Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/7-8/oper/1


Терминатор как зеркало новейшей истории

Попытки превратить мир в американское кино пока не увенчались очевидным успехом. Об этом можно сожалеть, но лучше порадоваться, что сам американский кинематограф, похоже, снова стал ближе к миру и его обитателям. Теперь он не просто показывает картинки, но и транслирует ценности. Малобюджетный боевик «Терминатор», впервые переведенный гнусавым переводчиком (вот воистину общесоюзный коуч!) как «Киборг-убийца», четко отобразил страхи человечества перед всё большим подчинением жизни технике. Почему же зарождение искусственного разума так напугало его?

УГРОЗА ИЗ БУДУЩЕГО В начале 80-х западные институты управления утратили доверие людей. Частное стало синонимом человеческого, государственное — искусственного и бесчеловечного. Непрагматичная мотивировка поступков была возможна только у себя дома; все, что касалось государственного и общественного, подчинилось жесткой прагматике. Люди начали бояться прагматичного мира, который сами создали. Возникни в таком мире искусственный интеллект, он непременно стал бы враждебен людям просто ввиду конкуренции с ними. Так появилось осознание угрозы, исходящей из будущего. Терминатор заявился в Америку из будущего и с легкостью громил не готовое к такому визиту человечество. Он являл собой воплощенную антиутопию, ужас людей перед творением рук своих. Потомуто смысл первого фильма и заключался в победе человеческих чувств: любви, верности, заботы — над мощью бездушной техники. Расплющив терминатора, Сара Коннор не отменила конец света, но дала людям надежду. Надежда на победу человечности — в этом все 80-е. КОНЕЦ МИРА В МАССКУЛЬТЕ Наступили 90-е, и мир изменился. Новые технологии стали идеологией, источником нового оптимизма. Тогда вышла в свет вторая часть «Терминатора» — «Судный День». Здесь старый терминатор Т-101 (он же — Шварценеггер) стал «хорошим», что не мудрено. Человек 90-х его уже не боялся. Но в противовес ему придумали новую модель — терминатора Т-1000, более совершенную, практически неуязвимую, но прекрасно расплавляемую в кипящей стали. А старый — «хороший» уже начал как бы одушевляться и даже пожертвовал собой в конце фильма. Глобальную катастрофу предотвратили окончательно, одновременно провозгласив тем самым «конец мира» в старой массовой культуре. ТЕРМИНАТОР ЭПОХИ ПОСТМОДЕРН Но вот пришло очередное десятилетие. И терминаторы вернулись. Прогресс нельзя остановить, его можно только отсрочить — такова мораль фильма, а значит, неизбежно и возникновение искусственного интеллекта. Более того, этот интеллект не плох и не хорош, он защищается, как защищается от него человечество. А создатели третьего фильма тем временем начинают искать в созданном ими мире некую особую красоту. На смену грубым Т-101 и Т-1000 приходит Т-Икс — элита киборгов, терминатор терминаторов. Создан он в форме довольно милой девушки, играющей образ бездушной машины-убийцы уже не с помощью демонстрации грубой силы и слепой уверенности (хотя и этого предостаточно), а некой постмодернистской отстраненности, изящной двусмысленности в разговорах. Она не зациклена на своих возможностях боевой машины, а охотно применяет новейшие технологии, пользуется интернетом, управляет другими машинами. Этот терминатор гораздо ближе по духу к нашей эпохе, чем живые (неживые, но старые) персонажи фильма, как бы вышедшие из восьмидесятых. Когда старина Арнольд в неизменной кожаной куртке в роли Т-101, схватываясь с ней врукопашную, применяет приемы армейского рукопашного боя, она отвечает ему красивым айкидо… ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ Мир «терминатора» всё более напоминает мир фэнтези. На смену схеме «ошибка—проблема—решение» приходит манихейская борьба добра (человечество) со злом (враждебный разум). И соответственно, главный герой Джон Коннор, деклассированный, скрывающийся от всех и вся элемент, в процессе фильма осознает свое предназначение спасти мир, бороться со злом, стать лидером человеческого сопротивления. «Есть миссия, и тебе придется ее исполнить. Важнее этой миссии нет и не будет». ГОЛЛИВУД. ОТ ФАБРИКИ ГРЕЗ — К ПРОИЗВОДСТВУ СМЫСЛОВ Начало третьего тысячелетия в голливудском кинематографе ознаменовалось серьезными изменениями в концептуальном подходе к кино. Похоже, хорошие голливудские картины стали гораздо умнее. Основные блокбастеры: «Матрица. Перезагрузка», «Властелин Колец. Братство Кольца», «Звездные войны. Атака Клонов», «Терминатор 3. Восстание машин» — это уже не просто «тупое американское кино», это целые мировоззренческие системы, транслирующие ценности и заставляющие задуматься миллиарды зрителей. Голливуд как идеологическая машина совершил очередной качественный скачок. В 90-х с помощью этого инструмента на весь мир транслировались американские ценности и образ жизни. Теперь же помимо этого транслируются еще и идеи. Больше нет обязательного хеппи-энда. В конце фильма зритель может получить лишь надежду. Больше нет идеального мира. Есть сложный и живой, динамичный и не особенно гостеприимный мир. События 11-го сентября и моральная неготовность к ним американского общества заставили американскую элиту задуматься о том, стоит ли и дальше прятать голову в песок и ждать хеппи-эндов или же приучить общество трезво смотреть в мир и адекватно воспринимать исходящие из него угрозы. Поэтому и героями все чаще выступают не накачанные «супермены» или сверхбогатые герои и злодеи, а обычные люди, с теми же страстями и проблемами, что и зрители, с теми же страхами, эгоизмом, слабостью. Формируются новые штампы и стандарты, новый язык новой массовой культуры. Кажется, Голливуд заговорил с массовым зрителем с уважением. Нет больше «идеологии гамбургера», нет тупого самодовольства янки. Есть апелляция к истинным ценностям: жизни, любви, свободе. Есть размышления о предназначении, долге, устройстве мира. И поэтому герои Нового Голливуда – это все мы, поколение, оказавшееся на острие большого переосмысления. Артем Пучков

Дата публикации: 14:28 | 23.06


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.