалов, стандартов задаваемых «Кока-Колой», «Макдоналдсом», сетью «Шератон», сигаретами «Кэмэл», джинсами «Ливайс» и каналом ЭмТиВи. Ну и что, что многие из упомянутых бизнесов уже давно куплены азиатскими корпорациями. Главное, что бренды ассоциируются с Америкой, ее экономическим могуществом и бытовыми прелестями, рассказ о которых будет тем более завораживающим и парализующим, чем недостижимее они будут для людей из-за пропасти. Вот тут-то и обнаруживается любопытная штука. Все перечисленное и много чего еще (имеются в виду не столько конкретные товары, но их символическая начинка) действительно в изобилии поставляются через пропасть, но и с наслаждением потребляются там. Женщины бросают все, отправляясь смотреть «Секс в большом городе», а девушки — спеша успеть на сериал «Друзья», мужчины предпочитают марки «Кэмэл» и «Чивас Ригал», и даже самые антизападно настроенные подростки действительно любят «пепси». И все они вместе замирают, когда их любимому певцу вручают «Грэмми», а актрисе — «Оскара». При этом про свои национальные премии они могут совсем не знать или просто не помнить. Что это значит? ВЕРСИЯ ТРЕТЬЯ Быть может, это значит, что люди любят Америку. Что они не едины и непостоянны в своей ненависти. Что, не капитулируя перед заносчивым культурным и экономическим интервентом, они могут относиться к сериалам и гамбургерам как к любопытным поделкам жителей далекой страны, где вот такая забавная этническая кухня и люди в телевизоре одеваются вот так — по-другому. Рассматривая глобальное влияние американской культуры и внешней политики главным образом в контексте признания мирового господства США, авторы книги, как мне представляется, упускают один любопытный момент. Американское общество и массовое сознание не менее (а быть может, и более) шизофреничны и уязвимо, чем прочие. И для того чтобы уязвить его, теперь уже вовсе не обязательно взрывать нечто, соразмерное Центру международной торговли, или даже что-нибудь совсем маленькое, но очень символическое. Но разве кто-то сказал, что холодная контрэкспансия невозможна? Лев Малахитов Книга любезно предоставлена интернет-магазином OZON www.ozon.ru

Дата публикации: 19:57 | 23.06


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.