Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2003 / Пространственное развитие / Концепт

Россия. Пространственное развитие?


Владимир Каганский
специально для «Со-Общения»
kaganskyw@mail.ru
Версия для печати
Послать по почте

Заметки о взаимодействии пространства и власти.
В культурном ландшафте СССР переплетались властное пространство и пронизавшие его спонтанные структуры обыденной жизни. Именно поэтому советская власть оказалась бессильна перед закономерностями пространства. Высшим выражением ее бессилия стал распад страны, детерминированный исключительно структурой пространства. Возможно, у нынешней российской власти получится лучше…


СОВЕТСКОЕ НАСЛЕДИЕ

Империя конструирует пространство сверху: она создает статусы территорий для решения некоторых задач, а уже потом эти территории становятся местами культурного ландшафта. Как тип организации пространства империя не знает и не допускает пространственного развития мест и территорий, хотя и может сама порождать большие и сложные пространственные структуры.

Россия по крайней мере последние полтысячелетия была империей, значит, в ее пространстве конструирование мест доминировало над саморазвитием мест.

СССР — концентрат империи, где конструирование пространства (соответственно, и расчистка места под будущие конструкции) было универсальным, распространялось на всё пространство и по горизонтали, и по (иерархической) вертикали. Все места в пространстве СССР представляли статусы в государстве, они были сконструированы или хотя бы санкционированы государством; спонтанное подавлялось. Мощь власти направлялась на организацию пространства посредством управления статусами мест. Вряд ли мы еще найдем страну, где власть столь полно выразилась в пространстве и где столь последовательно и энергично подавлялось само пространственное развитие. Дело дошло до того, что в пространстве СССР не осталось ничего, кроме власти: именно таково советское пространство [1]. Административная география вытеснила — или поглотила — географию этническую и экономическую, даже природную — местоположение сохраняющихся очагов «девственной природы» было производно от размещения структур государства [2]. Пространство СССР знало трансформации с усложнением структур, но не пространственное развитие!

В современной (западной) стране административные структуры влияют на организацию пространства слабо и частично; в нашей же стране административно-пространственные структуры нанизали на свой каркас всю (или почти всю) жизнь. Институциональные районы АТД стали не просто самыми значимыми — они превратились в единственные универсальные районы. Поведение нынешних регионов — субъектов федерации — и демонстрирует все издержки существования в пространстве одной-единственной системы районов.

Но здесь есть явный парадокс. Даже при тотальной огосударствленности пространства государство (вернее: партия = государство = общество) было не в состоянии достичь относительно ограниченных целей. Так, к примеру, десятилетиями не удавалось приостановить рост крупнейших городов или обеспечить реальный «сдвиг производительных сил на восток».

Отечественная школа теоретической географии сумела доказать, что и в пространстве бывшего СССР не переставали действовать достаточно общие закономерности пространственной самоорганизации [3]. В культурном ландшафте страны парадоксально совмещались и переплетались властное пространство и пронизавшие его спонтанные структуры обыденной жизни. Именно поэтому власть могла делать с любым и каждым местом пространства всё что угодно, но оказалась бессильной перед его закономерностями. Пределом и высшим выражением этого бессилия стал распад СССР, детерминированный исключительно структурой пространства; действия же тогдашнего Центра ускоряли и обостряли процесс распада СССР.

ОЧИЩЕНИЕ ЧЕРЕЗ РАСПАД

Распад СССР, спонтанный (авто)демонтаж советских структур пространства дал шанс пространственному развитию, распахнул огромное окно возможностей. Но в пространстве почти не нашлось субъектов, способных к развитию; те же отдельности, что играли роли или реализовали функции пространственных субъектов, — блоки и осколки советского пространства или их связки — не были способны к развитию в силу своего устройства: детали централизованного целого не субъекты развития. Похоже, что большинство этих возможностей пространственного развития Россией в целом уже утрачены, во многом из-за деятельности в пространстве государства. У власти РФ меньше возможностей, чем у властей СССР, но их пространственные стратегии близки, если не тождественны. Власть РФ даже чисто юридически наследует власти СССР, государства, которое сумело проиграть собственному пространству при отсутствии значимых внешних воздействий.

Неспособность власти считаться с закономерностями пространства страны — пространственная невменяемость — носит хронический характер. Игра власти с пространством — игра отнюдь не с положительной или хотя бы нулевой суммой. Нет, это игра с отрицательной суммой, такое взаимодействие власти и пространства, когда результаты этого взаимодействия носят взаимно негативный, обоюдно вредный и разрушительный характер. Власть не совладала с собственным пространством, хотя и сумела нанести ему огромный урон. Так, был уничтожен практически на всей подвластной территории культурный ландшафт.

Сейчас наше пространство переживает мощный спонтанный структурно детерминированный процесс трансформации, идет распаковка советского проблемно-структурного наследства. Но прошлая структура нашего пространства, запечатлевшаяся в культурном ландшафте, еще в очень существенной мере предопределяет будущее. Доминирует структурная инерция, распад и деградация советских структур. Это пока то главное, что происходит в пространстве Российской Федерации. И это никак не пространственное развитие. Нет оснований говорить о доминировании или значительной роли пространственного развития на территории РФ. Однако автодемонтаж советского пространства создает предпосылки и расчищает место (часто буквально) для пространственного развития. Само «высвобождение» мест и территорий от структур советского пространства носит в высшей мере неравномерный характер.

Однако далеко не все и не всякие спонтанные и даже закономерные трансформации пространства — пространственное развитие; не всякая пространственная активность — развитие. По-видимому, преобладающая часть наблюдаемых спонтанных процессов отнюдь не развитие. Так, культурный ландшафт на периферии многих регионов обнаруживает закономерную деградацию, а не развитие; однако снижение антропогенной нагрузки на среду дает возможность обретения местами нетривиальных экологических функций, то есть их развитие, но в ином направлении. Тут всё непросто. Иной пример — «дачный бум», ведущий к расточению наиболее редких и ценных земель, созданию на них ландшафтного хаоса, распаду форм ландшафта и действительно «стиранию граней» между городом и деревней….

Непродуктивное взаимодействие власти и пространства продолжается и по сей день. Федеральная власть снова и снова вторгается в пространство. Нынешние попытки заново сконструировать институциональные регионы, создать новые субъекты федерации — самое вредное для пространственного развития, что только может быть [4] (не считая прямых военных действий на своей территории). Наши регионы — это (по крайней мере сейчас) почти единственно реальные социально-экономические районы, и любая перекройка сети регионов будет дестабилизацией обыденной, хозяйственной, социальной жизни, коль скоро для ее организации и координации остаются существенными рамки регионов. Регионы не нужно объединять, разделять, выстраивать в вертикаль и прочее — их следовало бы просто оставить в покое, поскольку после триумфа регионов начала 90-х годов регионы начали спонтанно размываться. Все действия государства в пространстве за последние годы — осуществляемые и намечаемые — создание помех для пространственного развития, перманентное генерирование нестабильности.

ПЕРЕТРЯСКА ПРОСТРАНСТВА

Хаотически генерируемая нестабильность — самый неблагоприятный фон для рисунка пространственного развития.

А жаль — в культурном ландшафте страны явно обозначились реальные предпосылки и возможности пространственного развития. Назовем их, дабы кончить за здравие: ведь современное пространство России — при всем бремени имперских структур — беспрецедентно ново. Такого пространства Россия в своей истории никогда не знала.

В России никогда еще не были столь целостны, четко оформлены, осознаны и представлены разные части страны — регионы. Никакой властной вертикали этого не изменить: у Центра нет ни достаточно мощных, ни достаточно точных средств. Нынешний уровень институциональной децентрализации для России просто уникален. Децентрализовано и полицентрично многое. (Крупный же бизнес — от структуры до политических манифестов — имперская, централизованная структура.)

Вторые города, точки роста новой экономики — Братск, Череповец, Тольятти и другие — сделали полицентричным пространство многих регионов.

Российское пространство ныне — экономически и культурно открытое, через границы государства никогда не шел столь большой поток вещей, людей и идей. Россия впервые имеет не военные границы-бастионы, а мирные контактные границы.

Жизнь приграничных территорий — в СССР она в противоречии с логикой географического положения зависела от Центра — стала зависеть от активности пограничных связей. Заработала — и это везде! — логика географического положения.

В пространстве уже явно проступают признаки новых структур, возникающих практически независимо от контуров советского пространства, не укладывающихся в рамки АТД и начинающих жить независимо от них. Налицо спонтанное появление все новых и новых мест, существенно отличающихся от окружения — от частей многоквартирных жилых домов дома до поселений и больших частей регионов. Пока это довольно бесформенные пятна, но именно эти территории обнаруживают мощную модернизацию и быстрый рост. Идет пострегионализация [5] — пространство начинает помаленьку оживать, а живое может и развиваться…

Чем дальше российское пространство отойдет от советского и чем меньше будет в нем государства, тем больше будет пространственного развития. Единственный способ помочь пространственному развитию — не препятствовать спонтанному процессу распада централизованных унифицированных советских структуру и замене их на полицентричные и диверсифицированные.


[1] См.: Каганский В.Л. Культурный ландшафт и советское обитаемое пространство. М.: Новое литературное обозрение, 2001.

[2] См.: Родоман Б.Б. Поляризованная биосфера. Смоленск.: Ойкумена, 2002.

[3] См.: Родоман Б.Б. Территориальные ареалы и сети: Очерки теоретической географии. Смоленск: Ойкумена. 1999; Каганский В.Л. Цит. соч.; Тархов С.А. Эволюционная морфология транспортных сетей. М.: ИГ АН СССР, 1989; Шупер В.А. Самоорганизация городского расселения. М.: Изд-во РОУ, 1995

[4] См.: Каганский В.Л. Управляемая нестабильность и неуправляемая стабильность // http://www.polit.ru/documents/ 494394.html; Естественные колебания и искусственная нестабильность // http://www.polit.ru/docs/ 619194.html

[5] См.: Каганский В.Л. Регионализация, регионализм, пострегионализм // Интеллектуальные и информационные ресурсы и структуры для регионального развития. М.: ИГ РАН, 2002.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Пространственное развитие
Концепт
Время и место как зона обустройства
Дмитрий Петров
Вызов пространственного развития
Петр Щедровицкий
России мало одной столицы
Сергей Градировский
О новой региональной политике
Павел Лапшев
Капитализация регионов
Владимир Княгинин
Россия. Пространственное развитие?
Владимир Каганский
Пространственность в ритуально-игровом наклонении
Олег Генисаретский
Точка роста. Вектор развития. Инновация
Михаил Кутузов
Проблема ЖКХ: другое измерение
Павел Девятинин
Сообщения
Буревестник контрреволюции взлетел над Москвой. И гордо реет
Объединятся ли Москва и Санкт-Петербург с прилегающими областями? Возможно. И уже скоро
Духовные лидеры мусульман собрались в Москве. Потолковать о деньгах
«Хрустальный апельсин» идет в регионы
В Казани прошло обсуждение доклада центра стратегических исследований ПФО «государство. Антропоток»
Свежая рекламная концепция Sony. В старом свете
Новые избирательные технологии существуют. Их обсудят на особой конференции
Шаг от сырьевой действительности к инновационной
Подведены итоги второго тура чемпионата по боулингу. Среди банкиров
Банковские Pr-щики обсудили свои инструметы. И выбрали лучшие
Сколько стоит земля в Москве
Лондонская школа Pr снова в Москве
Турнир по картингу дорогого стоит
Практика
Новые города для новой жизни
Юрий Перелыгин
Дорога в большую Россию
Игорь Бабичев
Мал город, да дорог
Денис Визгалов
Схемы градостроительного планирования
Владимир Щитинский
Дилемма развития
Вячеслав Глазычев
Опыт построения континентального пространства
Владимир Кузнецов
Оперативный простор
Спонсорство и спонсоры
Мария Клименчук
Корпоративный тренинг как гуманитарная технология
Михаил Кларин
Часы еще идут
Ольга Поташникова
Матрица: философия
Когда мышление подобно дикому зверю
Путешествие из страны водки и бани...
Дорожите репутацией
Как править страной


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.