Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2003 / Государство и Власть / Оперативный простор

Выбор обреченности


Воля, любовь, смерть — что раньше?

Версия для печати
Послать по почте

Тот, кто, приняв решение, вместо «хайль любовь!» крикнул «хайль Гитлер!», надеялся, что одно другому не мешает. Более того, он, видимо, верил, что это — про одно и то же. Про любовь к поверженной родине, про любовь к народу, про любовь к вождю, который есть воплощение воли, и силы, и страсти, и верности, и… Он ошибся. И заплатил за это дорогую цену. Куда большую, чем собственная жизнь. Об этом — книга Елены Съяновой.

ФЕТИШИ Посмотрите на свастику. Вам известно, что означает этот символ? Вероятно, да. Быть может, вы знакомы с большинством его значений. И возможно, учитывая религиозную, культурную и философскую неоднозначность этого образа, вы тем не менее находите его сравнительно безобидным. Однако для миллионов людей свастика имеет только одно измерение. И аршином, которым ее продолжает измерять большинство, остается нацизм. И долго будет оставаться. И относиться к свастике без оглядки на эту меру вряд ли получится. Посмотрите на Гитлера. Скорее всего, вам известно, кто это. Вы видели его во множестве фильмов, читали о нем в книгах, помните карикатуры и фотографии. Подробно прописанный образ вечно орущего неврастеника, человеконенавистника в мундире, маньяка, строившего тысячелетний рейх на фундаменте из древнегерманской мистики и костей истребленных, хорошо знаком большинству телезрителей. Посмотрите на девушку. На обыкновенную симпатичную девушку, которая погожим днем прогуливается по улице или парку в компании родственников и друзей… Очень даже занятная компания. ЛИЦА Они румяны и веселы. Вот так прогуливаются себе. А вы внезапно их узнаете. Вот этот хохочущий ражий толстун — Герман Геринг, герой войны, спортсмен и охотник. Справа, высокий ирландского типа мужчина, — так это же Рудольф Гесс — историк, пилот, журналист, умница, ученик знаменитого профессора Карла Хаусхофера. А слева, слева — кто: вон тот плотный, с военной выправкой и взглядом, полным иронии и печали? Да это известный в недавнем прошлом химик, а ныне гауляйтер (то есть первый секретарь обкома), но все еще пьяница, пианист и ценитель живописи (а разве не может быть партийный функционер хорошим пианистом?) и любимец дам Роберт Лей. Ну а кто же это нежно, но крепко держит барышню за локоток, ласково улыбаясь и глядя поверх ее белокурой головки в неведомую даль странным, неподвижным взглядом? Не может быть, чтоб вы его не узнали! Это же Адольф Шикльгрубер — художник, оратор, вожак этих буйных нацистов, все время повсюду марширующих, горланящих песни в пивных и грозящихся подчистую вывести в Германии большевиков и евреев… То есть Гитлер это. Еще в гражданском пальто. Еще пьющий. Еще не канцлер. Уже фюрер. А кто же девушка? Да это же его племянница — Гели Раубаль, в которую он не так уж и тайно, и пока не так уж и безответно влюблен… Но книга — не про роман Гитлера с племянницей. Она про то, как невозможно, даже очень стараясь, сохранить человеческое, если, сознательно или нет, погружаешься в контрчеловеческое. Потому что прямо сейчас — когда они все идут гурьбой вокруг девушки — они же хотят семью, детей, любви, светских радостей, покоя хотят, наконец… И при этом чувствуют, как с абсолютной неизбежностью все сильнее впутываются в химерическую, бредовую мешанину жестко склепанных тоталитарных менеджерских конструкций и нордической эзотерики, ведущую их к вершине власти, а Германию — к высотам могущества. Что это за высоты и где они — знает фюрер. Непогрешимый. Тот самый, что для них — всё. А тех, для кого он не всё, следует ликвидировать. И здесь уже есть только предопределенность, выхода больше нет. Кроме одного — в смерть. Таков он — главный конфликт этой книги. ДЕКОРАЦИИ А любовь Гитлера к Гели. И любовь Гели к художнику Вальтеру Гейму. И тяжелая страсть вождя штурмовиков Эрнста Рема к секретарю фюрера Рудольфу Гессу, хранящему верность шефу и жене. И желание Эльзы Гесс иметь ребенка. И его потеря. И то, как Елена Ганфштенгль — жена малоизвестного в России нацистского деятеля, по прозвищу Пуци, — бывшая попеременно любовницей поэта-пропагандиста Геббельса и музыканта-администратора Лея, пила кровь из обоих и чуть было не вогнала мужа в петлю. И история жены Геринга, умирающей от чахотки. И склоки, и интриги, и дрязги, и ревность, и ненависть. Это всё — фон. Для рассказа о том, как несколько отважных, очень одаренных и умных людей сделали себя заложниками невероятной сверхполитической доктрины и обрекли и самих себя, и своих близких, и неисчислимое множество других на муки, проклятия и гибель. Впрочем, есть в книге и более широкий и отнюдь не безынтересный исторический бэкграунд, включающий, к примеру, сведения о том, как в НСДАП примерно в то же время, что и в ВКП(б), шли внутрипартийные дискуссии. Только не между сторонниками мировой революции, с одной стороны, и желающими строить социалистическое общество в одной стране, с другой, а между сторонниками социализма и, собственно, нацизма. При этом одни воплощали особого рода революционный романтизм, а другие — бюрократический прагматизм. И том, и в другом случае вторые победили, рьяно растоптав конкурирующую тенденцию. Вскоре созданные ими политико-административные системы столкнулись в бою. Нацизм был повержен. ПЕРЕКРЕСТОК? Но за этими событиями главный герой книги — Рудольф Гесс следил уже из британской камеры, куда угодил после того, как 10 мая 1941 года перелетел (очень многие из них были пилотами, с чего бы?) в Англию. И своего сына увидел только спустя двадцать восемь лет — на тюремном свидании. И с собой покончил при странных обстоятельствах уже после крушения Берлинской стены. А другой главный герой — Роберт Лей придумал «Фольксваген», первый супермаркет и первый профессиональный детский театр, возглавил «Трудовой фронт» и тоже покончил с собой. Только в Нюрнберге. И в 1945-м. И главная героиня — та самая румяная, что гордо шагала среди кавалеров, — Гели Раубаль — тоже покончит с собой… И ее возлюбленный Вальтер Гейм… А Гитлер. Но когда они шли по улице, залитой солнцем, ничего этого еще не случилось. И другой исход был возможен. Или все-таки нет? Прочитайте книгу. И быть может, не пожалеете. Кондратий Рылеев


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Государство и Власть
Концепт
Это просто: ВЛАСТЬ
Дмитрий Петров
Власть на новом рубеже
Глеб Павловский
Силу дает вера
Александр Юрьев
Вечный двигатель бытия
Сол Д. Алинский
Мир: Семь размышлений в мае 2003 года
Субкоманданте Маркос
Явление запада народу
Александр Зиновьев
Испытание империей
Анатолий Уткин
Сообщения
Co-Общения
Практика
Власть с нуля
Борис Золотарев
Место встречи изменить нельзя
Игорь Бабичев
Тайное оружие доступное всем
Екатерина Егорова
Наследники левой традиции выбирают сильную власть
Иван Мельников
Ситуативная оппозиция в сложной ситуации
Сергей Иваненко
Оперативный простор
Жаркое дыхание политической кухни
Война и мир
Елена Русская
Этика управления и социальная ответственность корпораций
Фарход Ниязов
Выбор обреченности
Контрудар невозможен?
PR-ликбез для руководителей
Мир как мостик


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.