Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/7-8/concept/2


Конец России? Или идеальная правая альтернатива

Редактор – автору: — Можно ли считать что российское общество больно? Автор – редактору: — А то… — Но каковы недуги? Коррупция? — Страшная… Еще Гоголь писал… — Пьянство? — Бухают по-черному… — Падение нравов? — Ха, зайди в соседнюю подворотню! — Насилие на улице и в семье? — Намедни школьницу убили и сожгли за то, что не дала…(1) — Утрата общественной связности? — Не очень понимаю что это (может быть, из-за отсутствия этой связности?), но, возможно… — Так напиши про это! — Запросто! Пишет: «Наше общество тяжело больно…»

ОСМЕЯНИЕ НИГИЛИЗМА В России любят толковать о тяжкой и неизлечимой болезни общества. О ней твердят коммунисты, старосоветские академики (2), вечно фрондирующая интеллигенция, и даже реформаторы отсылают нас к вечным российским хворям. Иначе к чему реформы? «Недужный фольклор» столь обширен и так въелся в менталитет гражданина, что аргументы отскакивают от зубов, а почти любая дискуссия на эту тему превращается в фарс. Представление об исключительности России в ее бедах — оборотная сторона имперской исключительности. Вот как это выглядит. Мы — страна победившей социалистической революции. Мы выиграли войну с фашизмом. Мы первыми запустили человека в космос. Но и болезни у нас самые болезненные. Их не вылечить! Так что — гроб. Когда западные эксперты встречаются с русскими коллегами на семинарах (скажем, в Париже у Жака Сапира в Доме наук о человеке) и предлагают обсудить, как им кажется, важную техническую проблему, например спад экономики или инфляцию, они не понимают, почему дискурс заходит в тупик. Для западного человека «болезни цивилизации» имеют количественные и качественные измерения и лечатся с помощью определенных технологий. Путем снижения эмиссии, повышения пенсий, пособий, субсидий и другими приемами банковской и общественной деятельности. Без мистики. Сухо и точно. Но встает русский коллега и принимается объяснять «бездуховным иностранцам», что главная причина всех неурядиц — загадочная русская душа. И пока те пытаются дешифровать его образы, коллега переходит к тому, что в России всё не так, как кажется, никакие схемы не работают, западный опыт неприменим, а национальная ментальность мешает любой конструктивной деятельности. Ну и о чем семинар? ДИВЕРСАНТ ПОД МАСКОЙ КЛОУНА Право, русский нигилизм заслужил осмеяние. Но правда также и в том, что на фоне тотального пофигизма мнимо обреченных реальные угрозы эволюционируют в невидимок, а «болезнь» — в диверсанта, скрывающегося под фиглярской маской и порождающего у людей сомнения в том, что у России вообще есть будущее и что она просуществует еще хотя бы 50 лет. И не потому даже, что она превратилась в сырьевой придаток цивилизаций с более развитыми производствами. И не потому, что 80% ее экономики — это нефтегазовый сектор, а все остальное многообразие умещается в оставшихся 20%. А потому, что «утрата макротехнологий, — как указывает журнал «Российская Федерация» (2003, №1), — создает основу… для выстраивания вокруг России «технологического занавеса... и перспективу перехода России в разряд «конченых стран» (3). Но в 1988 году я собственными глазами видел голодную Польшу, пустые витрины, освещенные убогими лампочками. А буквально через четыре года там всё сильно изменилось. Что же до неверия в Россию, то его порождает царящее здесь чувство подавленности и пораженчества, которое не скрыть даже за фасадным великолепием буржуазной Москвы. Двадцать лет мы только и делали, что отступали. Сначала мы называли свою страну СССР, потом она стала для нас просто Россией, не выдержав соревнования с Западом. Петер Швейцер написал об этом книгу, которую он назвал «Победа. Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря» (4). Ее в свое время любил цитировать начинающей кремлевед Глеб Павловский. Швейцер (впрочем, конечно, не он один) утверждает, что крах СССР был следствием целенаправленной работы штаба Рейгана. То есть несколько человек из высшей расы малость покумекали — и ввергли в хаос одну шестую мира. Конечно, здесь заметно желание присвоить себе авторство божественного промысла, но, действительно, в 80-е годы XX века, проиграв столкновение идейных доктрин и мироощущений народов Запада и Востока, СССР надорвался, затем подвергся реформации и — распался. Как карточный домик, рухнул могучий военный блок, а его бывшие члены спешно переориентировались на НАТО. Это был драп, разгром, какого не видели ни фашистская Германия (сражавшаяся до последнего), ни Древний Рим (умиравший долго и мучительно). Здесь же — как ластиком стерли. Обстоятельства катастрофы известны и уже стали частью мифа о неизлечимой России. Для нас, как для исследователей, живущих внутри исторического химизма, важно понять другое: прекратилось ли сползание в пропасть исторического небытия? Или евразийский этнос, вписанный в ландшафт России, продолжает отступление? ПРИЧИНЫ ИЛИ СИМПТОМЫ? Говоря о причинах недуга, чаще всего упоминают невероятную коррумпированность и даже называют конкретные суммы, идущие на взятки. Хотя на самом деле точная цифра никому не известна, а после какого-то количества нулей она вообще становится абстракцией. Теория такова: взяточники движимы сиюминутными интересами. Они — временщики. За мелкими деревьями эгоистических интересов они не видят векового леса истории. Однако вот вопрос: можем ли мы считать коррупцию причиной? Ведь она есть во всех обществах и была всегда, особенно в странах с кризисной экономикой. Скорее к числу симптомов можно отнести тотальность российской коррупции и то, что в коррупционерах ходят даже учителя младших классов. Может быть, у нас какая-то особая преступность, сформировавшая «преступное общество», от которого тщетно ждать движения по пути прогресса? Но гангстеры — непременный атрибут Чикаго и Нью-Йорка как 30-х, так и 90-х, а Америка тем не менее устремляется в мировые лидеры. Упадок нравов? Имеет место. Я бы разделил ужас перед этим явлением, если бы не жил одно время в Париже на Boulevard Barbes, где торгуют собой мулатки, что отнюдь не мешает располагаться в двух кварталах выше буржуазной Rue Calaincourt, а еще выше — самому спокойному, красивому и святому месту — храму Sacre Coeur. Пьянство? СМИ нервируют нас сообщениями типа: «Каждый месяц от отравления алкоголем в России умирают 4 тыс. человек» (5). Да, рядом с моей московской квартирой, по соседству со станцией метро «Юго-Западная», на территории МИТХТ впритык к учебному корпусу возводят пивной павильон «Степан Разин». Такого алкоголического цинизма действительно в Европе не встретишь. А мы уверены, что точно так же не пьют в Финляндии и США? Отнюдь. Но проблема в том, что трезвые в России порой страшнее пьяных. Демографический спад. Эта пугалка страшна, потому что объективна. Россияне вымирают со скоростью один миллион человек в год, а титульная нация — еще быстрее. Согласно жутковатому графику, построенному группой известных ученых (6), в случае реализации пессимистического сценария к 2050 году в России останется 75 млн человек. Но и в случае успешной демографической политики (которой нет и не предвидится) россиян останется около 100 млн. Что, понятно, не слишком поправит положение. То есть любые планы реформ натолкнутся на непреодолимую преграду — физическое отсутствие людей. Но демографический спад идет повсюду в Европе! И в благополучных странах происходит постепенное замещение титульных наций. Париж сегодня напоминает Стамбул — так пестрит он этническим многообразием. Любопытно видеть, как в Москве европейцы задыхаются от обступившего их моноэтнизма — настолько все кругом славяне, настолько все говорят по-русски, настолько все похожи... Кажется, что все наши демографы — чуть-чуть упертые националисты (к чему располагает профессия), предлагающие еще больше обособиться в пределах данного этноса и нарожать всё тех же старороссиян… Так, возможно, обстоятельства, сопутствующие явлениям, более симптоматичны, нежели сами явления? Неприятие действительности. Неосознанная оппозиционность по отношению к власти. Неверие в демократию. Неспособность формализовать правила общежития. Принцип «Любое правило должно быть нарушено». Терпимость к антиобщественным проявлениям. Двоемыслие, унаследованное от советской власти. Нежелание утверждать и защищать идеалы. Не здесь и нигде на свете. Таков далеко не полный список упомянутых обстоятельств… Но все перечисленное лишь симптомы, как и утечка за границу капиталов и мозгов. Как кашель, насморк, температура при атипичной пневмонии. Важно выделить… …ВИРУС Отсутствие связности, о котором много пишет «Со-Общение», — это ближе, теплее. Привычный гимн, имперский флаг, перезахоронение Николая II, курс на стратегическое партнерство с Западом с одновременным выдвижением флота в Индийский океан — фактура, строящая обывателя. Но связности так просто не добиться. Она либо есть, либо нет. Связность — это результат социального контракта при полном непротивлении сторон. Если нет связности, — значит, общество предпочитает быть отвязным. Неадекватность элит — еще теплее. 200 спецназовцев отправляются остановить оккупацию Югославии, чем сильно удивляют НАТО. Коалиция перешагивает через героев, решает проблему и — идет в Афганистан, Ирак и далее. А что же Россия? Россия не получает от «врагов» транш кредита на 40 млрд долларов. Химеризм?! Как к этому относиться? Смеяться, плакать? По этому поводу мудро высказался на страницах Грани.ру Дмитрий Шушарин: «Общество должно нести ответственность за свою элиту, держать ее за руку, дабы она не ткнула пальцем в глаз». Отчего так приходится поступать с собственной элитой? На этот счет всеобъемлющих теорий не много. Александр Зиновьев считает, что это есть следствие предательства верхушки «советского народа», загубившей «великий коммунистический эксперимент». Хотя и не объясняет, почему в СССР стало возможно столь массовое перерождение, что верхушка сама себе все испортила. Игорь Чубайс также исходит из постулата, что сознание современного россиянина определяет его бытие. Дескать, Карл Маркс анализирует общество через борьбу, Сэмюэл Хантингтон — через столкновение цивилизаций, а я, говорит Чубайс... через эволюцию ключевой идеи. Наша история прекрасна, ибо у русских была прекрасная Русская Идея, но в 1917 году от нее отказались, а новой не нашли. Так что надо взять и модернизировать старую: культивировать особый пафос исторического знания, перейти от экспансии к обустройству и внедрить православный принцип нестяжательства. В конце 2002 — в начале 2003 года произошел всплеск интереса к трудам Льва Гумилева, закрывающим дыры и у Зиновьева, и у Чубайса. Гумилев рассматривает историю через этногенез, имеющий несоциологическую природу. Этносы как люди, утверждает он, рождаются и умирают, когда кончается запас пассионарности. Средний возраст этноса — 1200 лет. Возраст российского этноса — что-то около того. Можно не продолжать! Но Гумилев продолжает, с одной стороны, резко отказываясь прогнозировать будущее России, а с другой, намекая, что, пережив надлом, она вступает в золотую осень и эру возрождения. За книгу «От Руси до России» (7) в 1995 году профессору была присуждена Государственная премия. Книга была рекомендована в качестве учебного пособия. Однако полезно вспомнить, что концепт он разработал в 80-х, еще при Брежневе, и, сам, пережив лагеря, просто не мог сделать иной вывод. Вместе с тем очевидно, что упомянутые теории объединяет констатация: если в обществе (этносе) кончается запас нравственно здоровых граждан (пассионариев, носителей ключевой идеи), то оставшиеся совершают историческое предательство. Нация уходит с мировой арены. Ее больше не интересует мировая несправедливость. Она занимается обустройством. И… продолжает деградировать. Лев Гумилев видел причину спада пассионарности в растрачивании космической энергии, но соглашался, что растрата могла произойти по более земным причинам. В войнах. В революциях. В ГУЛАГе. От утечки мозгов в перестройку и после… Обустройство — славная штука, но оно суть оборона. А за обороной часто следует капитуляция. Давление на Россию возрастает. Мир переживает расширение Запада. Глобализм как волна захлестывает государства. Захлестнет и РФ. Волны гасят ветер. И ветер не надувает наши паруса. А уютная Европа, над которой Россия так привыкла нависать, превращается в новое издание Римской империи. ПРАВАЯ АЛЬТЕРНАТИВА Но стоит ли так уж расстраиваться по поводу нашего ухода в историческое небытие? В конце концов люди умирают, и их дети часто непохожи на родителей и отрицают их ценности. В Константинополе давно живут турки, а арабы — уже не те египтяне, что строили пирамиды. Не пора ли подумать о том, что Земля — общий дом и у нее — космическая судьба? Не время ли уже заканчивать блуждание по лабиринтам? Не пришел срок ли для выбора нового пути? Но даже в теории начало этногенеза редко происходит при обособлении, чаще — при смешении с другими. При смене старых элит нанятыми нацией менеджерами, формирующими новую аристократию и способными без истерик выводить страну и бизнес на рентабельность и конкурентоспособность. В политическом плане такая программа ближе всего правым. Они признают роль ценностей и опираются на предпринимателей и управленцев — социальную группу без мути в голове, предлагающую решения. Пусть спорные, но катализирующие ситуацию. Правая доктрина декларирует поддержку малого и среднего бизнеса. Не анонимного монополистического во многих аспектах, а того, где может проявить себя уцелевший пассионарий, где рождаются истоки новой общности. Правые ратуют за политическую, экономическую, административную и культурную открытость, что ведет как к смешению этносов, так и к смене элит, ибо нынешние работать в условиях прозрачности не умеют. Правые во многом очень правы. Хотя порой и малодушничают, прячась за ортодоксальными лейблами. Впрочем, я их не корю и не восхваляю. А лишь говорю, что Правая альтернатива — видимый целительный путь России. По которому она пока не идет. Ссылки 1. NEWSru.com, 7 мая 2003 г. Московскую девятиклассницу забили насмерть и сожгли за отказ от секса. 2. Абрамов М.А. Просуществует ли культура в России до 2005 года?// Энергия. 2001. N 8. С. 2—5; № 9. С.42—46. 3. Кризисы современной России и научный мониторинг// Российская Федерация 2003. № 1. 4 Швейцер П., Победа. Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалистического лагеря. Минск: СП «Анвест», 1995. 5. NEWSru.com, 7 мая 2003 г, В России каждый месяц от отравления алкоголем умирают 4 тыс. человек 6. Антонов А.И., Медков В.М., Архангельский В.Н., Демографические процессы в России XXI века М.: Издательский дом «Грааль», 2002. 7. Гумилев Л. От Руси до России. М.: Айри-Пресс, 2002

Дата публикации: 13:27 | 23.06


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.