Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/9/oper/1


Война и мир

Все бабы — овцы…Все мужики — скоты… Эти боевые кличи, калеча и разрушая, звучат вновь и вновь. Война полов продолжается. Вслед за Марией Арбатовой и Дарьей Асламовой (они прокомментировали ход этого конфликта в прошлом номере «Со-Общения») в дискуссию вступает женщина, чья роль лучше всего описывается словом «миротворец». Елена Русская — специалист по реорганизации человеческих отношений, которые сегодня меняются быстро и драматично, как никогда прежде.

НЕ ЛЕЗЬТЕ ПОД ПОЕЗД, ОН ДАВИТ Начнем с того, что общество — организация крайне невротическая, жесткая и сложная. Одна из моих коллег описывает его так: это поезд. И он тебя обязательно догонит и раздавит, как бы быстро ты ни бежал. Кого-то, как говорит в своем интервью Мария Арбатова, — на пенсии, а кого-то — раньше: по-разному. Думаю, это не обязательно так. Просто неписаные законы, действующие в обществе, не предполагают, что мы будем чувствовать себя хорошо. И стоит ли удивляться, что и мужчины, и женщины, которыми общество крутит и вертит, как хочет (а таких большинство), возбуждены, агрессивны и часто не способны верно оценивать и строить отношения друг с другом. И потому, когда речь заходит о гендерной войне, мне хочется сначала поговорить о войне полов. Ибо война полов в равной мере связана и с отношениями, диктуемыми общественными ситуациями, и с теми, что формирует природа. Когда я, женщина, смотрю на все с точки зрения моей природы, то понимаю: я могу быть спокойна, если знаю, что я выделюсь из окружающего большого общества. И самый первый и простой признак моего отличия — мой пол. А признание того, что я — женщина, ослабляет, с одной стороны, болезненную часть связей с окружающими, а с другой — мои собственные страхи. Помогает отнести себя к чему-то большему, чем есть я сама. Другое дело, что сегодня помимо мужчин и женщин появляется так называемый декоративный пол… О ДЕКОРАТИВНОСТИ В ОТНОШЕНИЯХ В этом тексте я не могу не прокомментировать статьи Марии Арбатовой и Дарьи Асламовой. Важно отметить, что по ряду позиций они, очевидно, правы. Да, проталкивать хорошие законы, к чему стремится Мария, действительно нужно: это многое изменит и кого-то воспитает. Да, конечно, всегда были, есть и будут подобные Дарье женщины, управляющие мужчинами и играющие с ними. Другое дело, что в финале они получают игрушечные результаты. И вдруг понимают, что рассчитывать на серьезный результат в игре не приходится, и, случается, стремятся построить отношения подлинные. Но выясняют, что не умеют. И что это такое — представляют плохо. И в самом деле — что это же за отношения такие? Отвечу кратко: их главная черта — способность и желание замечать чувства и эмоции другого человека. И это начинается с признания этого человека. А первым знаком признания является имя! Послушайте, как ваши коллеги говорят о своих половинах. Очень редко услышите вы упоминание имени, вроде «моя Оля», «мой Коля», «мой Саша», «моя Наташа»… Обычно говорят: «моя жена», «друг», «подруга», «любимый», «любовница», «он»… Всё, что угодно, кроме имени. А ведь имен у каждого из нас три: собственно имя; отчество (такое большое имярод); фамилия — знак социализации, «того, что нами сделано для мира». А когда говорят «она», «он» или «ты», тема подлинных отношений, невозможных без признания, просто не возникает. Это значит, что можно рассуждать и про законы, и про сексуальные игрушки, но, к сожалению, так и не коснуться самого важного. ЭРА ГЕТЕР? И МЕДЕЙ Нас — живущих прямо сейчас — занесло в эпоху драматического обновления архетипов. Архетип — это наследуемая часть психики, устойчивый образ коллективного бессознательного. И вот в дополнение и на смену тем, с которыми мы уже свыклись, откуда ни возьмись являются новые! Долго считалось, что существует три женских архетипа. Архетип матери, кстати активно использовавшийся при Советах. Вспомните плакат «Родина-мать зовет!», медаль «Мать-героиня», формулу «Учительница — вторая мама» и так далее. То же — с архетипом работающей женщины. Тогда это была женщина-труженица, сейчас — деловая женщина. Что же касается архетипа жены, то считывался он только в одной версии: сварливая, ревнивая, злая. И при Советах, и всегда. Даже в древних русских литературных памятниках именно злой жене отведено непропорционально много места. Вот так и жили — с тремя. А что же сейчас? Тот факт, что нам становятся доступны десятки и сотни новых архетипов, вызывает шок. Порождает тревогу и страх. Они ломятся в нашу реальность из кино, шоу, рекламы, книг, а мы наследуем способы поведения и идентичности много с кем еще кроме матери, работницы и жены. Выясняется, что можно быть гетерой. Можно зарабатывать на жизнь тем, чтобы доставлять и получать сексуальное наслаждение, не будучи связанной ответственностью и обязательствами, и быть при этом не угнетенной и закомплексованной проституткой Толстого, Достоевского и Миллера, а равноправным партнером по общению, уважаемым и состоятельным членом общества. Обнаруживается, что есть амазонки. Тип женщин, ненавидящих мужчин. И готовых ругаться, сражаться и уничтожать их всеми способами. Они не дикий сон. Они — часть современной жизни. Ибо он существует — архетип, рожденный из извечного закона, гласящего, что мужчин никогда не хватит на всех. До репродуктивного периода мужчин доживает меньше, чем женщин. И не случайно на своих семинарах я спрашиваю участниц: «Если женщин больше, чем мужчин, значит ли это, что та, которой не достался муж, не имеет права родить?» Имеет. Но — от кого? От моего или от вашего мужа! Потому вряд ли специально к ней прилетят инопланетяне. А значит, мы распределяем и перераспределяем мужчин — на час, на уик-энд, на месяц… Ну а той, которой никого не достается, приходится либо страдать (ибо «все они — скоты»), либо влиться в племя амазонок… А теперь вспомните, как Медея (и это архетип, воплощающий ту темную сторону женского, с которой лучше не сталкиваться) на глазах у мужа убила своих детей, так отомстив ему за измену. А боги послали за ней колесницу… И даже в литературе не настичь преступницу, которая так жестоко обошлась с собственными детьми. Но это было давно. А сегодня нам ясно, что и мать, и отец — архетип ох какой не простой. В них все чаще акцентируются демонические черты. Вспомните множество историй о том, как некая мама привела дочку в секту и там ее съели; а папа выгнал маленького сына вон из дому, а тот спрыгнул с моста; а вместе они поселили младенца в будке, где он жил с собакой, кормившей его своим молоком... С архетипических образов матери и отца слетает всё розовенькое и золотистое, ибо в них жив Хронос, пожирающий своих детей, и Богиня-мать, требующая жертв!.. И они — неумолимы. ВЫЗОВ ВЫБОРА Мужчины и женщины всегда знали, что они — разные. Но сегодня в рамках каждого из их различий им предложили несравнимо больше версий выбора и поведения, чем прежде. А они оказались не готовы. И это болезненно до невероятности. С чем это сравнить? Вообразите юную девочку из деревни… Ничего не знающую о сексе. Никто и никогда ей ничего не объяснял. Она не видела порнофильмов. Не читала «Кама-Сутру». И вот ее отдают замуж. И после брачной ночи с ней случается истерика, потому что она не представляет: что же это с ней делали! Так надо, можно? Или — это ей одной такой достался зверюга, а то, что он делал, — унижение, оскорбление? Или что-нибудь похуже? А посоветоваться — не с кем! Наша ситуация похожа. Когда муж, начальник, любовник говорит женщине: «Ты дура, я буду иметь дело с мужиками», она не знает: это лично ее оскорбляют? Или это всех женщин оскорбляют? Или это норма? А я заявляю, что норма! Это норма: иметь разный поведенческий репертуар. Так что же нам нужно принять? Что, да: большая часть мужчин и женщин все равно будут друг о друге говорить: «Какими бы они ни были, жизни без них я не представляю». А еще одна большая часть будет выбирать абсолютно разные способы поведения. В частности, говорить, как Дарья о военных: «Нет ничего слаще, чем видеть, как сильный мужчина рыдает у твоих ног». А другие из той же группы будут им завидовать, потому что для них военные — ничтожества, а им ничтожества у ног не нужны. И им жаль, что это так… А третьи овладеют сексуальными тонкостями, станут часто менять интимную прическу и так нравиться своим шефам, что те будут их продвигать… И вот они продвигаются и, с одной стороны, думают, что это им так надо, а с другой — чувствуют угрозу. Ибо их продвижение — результат занятий пусть героических, но не относящихся к их профессиональной деятельности. И подсознательный страх разоблачения незаслуженности занимаемого места будет физически калечить этих людей: и женщин, и мужчин. И уже калечит. Давно. Такова ситуация, которая называется «игра по чужим правилам». Мужчины заняли ключевые точки в бизнесе, в управлении, в политике, в производстве и хлеба, и смысла. Поэтому, когда женщина вступает в деловой мир, она вынуждена играть по их — мужским — правилам. А женщина сильна. И хочет участвовать в формировании новых правил. Но и мужчины не слабы. Они понимают: изменение правил опасно. Переделанные правила — уже не их. Тогда они говорят: «Правила незыблемы. Мы просто ее никуда не пустим». И здесь — один из главных фронтов гендерной войны. На семинарах я говорю: чтобы быть победителем, нужно освоить мораль сильного человека. А для этого надо согласиться с первым пунктом морального кодекса сильного человека, а именно осознавать себя источником всего положительного и отрицательного. А участницы мне в ответ чтото вроде: «Как же я буду осознавать себя такой, если муж меня всегда бил, не давал денег, унижал, а недавно во время пьянки с друзьями он заснул и они меня изнасиловали. Потом он проснулся, и я ему всё сказала. А он не поверил, и мне еще сильнее попало». Я спрашиваю: долго ли это продолжалось? Женщина отвечает: «Я с ним прожила 11 лет». Но кто, скажите мне, кто заставлял ее с ним жить эти 11 лет? И здесь нам пора сделать шаг в сторону ЗАГСа. БРАК КАК ДИВЕРСИЯ Побеседуйте с любой парой, стоящей в очереди в ЗАГС, и увидите, как прекрасен мир. Около помойки мир грязный. Около роддома — беременный. А в ЗАГСе мир невероятно счастливый. Побеседуйте, и пусть невеста скажет: «Этот мужчина — самое главное в моей жизни!» Чтобы подать заявление в ЗАГС, надо отстоять в очереди четыре дня. А потом начинаются вот эти 11 лет… Дело не в том, что мужчины хорошие, а женщины плохие или наоборот. А в том, что человеческая природа велит нам выбирать подобных себе. Выбирая, мы реализуем программу, созданную, чтобы не дать нам умереть или стать ничтожеством в собственных глазах. Что делает мужчина, связавший жизнь с идиоткой, не желающей развиваться? Реализует потребность иметь под боком женщину, рядом с которой он всегда будет гением. Ведь если она прочла две книги, а он восемь, то он — светоч знаний. Но, знакомясь с женщинами, он про книги, конечно, ничего не знал. Просто при знакомстве те, что читали много, всегда оказывались ему безошибочно чужды. А что же дама, выбравшая слабого и жестокого мужчину? Того, кто ее не только в дверях не пропустит, а створкой хлопнет прямо по носу? Она искала и нашла того, кого можно заставить валяться в ногах. И когда он упадет к ногам, она поймет: нужен следующий, готовый на что-то другое. Например, голым провожать до лифта. А третий — неметь при взгляде… А четвертый… Любопытно: в своих интервью ни Мария, ни Дарья ни слова не сказали о любви. И вообще — сейчас избегают говорить о любви. Может быть, потому, что это та часть жизни, где женщине без мужчины не обойтись? А мужчине — без женщины. И что бы ни думали лесбиянки и гомосексуалисты, у большинства понимание любви оформляется как потребность в комто, совсем не похожем на меня, противоположном по природе, по сути… То есть когда речь заходит о любви, можно быть настоящей женщиной лишь при условии, что рядом — настоящий мужчина. Иначе по отношению к чему я — настоящая? Но когда возникает любовь как чувство и ценность, рождается понимание, что суть отношений в том, чтобы замечать ощущения другого. И тут вмешивается еще один важный фактор, давший о себе знать сравнительно недавно. Штука в том, что, как только возникло разнообразие архетипических образов и у женщин, и у мужчин, стало ясно, что традиционный брак стал угрозой гармонии, любви и душевному здоровью. ШАНС НА ПРИМИРЕНИЕ Это — драматичное открытие. Но, к сожалению, только через брак люди узнают, что гармония рушится. Создавая семью, они стремятся составить гармоничное целое. Но это невозможно. Мизерное количество браков, в которых супруги сохраняют чувство (а значит, и гармонию) надолго, — исключение. А правило в том, что абсолютное большинство не удерживает тех отношений, которые они собирались строить, стоя в очереди в ЗАГс. Это не обязательно те самые страшные 11 лет, но всегда травма. И если относиться к этому так, как по привычке относится большинство, возникает новый фронт войны. Поскольку люди, не готовые к требованиям, предъявленным эпохой разнообразия, воспринимают распад семьи как поражение и трагедию. Но это ошибка. Напротив. Если отдать себе отчет в том, что традиционный союз разрушает гармонию, а расчет на пожизненную страсть иллюзорен, то боль уйдет!.. Если принять тот факт, что создание семьи — это только обретение возможности какое-то время вместе постигать бытие… Если ощутить, что каждый самоценен, а гармония — внутри любой женщины и любого мужчины… Если отдать себе в этом отчет и жить соответственно, то появится шанс на перемирие, а затем и на примирение! Ключ к нему — в признании на чувственном, а не умозрительном уровне всеми и за всеми свободы в выборе, свободы быть вместе и быть отдельно, свободы быть с кем-то и больше не быть, делать нечто и не делать этого, честно сообразуясь со своими реальными желаниями. Не знаю, сколь длительным будет мир. Но если шанс есть, то почему бы его не использовать?

Дата публикации: 12:52 | 23.06


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.