Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/7-8/practics/1


Техника снижения спроса на смерть

Освещение проблемы наркомании в стране происходит по крайне примитивной схеме: наркотики – это яд! Объектом запугивания может быть общество в целом или отдельные его группы, например дети. И хотя за последние годы число наркоманов возросло, российской нации не грозит смерть от наркотиков. По крайне мере моментальная.

ПИВО ВМЕСТО НАРКОТИКОВ Проблема наркотиков — это проблема конкретных людей. Да, за последние годы наркоманов стало очень много. Однако употреблять или не употреблять — это вопрос личного выбора конкретного человека в конкретной жизненной ситуации. Стоит заметить, что на площадке личного выбора одновременно находятся два наркотика — легальный и нелегальный. Алкоголь ведь это тоже наркотик, только его потребление одобрено государством. Народ от него «погибает» тысячелетиями и тем не менее пока живет, хотя, безусловно, проблема алкоголизма всегда была очень остра в обществе. На этом же поле личного выбора также находится позиция здорового образа жизни. Крича о «гибели нации», общество смогло пока предложить молодежной субкультуре только один способ выстраивания отношений между собой — это пиво. Ты пьешь пиво, — значит, ты умный, интеллектуальный, классный. В итоге количество подростков, употребляющих наркотики, стало снижаться, а количество спивающихся вначале от пива, а потом уже от более крепких напитков, расти. Если ребенок в 10—12 лет начинает пить пиво, то в 20 лет он уже алкоголик! Родина спаивает своих сыновей и дочерей и это, безусловно, трагедия. Выбор позиции — вести здоровый образ жизни или употреблять наркотики — определяется системой ценностей микрогруппы. В ней у молодого человека одна задача — не быть «белой вороной», а для этого он должен соответствовать стандартам группы. Единственная альтернатива тому, чтобы не прогибаться под ними, — это умение завоевать авторитет через предъявление другой позиции. А это требует определенного мужества. Поэтому основной способ профилактики алкоголизма и наркомании — это воспитание личности, но не через демагогию о высоких ценностях, а через игру. На ней основаны все программы первичной профилактики. С ее помощью ребенок учится завоевывать свое личное пространство, выстраивать границы своей личности, уважать себя и через это самоуважение добиваться авторитета. Решение проблемы наркомании — это некий бесконечный путь, здесь не может быть «раз — и решили». Последний подход характерен для тоталитарного государства, когда человека лишают права личного выбора. Государство решило, что человек имеет право спиваться и не имеет права употреблять наркотики. Люди так и делали. Сейчас в стране существует какая-никакая, но демократия. Как это ни парадоксально, появление наркомании — признак того, что возник личный выбор. Другой вопрос, что этот личный выбор не всегда хорош для общества, и общество должно каким-то образом реагировать. Но не путем запрета личного выбора, а путем предложения альтернатив нежелательному для него личному выбору. Это проблема влияния на молодежную моду. УДАРИМ ПО СПРОСУ Проблема наркорынка, как и любого рынка, имеет две составляющие: спрос и предложение. Влияние на спрос и предложение — это две разные технологии. Правоохранительные органы подходят к проблеме со стороны предложения: поймать и посадить всех наркоманов и наркобаронов в тюрьму. Отличный подход! Однако ни один наркобарон не находится за решеткой. Происходит подмена целей. Ловят, как правило, мелких дилеров. Таким образом симулируется псевдоактивность. Борьба с наркомафией — это, прежде всего, отслеживание движения грязных денег. Для этого нужно не ходить по улицам и отлавливать наркоманов, а проводить кропотливую аналитическую работу. Только тогда можно выйти на фигуры, которые реально стоят за деньгами в этой сфере. Мелкая борьба с наркооборотом приводит только к одному: цена предложения повышается, доходы от незаконного оборота растут, наркомафия структурируется, коррупция углубляется. Те гигантские деньги, которые крутятся в этой сфере, всегда дадут возможность привлечь к этому бизнесу представителей государства. Таким образом, правоохранительная система работает на развитие структурированной наркомафии. Побороть проблему наркотиков, в принципе, невозможно, потому что она связана с человеческой природой. Это всё равно что борьба с сексом, которая была характерна для нашей страны все эти годы. Тем не менее влиять на спрос возможно. Технология его снижения состоит из трех уровней профилактики. Первичная профилактика алкоголизма и наркомании предполагает популяризацию здорового образа жизни. Вторичная профилактика — это профилактика алкоголизма и наркомании у детей группы риска. К ней относится проблема защиты прав этих детей, проблема ювенальной юстиции. Третичная профилактика — это предупреждение рецидива у химически зависимого человека — алкоголика или наркомана. НЕ ПУГАЙТЕ ДЕТЕЙ СМЕРТЬЮ Эффективность рассказов детям о том, как страшны наркотики, крайне низка. Ребенок психологически бессмертен. Смерть для него — абстракция. Кроме интереса и любопытства, она ничего не вызывает. Рассказ о вреде наркотиков приводит к очевидному результату — к желанию их попробовать. Что должны делать родители? Прежде всего — любить и уважать своего ребенка. Они должны разговаривать с ним и обязательно слушать его. Тогда ребенок не потеряет привычки обсуждать с родителями свои проблемы. Он очень нуждается в этом. Ребенок любит своих родителей по определению. Это биология. Даже если мать бьет своего ребенка, он все равно ее любит. Надо очень долго измываться над ребенком, как правило, психологически, чтобы он потерял уважение и контакт с собственными родителями. Нужно каждый вечер годами говорить ему: «Отстань, я занят. У меня большие проблемы. Нам надо жить, я зарабатываю деньги». Это не что иное, как насилие над ребенком, который не может сориентироваться в этом мире. Он нуждается в том, чтобы ему объяснили, как жить в этом мире. В ответ же он получает кукиш, причем иногда в самой грубой форме. Из такого общения ребенок делает вывод, что взаимоотношения в этом мире основаны на насилии. Как научиться любить ребенка? Очень просто. Надо обнимать своего ребенка, целовать его, он нуждается в тактильном контакте, нуждается в том, чтобы видеть вечером ваши добрые глаза. Когда вы целуете его на ночь, он нуждается в том, чтобы вы сказали, что вы его любите. Ребенку очень важно услышать это от вас. ПОЧЕМУ ОНИ УХОДЯТ ИЗ ДОМА Вторичная профилактика предполагает работу с детьми, которые ушли из семей. Насильно их возвращать туда бессмысленно. Внутрисемейное насилие порой гораздо более трагично, чем уличное. Приведу страшный пример. В один приют попал 6-летний ребенок, которого с 4 лет насиловал сожитель матери в ее присутствии. В 6 лет он был уже калекой. У него выпадала прямая кишка. Даже если этот ребенок будет обогрет, эта рана в его душе вряд ли когда-то заживет. Поэтому, прежде чем что-то делать, необходимо задать вопрос, что является причиной того, что ребенок оказался на улице. Не насилие ли в семье? Если так, то должен быть создан механизм вмешательства в семью, когда ребенок подвергается насилию. Тут-то и возникает ювенальная юстиция — правовая технология, позволяющая вмешаться в судьбу семьи, когда в ней проявляются симптомы внутреннего неблагополучия — крики, следы побоев на теле ребенка и так далее. Обнаружить эти признаки — задача учителей, врачей, социальных работников, а также всех людей, которые так или иначе сталкиваются с этой семьей и ребенком. Что делать дальше с этой информацией? Идти к участковому милиционеру или в комиссию по делам несовершеннолетних? Это тупиковый вариант. Даже если родителей оштрафуют, где гарантия что они больше не будут бить ребенка? Скорее наоборот. Пресечь внутрисемейное насилие можно с помощью реабилитационных механизмов и специализированных судебных процедур. Задача суда — найти оптимальное решение, направленное на восстановление внутрисемейных отношений. Нужно не штрафовать родителей, а создать условия для восстановления семейных отношений, потому что биологических родителей заменить нельзя. Любая такая попытка ущемляет, прежде всего, права ребенка. В данном случае я говорю о той ситуации, когда отношения в семье можно восстановить. Если это невозможно, а симптомы насилия над ребенком очевидны, тогда главная проблема — это защита прав этого ребенка, включая его возможное изъятие из семьи. Однако при этом все равно должна стоять задача его возвращения в биологическую семью. Когда в приют попадает ребенок, мать которого страдает алкоголизмом, мы стараемся помочь этой женщине начать вести трезвую жизнь и вернуть ей ребенка. Это дает возможность в дальнейшем восстанавливаться и ребенку, и матери. Так как последнее, что теряет мать, — это материнские навыки. Если это невозможно восстановить, выстраивается технология суррогатных форм воспитания. На самом последнем месте в этом ряду должны быть коллективные формы. После интерната ребенок не способен жить в социуме. Он либо спивается, либо кончает жизнь самоубийством. Единственный выход — это создание благоприятных условий для усыновления и удочерения, развитие опекунских семей, в которых ребенок воспитывается на деньги государства. Пока единственный регион в стране, где системно реализуется этот подход, — Самарская область. Далее идут формы семейного воспитания в группах — приемные семьи. Есть различные вариации — фостеровские, киндердорф. В Подмосковье есть одна такая деревня. Модель очень простая. Есть наемная мать, а вокруг нее 6—8 детей. Эта форма гораздо хуже, чем опекунская семья. Условием принятия «матери» на работу является то, что женщина должна быть одинока. Но одинокая женщина — это уже проблема, значит, у нее есть какие-то внутренние проблемы, которые неизбежно переносятся на этих детей. Тем не менее это все равно лучше, чем система интерната, где вообще нет никакой матери, а только коллектив и коллективное сознание выживания. Замена системы интерната — это не вопрос денег. Воспитание ребенка в интернате на треть дороже, чем в опекунской семье. Это вопрос смысла, желаний и способностей людей как членов общества выработать цивилизованные формы воспитания ребенка, который лишился своих биологических родителей. Разговоры о том, что экономика не дает возможности решить проблему, — ложь. Только наше собственное сознание, нежелание и малоподвижность нашего ума — только это мешает выстроить новую систему помощи этим детям. Это вопрос мучительной эволюции российской ментальности. В людях еще сильно природное иждивенчество, надежда на то, что государство всё за нас сделает. Однако ждать чего-либо от государства бессмысленно. Если мы сами не проявим инициативу, ничего не произойдет. ТЫ МЕНЯ УВАЖАЕШЬ? — УВАЖАЮ Третичная профилактика — это помощь людям, уже имеющим зависимость. Для них алкоголь или наркотик — это свет в окне, счастье, единственный способ существования в мире. Лечение алкоголизма и наркомании — это, прежде всего, способ научить человека общаться с окружающим миром без химического вещества. Этого можно достичь через душевный контакт, любовь, теплоту, но никак не через запугивание. И единственная возможность помочь такому человеку — это создать среду, в которой он будет чувствовать уважение. В нем нуждаются все люди, вне зависимости от того, алкоголики они или нет. Не уважать алкоголика за то, что он алкоголик, бессмысленно. Это все равно что не уважать аллергика или диабетика. Алкоголизм и наркомания — это биопсихосоциодуховное заболевание. Биологически эта зависимость неизлечима, а социодуховно излечима. Для этого надо лишь создать среду, которая поможет человеку научиться жить по-новому. В основе ее должны быть группы самопомощи людей, которые могут дать совет. Сделать это в состоянии только те, кто сам прошел через те же самые проблемы. Врач в белом халате в этом смысле не авторитет. Он находится для больного по другую сторону баррикад, а нужно быть по эту. Поэтому значительная часть персонала фонда НАН — это люди, имеющие опыт собственного выздоровления, а также родственники людей, имеющих такие зависимости. Они обеспечивают первичный контакт с пациентами. Когда кто-то из них приходит, чтобы утвердить себя в пьянстве, то ему говорят: «Ты пришел рассказать, как тебе хорошо в твоем пьянстве? Это не интересно. Мы с тобой одной крови — ты и я. Только тебе хреново, а мне хорошо. Ты можешь прийти в мой мир. Но для этого ты должен честно поговорить о наших с тобой проблемах. И тогда мы вместе можем выстроить твой план выздоровления». Базовым элементом лечения химически зависимых людей является программа анонимных алкоголиков, наркоманов. Человек может доверять этой среде, так как там присутствуют точно такие же наркоманы и алкоголики, как и он сам. Вообще, любая проблема, которая захватывает личность тотально, может решаться через общение с себе подобными. Это естественно. Человек филогенетически выходец из стада. Собственно, благодаря этому он выжил на планете. Стадное чувство может быть разрушительным, а может быть созидательным. В Москве есть группы анонимных депрессантов, игроков, курильщиков, женщин, которые подверглись сексуальному насилию, группа анонимных обжор. Вопрос формирования созидательной среды — это технология. Общество должно поддерживать желание людей общаться с себе подобными. Это вопрос уважения к людям. Достаточно благоприятной атмосферы, чтобы они собирались и общались. Если же заниматься репрессиями, то эти люди будут скрываться от общества, и проблема будет уходить в подполье.

Дата публикации: 14:04 | 23.06


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.