Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/7-8/concept/1


Мир: семь размышлений в мае 2003 года

О нездоровье мира говорят и пишут давно. Века. За это время предлагалось и тестировалось немало снадобий и методов хирургического вмешательства. Но всякий раз краткая или сравнительно долговременная иллюзия излечения (обретенная порой ценой большой крови) оказывалась лишь миражом. И потому такие недуги, как война, социальная несправедливость, разрушение культур, распад сообществ, вновь побуждают живые и смелые умы к поиску средств исцеления. Мы начинаем публикацию текста, автор которого – всемирно известный партизан, философ, публицист субкоманданте Маркос – один из немногих героев глобального терапевтического эксперимента, тестирующий его методы на себе. Предлагаем читателям «Со-Общения» его последнее большое эссе, впервые доступное на русском языке (1).

ВСТУПЛЕНИЕ В то время как ветшают календари Власти и крупные медиакорпорации чередуют возглавляемые и организуемые мировым классом политиков фарсы и трагедии, внизу, у широкого и просторного подножия покачнувшейся современной Вавилонской башни не прекращается движение. И хотя зачастую его голос походит пока лишь на невнятное бормотание, многие вновь обретают слово и способность быть зеркалом и стеклом. В то время как сверху диктуется политика разобщения, в подвале мира все другие находят себя и другого — того, кто, отличаясь, тоже — другой и тоже внизу. Участвуя в воссоздании слова-зеркала и слова-стекла, Сапатистская армия национального освобождения (САНО) вернулась к диалогу с общественными и политическими движениями и организациями мира. Сегодня мы обсуждаем с братьями и сестрами из Мексики, Италии, Франции, Германии, Швейцарии, Испании, Аргентины и Соединенных Штатов формирование новой общей повестки дня. Речь не идет ни о заключении политических или программных договоренностей, ни о попытке создания новой версии Интернационала. Задача — не в объединении теоретических концепций или приведении понятий к общему знаменателю, а в нахождении и/или создании тем для обсуждения. Речь идет о строительстве теоретических и практических образов, которые могут быть видимы и ощутимы из разных мест. В качестве вклада в эту работу САНО представляет настоящие размышления. Стремясь «застолбить» их в пространстве и времени, мы признаем свою теоретическую и практическую ограниченность, и прежде всего то, что нашему видению недостает глобальности. Но это наш первый вклад в создание мировой повестки дня. Мы благодарим мексиканский журнал «Ребельдия», предоставивший свои страницы для публикации этих размышлений, а также другие издания в различных странах мира, делающие то же самое. ВОЙНА В атмосфере постмодернистского стресса общества Власти война — это диван для отдыха. Катарсис смерти и разрушения улучшает самочувствие, но не лечит. Современные кризисы куда серьезнее кризисов прошлого, поэтому радикальный выход из них — война, предлагаемая Властью, опаснее войн прошлого. Сегодня глобализация — величайший в истории обман — не предпринимает ни малейшей попытки оправдать происходящее. Спустя тысячелетия после возникновения слова и вместе с ним разумных аргументов грубая сила вновь занимает решающее место в истории. В истории консолидации Власти человеческое сообщество превратилось в сосуществование. Война делает это еще более очевидным. Схема пары «подчиняющий — подчиненный» определяет сейчас отношения внутри мирового устройства и стремится стать новым критерием «человечества» даже для самых разрозненных фрагментов планетарного общества. Пустое пространство, оставленное государственными деятелями, сегодня заполняется управленцами и карьеристами. И в ситуации кажущейся капиталистической упорядоченности стратеги корпораций (уже не только читающие и старающиеся применять на практике Тзуна-Цу, но и обладающие ресурсами для выполнения необходимых передислокаций и маневров) предусматривают войны военные (наряду с войнами экономическими, идеологическими, психологическими, дипломатическими и др.) в качестве одного из элементов своей маркетинговой стратегии. Рыночная логика (максимальная прибыль — всегда и любой ценой!) замещает традиционную военную (разрушение боеспособности противника). А в случае, если международное право этому мешает, оно должно быть или проигнорировано, или уничтожено. Времена обоснованных оправданий закончились, сейчас можно не придавать особого значения ни «моральным», ни даже «политическим» оправданиям войны. Международные организации превратились в бесполезные и обременительные памятники прошлого. Для общества Власти человек может быть либо клиентом, либо преступником. Для поощрения первого и уничтожения второго политики придают незаконному насилию Власти видимость законности. Война уже не требует законов, которые ее «оправдали бы» или «признали бы правомочной». Достаточно лишь того, чтобы политики объявили ее и подписали соответствующие приказы. Если правительство Соединенных Штатов присвоило себе роль «полицейского» в Гиперполисе, следовало бы задаться вопросами: какой порядок оно стремится поддерживать? Чью собственность собирается защищать? Каких преступников будет преследовать? И какой закон даст ему право на подобные действия? То есть кто они — те другие, от которых должно защищаться общество Власти? Для ведения войны нет худших командующих, чем профессиональные военные. Поэтому и раньше величайшими полководцами и истинными победителями в войнах (не сражавшимися на поле брани) были политики, государственные люди. Но если сегодня их больше не осталось, то кто же командует нынешней войной за мировое господство? Сомневаюсь, что кто-нибудь, находясь в здравом рассудке, будет утверждать, что войной в Ираке командовали Буш или Рамсфелд. Таким образом, одно из двух — командуют или военные, или невоенные. Если это военные — результат можно будет увидеть очень скоро. Военный не остановится, пока противник не будет полностью уничтожен. Уничтожить его полностью, — значит, не нанести ему поражение, а именно уничтожить его, покончить с ним, ликвидировать. В этом случае выход из нынешнего кризиса — лишь прелюдия к кризису куда большему, кошмар которого просто неописуем. Если же это не военные, то кто же? Можно ответить — корпорации. Логика корпораций обычно подавляет логику индивидуальную и заставляет ее действовать в своих интересах. Как живое и разумное существо, корпорация дрессирует своих членов для движения в заданном направлении. В каком? К прибыли. При этой логике деньги направляются туда, где есть лучшие условия для быстрой, растущей и постоянной прибыли. Очевидно, что на этом пути рано или поздно одна корпорация сталкивается с другой. Станут ли итоги иракской войны разрешением кризиса в отношениях между крупными корпорациями? Нет, по крайней мере в ближайшем будущем. Продолжительность отвлекающего эффекта этого конфликта для претензий национального-государства-претендующего-стать-супернациональным равна времени рекламного ролика. «Мы уже победили Ирак, — скажут граждане Соединенных Штатов, — а теперь? Новая война? Где? Это и есть Новый Мировой Порядок? Война, ведущаяся везде и постоянно, прерываемая только рекламными объявлениями?» КУЛЬТУРА Бессильно свалившееся на диван войны общество Власти перебирает свои комплексы и страхи. У них множество имен и лиц, но есть один общий знаменатель — другой. До глобализации этот другой находился где-то очень далеко во времени и пространстве, но сейчас хаотическое строительство Гиперполиса привело его сюда — на «задний двор» общества Власти. Культура другого становится ненавистным зеркалом. Но не потому, что отражает власть во всей ее алчности и жестокости, а потому что рассказывает историю другого. Другой не только не зависит от навязываемого ему извне «я» Власти, но и обладает собственной историей и достоинством, даже не подозревая о существовании этого «я» или о его возникновении в будущем. В обществе Власти за маской личного успеха скрыто поражение человека в его искусстве жить вместе с другими, в его коллективной сущности. А маска, в свою очередь, скрывает тот факт, что успех стал возможен за счет разрушения другого, коллективного существа. В течение десятилетий в воображении Власти слово «коллективное» отождествлялось с такими понятиями, как «злое», «незаконное», «ненавидящее», «жестокое», «беспощадное». Другой — это облик восставшего Люцифера из новой Библии Власти (проповедующей не искупление, но подчинение), поэтому необходимо вновь изгнать его из рая. Вместо пылающего меча — крылатые ракеты. Настоящее лицо другого — это его культура. Язык, верования, ценности, традиции, история создают коллективное тело народа, позволяют ему отличаться от иных народов и, исходя из этого отличия, общаться с ними. Нация без культуры — это нация без лица: без глаз, без ушей, без носа, без губ… и без мозга. Разрушение культуры другого — самая полная форма его уничтожения. Грабеж культурных сокровищ Ирака не был результатом недосмотра со стороны оккупационных войск. Это была еще одна боевая операция. В великих войнах великие тираны и палачи прилагали особые усилия к разрушению культуры. Схожесть между ненавистью к культуре у Гитлера и у Буша не результат того, что они оба обладают одинаковыми чертами сумасшествия. Схожесть — в проектах подчинения мира, вдохновлявших когда-то одного и не дающих покоя другому. Культура — одна из немногих вещей, до сих пор поддерживающих жизнь в национальном государстве. Уничтожение культуры станет контрольным выстрелом. И никто не придет на похороны. Причем не из несознательности, а изза нехватки «рейтинга». Продолжение в следующем номере Ссылки 1. Мы сердечно благодарим специального корреспондента журнала «Со-Общение» в Латинской Америке Олега Ясинского (oleg@netexpress.cl) за то, что он сделал возможной публикацию этого эксклюзивного материала и за перевод с испанского

Дата публикации: 13:25 | 23.06


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.