Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2003 / Государство и Власть / Концепт

Власть на новом рубеже


Ворота Кремля открываются перед интеллектуалами. Хватит ли у них духу войти?

Глеб Павловский
Президент Фонда эффективной политики
gleb@kreml.org
Версия для печати
Послать по почте

Государственная власть в России нуждается в поддержке и защите. Текущий чиновничий самопиар можно не принимать во внимание. Власть нуждается в консолидации заинтересованных в национальном развитии групп. И эту консолидацию уместно начинать с интеллектуальной проработки вызовов и угроз стране.

В ПОИСКАХ СОЮЗНИКОВ

В электорате Владимира Путина нарастает эмоциональное ожидание переформатирования путинского стиля, которое по мере приближения к президентским выборам будет нарастать и, очевидно, станет важным фактором в ходе предстоящей президентской кампании. Об этом говорят материалы исследования, проведенного Фондом эффективной политики совместно с РОМИРом, вслед аналогичному в 1999 году. Четыре года назад избиратель видел эмоциональный проект будущего президентства в киногерое Штирлице. Сегодня он предлагает Штирлицу взять к себе в команду Данилу Багрова.

Очевидно, что с точки зрения избирателя и разворачивающаяся кампания по выборам в Государственную Думу представляет собой преддверие кампании президентской. У всех думских кампаний, если угодно, сильнейшее «президентское либидо». Думские выборы только фрагмент президентских. Автономный, со своим промежуточным итогом, но всего лишь фрагмент. Всякий раз в декабре избиратель идет выбирать Президента — его новое окружение и новый политический словарь. Этим, вероятно, и объясняется высокая степень участия избирателей в думской кампании.

Четыре года Администрация Президента, безусловно, представляла собой высококлассную, маневренную команду сильных тактических игроков. Тем не менее она постоянно испытывала нехватку интеллектуального, экспертного обеспечения и поддержки со стороны сообщества политического проектирования. Не случайно Президент этим летом поддержал инициативу по проведению Российского форума — встречи экспертных кругов страны, задачей которой станет в том числе и разработка предложений для формирования политического курса государственной власти. Российский форум-2003 соберется в октябре этого года в Нижнем Новгороде и в дальнейшем будет проводиться ежегодно, всякий раз в одной из новых культурных столиц России, расширяя круг участников национального спора о стратегиях страны.

Но борьба есть борьба. Одновременно с этими конструктивными процессами развернулись и совершенно иные сюжеты. В частности, известная часть политико-административной элиты сформировала активное политическое направление, которое с известными оговорками можно назвать оппозиционным курсу Владимира Путина, причем его центр оказался в Кремле.

ЭЛИТНАЯ ОППОЗИЦИЯ

Это уже не новость. Именно «новой олигархической оппозиции» в кремлевских элитах была посвящена моя аналитическая записка, подробно и излишне страстно откомментированная СМИ и консалтинговым сообществом, в связи с чем я не вижу нужды останавливаться на ней в этом тексте (1). Однако подчеркиваю, что речь идет, конечно, не о заговоре, как пытались представить дело масс-медиа. Заговор против популярнейшего в России политика, олицетворяющего власть и исчерпывающего собой доверие к ней, немыслим; ясно, что попытка «подвинуть» Путина, прямо или косвенно устранить его от власти, привела бы к реакции, которая смела бы заговорщиков.

(Кстати, самое глупое, чем можно идти к власти в России, — это идея заговора. В этом случае вы обречены на непрерывные поводы для паранойи в собственных службах и расследованиях: каждый день станут возникать новые группы и сообщества, заявляющие, что разоблачили еще более амбициозные заговоры. А во сколько оценивать их патриотизм, решать станет госслужащий на зарплате? Такая паранойя быстро станет бизнесом.)

В то же время реальность такова, что политическая активность и политическое проектирование оказались действительно сконцентрированы в основном в Кремле. И причиной этой концентрации стал не запрет на конкурентные проектные центры, а, напротив, отсутствие проектной инициативы, исходящей откуда-либо извне. Именно из-за отсутствия центров активности вне кремлевского контура оппозиция переместилась в Кремль. Сегодня это «инсайдерская оппозиция». Строго говоря, других (внекремлевских) серьезных оппозиций у нас до сих пор не было. И нет. И это самый опасный симптом, имеющий место в нашей политической жизни.

В чем же опасность этого феномена?

В том, что вполне естественные расхождения ряда заметных участников процесса политического проектирования во взглядах на курс Президента превращаются в своеобразную попытку говорить за Президента, а еще хуже — действовать за Президента, якобы от его имени. Вслед за прессой и экспертами я связываю эту оппозиционную активность с группой реальных лиц в руководстве Администрации Президента (2). Эта группа слабо прочерчена, полна внутренних противоречий, но представляет реальный политический тренд, уводящий нас за пределы ныне действующей Конституции. Это не заговор, это попытка поставить Президента под контроль (в сущности, чем-то схожая с ситуацией додефолтного Ельцина) и осуществить новое издание олигархической модели, взамен упраздненной в 2000 году.

К счастью, то, что претендентами в олигархи явилась коалиция авантюристически ориентированных банкиров (3) и алчно настроенных генералов, пока еще не сделало их новым олигархатом и уж во всяком случае не дает им права оспаривать курс Президента. Но реально его курс ими оспаривается.

Здесь уместно обратить особое внимание на аналогии происходящему на федеральном уровне, имеющие место в регионах: в Санкт-Петербурге, в Москве, в Башкирии и так далее. Президент воспрепятствовал попыткам использовать силовые структуры для осуществления электорального и политического переворота в городе, понимая, насколько это опасно. И мы видели, как в Петербурге реализовался договорный сценарий — его еще называют «инерционным», — как договаривались его участники, старые и новые элиты, как формировалась их воля к консолидации.

Безусловно, имеет место попытка силовой атаки на Муртазу Рахимова. И что бы ни говорили о президенте Башкортостана, превращать избирательную кампанию в республике в серию силовых акций недопустимо. Я уверен, что вскоре мы увидим и аналогичную попытку ослабления мэра Москвы Юрия Лужкова. У него много врагов, что естественно. Как сильный политик, он заслужил право иметь сильных противников. Во время прошлой избирательной кампании и я был его врагом, но мы тогда сталкивались на поле альтернативных государственных стратегий. Считаю, что сегодня в Москве зародился проект: окружить Лужкова подставными электоральными чучелами, дополняя это «окружение» использованием силовых структур, чтобы так или иначе вывести, вытолкнуть эту сильную фигуру за рамки выборов, что поведет к обеднению стратегического поля выборов и подрыву электорального процесса.

Я не случайно акцентирую понятие «демократический». Демократия, собственно, это технология совместимости власти, необходимая для сложных обществ. Нравится это нам или нет, мы демократия, и период выборов — единственное время резкого расширения числа участников процесса и выявления реального ландшафта страны. Поэтому население не любит время выборов так же, как недолюбливают весеннюю грязь и вонь: все живое и все мертвое, все, что шевелится, — выползает из-под снега, киснет, мочится и цветет.

Президент России — демократ, демократ по должности. И в этом — одна из причин конфликта тех, для кого демократические ценности неприемлемы, с Президентом и со складывающейся государственной системой.

Полагаю, оппозиционная группа, о которой идет речь, движима обдуманно, принципиально неконституционными взглядами. Несомненно, многие высокопоставленные чиновники (а отнюдь не только названные в аналитической записке), находятся вне зоны демократического консенсуса. Думаю, и в среде прокуратуры созревают маленькие Ягоды. Пока еще не Ежовы, но маленькие Ягоды уже налились. И разумеется, им нужно дело, вернее — дела. Если дать этому спросу реализоваться на политическом рынке, страна столкнется и с прямой угрозой демократии, и с угрозой политическому курсу Путина — безусловно.

В этом конфликте с сильными оппонентами, считающими демократию временным помрачением и желающими заменить ее некоей полумонархией, режимом личной власти, и состоит стартовая интрига второго президентского срока. Путину предстоит — такова абсолютная необходимость — достроить государственную систему до той степени общественной связности, при которой она рискнет «отпустить» популярного и эффективного лидера с места, которое он занимает, и терпеть его в роли частного лица. Россия не может позволить себе всякий раз при смене Президента затевать и смену строя, ошельмованного именем предшественника: «горбачевщина», «государство Ельцина», «путинский строй» — это увековечит в России холодную гражданскую войну. Но уверен, что в том виде, в каком система существует сегодня, она Путина не «отпустит». Ибо как не может без него обойтись, так и не видит для него никакой достойной его в будущем негосударственной роли, поскольку уже теперь не терпит в обществе таких ролей. Это касается не только антидемократических групп, но и всех нас, в том числе абсолютно провалившейся системы политических партий.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛАМ ПРЕДОСТАВЛЯЕТСЯ ВЫБОР

Важно учесть одно фактическое, редко называемое обстоятельство. Если в 1999 году президентские выборы были выборами «всего лишь» президента евразийской провинции, перед тем 10 лет погружавшейся в кризисное состояние; с точки зрения большинства стран — выборами президента «второй лиги», то российским выборам 2004 года возвращен их глобальный статус. Это будут выборы человека из первой мировой пятерки. Путин идет на выборы как Президент страны, восстанавливающейся в клубе мировых лидеров, и этот восстановленный статус — который предстоит закрепить на будущие времена — диктует жесткие критерии стилю и повестке дня открывающейся кампании. Иначе после Путина Россия снова станет заповедником кризисов, пригодным более для исследований, чем для жизни.

Что же касается этих новомодных силовых олигархов, стремящихся редактировать курс Президента, то задача номер один, как ни странно, — предоставить им слово. Элитная оппозиция должна иметь возможность высказать свои претензии к национально-либеральному государственному курсу Путина. Она и обслуживающие ее советники, кстати, должны публично изложить рациональные основания своему сопротивлению стратегическому партнерству с Соединенными Штатами Америки, противодействие которому носит подрывной характер для безопасности России, а в будущем вышибет нас из конкуренции за позиции в мире.

Но при этом мы вправе ожидать, что оппозиция изложит не только свои претензии, но и свои предложения. Однако мы вправе ожидать, что прозвучит и голос тех, кто привержен демократии и намерен ее отстаивать.

Предположение, будто миллиардер сможет купить себе национальное лидерство, так же глупо, как идея чиновника, будто для того же достаточно иметь кабинет по соседству с президентским. Глупое предположение, исходящее из унизительного для нации представления: вы — лохи!

Но и тезис, будто мальчики России не вправе «приближаться к политике» и играть на большие ставки, а должны скромно высиживать капитальцы, слушаясь аппаратных папиков и с ними делясь, просто нелеп. Именно прецедент Путина подсказывает: в России возможно всё! Сам Президент, когда говорит о «прорыве», протягивает мандат молодому классу — прорваться, им лично и их семьям, прорваться всей страной.

Кстати, и угроза терроризма, перерастающая в реальность внутреннего политического экстремизма, — это прежде всего интеллектуальная угроза. И обдуманный вызов развертывающимся выборам. Терроризм — это высокоинтеллектуальный военный бизнес на нестабильности демократических обществ. Россия — высоконестабильная демократия, и потому она привлекательна для террористических планов, разрабатываемых безответственными, садистски мыслящими интеллектуалами-планировщиками.

Сегодня власть далеко не безоружна. Ряд вещей, которых эксперты долго и тщетно добивались в прошлое президентство, превратились в норму функционирования власти. Отслеживание повестки дня в СМИ, сверка политики с общественным мнением, политическое планирование, быстрое реагирование на вызовы и угрозы — это то, с чего в Кремле теперь начинают утро. Для этого не нужны вольные мыслители, это могут и крепкие аппаратные профи. Это не дает аппарату право сделать из Президента Путина собственное факсимиле.

Но по сей день государственная власть в России — это внутренне слабый, неуверенный, нередко увечный субъект, нуждающийся в стратегической поддержке. Текущий чиновничий самопиар можно не принимать во внимание. В стране нет человека или группы людей, которым можно верить настолько, чтобы признавать за ними право учить и ограничивать других. Многие застряли в явном противоречии, утверждая, с одной стороны, что «вся власть в Кремле», а с другой стороны — что в стране «безвластие». Пока есть выбор, у выбирающего есть власть. Готовы ли мы выбрать, то есть спроектировать, власть? Или укрепить, то есть перепроектировать, хотя бы ту, что есть? Если нет, то вернемся к своим телевизорам. В новом электоральном сезоне туда загрузили гигабайты потешных картинок — партийных бантиков, клоунов, березок и мурзилок. Ящик Пандоры включен, в нем тьма забавного, нации есть чем развлекаться, теряя суверенитет. Одна беда: режиссер-постановщик сериала не зритель, а сама Пандора.

Нация остро нуждается в консолидации заинтересованных в ее государственном развитии групп. Эту консолидацию уместно начинать с проработки вызовов и стратегий второго президентства Владимира Путина.

Ссылки:

1. Имеется в виду получивший широкое распространение в сентябре документ, озаглавленный «О негативных последствиях «летнего наступления» оппозиционного курсу Президента РФ меньшинства».

2. В этой связи в аналитической записке Глеба Павловского в числе членов группы упомянуты И. Сечин и В. Иванов. — Прим. ред.

3. В аналитической записке упомянут С. Пугачев. — Прим. ред.  


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Государство и Власть
Концепт
Это просто: ВЛАСТЬ
Дмитрий Петров
Власть на новом рубеже
Глеб Павловский
Силу дает вера
Александр Юрьев
Вечный двигатель бытия
Сол Д. Алинский
Мир: Семь размышлений в мае 2003 года
Субкоманданте Маркос
Явление запада народу
Александр Зиновьев
Испытание империей
Анатолий Уткин
Сообщения
Co-Общения
Практика
Власть с нуля
Борис Золотарев
Место встречи изменить нельзя
Игорь Бабичев
Тайное оружие доступное всем
Екатерина Егорова
Наследники левой традиции выбирают сильную власть
Иван Мельников
Ситуативная оппозиция в сложной ситуации
Сергей Иваненко
Оперативный простор
Жаркое дыхание политической кухни
Война и мир
Елена Русская
Этика управления и социальная ответственность корпораций
Фарход Ниязов
Выбор обреченности
Контрудар невозможен?
PR-ликбез для руководителей
Мир как мостик


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.