Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты





рекламная кампания в Интернет Консалтинговая компания Стенли.



soob.ru / Архив журналов / 2003 / Пространственное развитие / Концепт

России мало одной столицы


Сергей Градировский
главный советник полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе
ostrovkrym@km.ru
Версия для печати
Послать по почте

География нового освоения.
Великая французская революция положила в основу политической жизни народов принцип разделения властей. Другой интересующий нас принцип еще более древний. Он был сформулирован в Древнем Риме: полис есть коммуникативная площадка, соединяющая идеальный мир с материальным. Так, храм включает пространство города в трансценденцию культуры; университет проектирует на местность вселенную универсальных смыслов, а столица является выражением идеи государства. Не подразумевает ли тем самым принцип разделения властей, что у государства должно быть несколько столиц?..
Предлагая проект «многостоличья», Сергей Градировский и Сергей Переслегин бросают вызов традиционным представлениям о столице и столичности…Однако их тезисы достаточно обоснованы, чтобы относиться к ним серьезно. Очень серьезно.


МНОГОСТОЛИЧЬЕ

Эту социогеографическую схему Россия уже опробовала.

Столица выполняет множество ролей, среди которых одна из важнейших — посредничество между властью и страной. Власть почти всегда воспринимает страну через ближайшее окружение — столичных жителей. Но и провинция воспринимает столицу как ядро, организующее бытие империи. То есть столица одновременно является отражением и государственности, и народа.

Санкт-Петербург создавался Петром как столичный город. Но Москва также сохранила свой статус: отдельные важнейшие государственные акты (в частности, династические) по-прежнему свершались в белокаменной.

Невская столица мыслилась Петром утилитарно: как вынесенная вперед «ставка верховного главнокомандования». Военные операции велись в то время в Латвии, Эстонии и Финляндии, и управлять ими из Петербурга было удобнее, чем из Москвы. Кроме того, в новом, еще не обустроенном городе легче принимать «нетрадиционные решения». Московские бюрократы были слишком тяжелы на подъем, чтобы последовать за царем-плотником в дельту Невы; в результате «птенцы гнезда Петрова» приобрели власть не только de jure, но и de facto.

К концу Северной войны сложилась система разделения властей, которую можно назвать «пушпульной». На северо-западе Санкт-Петербург исполнял роль точки развития — подталкивания (push). В центре тяжести русского геополитического субконтинента располагалась альтернативная столица — Москва, средоточие традиции, «выя» тягового (pull) государства. Этот механизм успешно работал два столетия, но со временем инновационная идентичность Санкт-Петербурга истончилась.

Это почувствовали большевики, разворачивавшие свой Проект в рамках новой мировой идеи и отчаянно нуждавшиеся в новой столице, которой должен был стать новый Град, построенный на границе государства. Альтернативой было придание принципиально нового смысла уже существующему городу. Но Москва для этой цели оказалась совершено непригодна.

ОДИН — ЭТО УЖЕ СЛИШКОМ!

Сегодня Москва перегружена не только государственными функциями, но и смыслами. Она превратилась в отдельный мир, не столько возглавляющий Россию, сколько во многом асимметричный ей.

Культурный, финансовый, экономический, образовательный потенциал столицы превосходит возможности любого федерального округа и сопоставим с ресурсами страны в целом.

Исторически сложилось так, что и транспортные сети России, и государственные земли организовывались по иерархическому принципу. В результате информационные и материальные потоки страны оказались централизованными: почти любая трансакция проходила через региональный, областной, окружной или государственный центр. И это обстоятельство резко повышало издержки, делая российское хозяйствование неэффективным.

Помимо того что централизация власти обременительна для городских служб, она противоречит и дискурсу развития. Система «одного центра» была хороша для классических имперских структур XIX — начала XX века (и то не всегда), сегодня она уже не является адекватным ответом на обращенные к России вызовы. Она сама стала вызовом.

«Властный центр» — Москва — играет роль всероссийского «кадрового пылесоса»; причем, отбирая «человеческий ресурс» у провинций, столица не в состоянии его корректно использовать и в результате обесценивает. При этом отдаленные регионы испытывают кадровый, финансовый и инфраструктурный «голод», что затрудняет реализацию там каких бы то ни было проектов. В Москве же подобное развертывание невозможно из-за избыточной плотности проектного пространства, вызывающей конкуренцию и взаимную блокировку путей развития.

ГЕОГРАФИЯ ВЛАСТИ

Осмысление логики развития российской государственности приводит нас к концепции нескольких центров власти (и тем самым нескольких «точек роста»), не только разделенных функционально, но и разнесенных географически. Такое решение позволяет получить ресурсы для нового освоения страны за счет конкуренции между новыми центрами аккреции [1]. Очертим контуры альтернативной политической географии Российской Федерации.

В стране сложилась разветвленная структура власти. С некоторых пор Россия «позиционирует себя» как правовое государство и помимо традиционных законодательной и исполнительной ветвей власти инсталлирует самостоятельную судебную власть. Она пока малоавторитетна, но активно наращивает влияние. Так же 25 Центральный банк рассматривается как обладающая реальными полномочиями самостоятельная властная структура. И наконец, российская традиция самодержавия (авторитарности) выражается в самостоятельном характере президентской власти. Сегодня эта ветвь воспринимается народом, промышленниками, зарубежными политиками как ведущая, являющая образ российской государственности.

Поскольку именно президентская власть прочерчивает контуры инновационного развития, ее пребывание в Москве — городе сосредоточия традиции — видится нелогичным. Ведь географический выбор «президентской столицы» предопределяет вектор развития внешней и внутренней политики России.

Может быть, самым необычным, дерзким и вместе с тем самым перспективным решением станет размещение «президентской столицы» в Дальневосточном федеральном округе. Сегодня это возможность продемонстрировать, что у страны есть интересы в перспективном Азиатско-Тихоокеанском регионе. А также, наверное, единственная надежда дать импульс новому освоению Дальнего Востока. России будет полезно перенести часть тяжести своего «тела» на противоположный край евразийского поля: ее европейский выбор невозможен без азиатского — так и Америка «скатывается» сегодня к обоим океанским побережьям.

Перемещая столицу на край освоенного пространства, Россия берет на себя значительные обязательства. История учит, что такое административное решение статически неустойчиво, зато часто устойчиво динамически, оно вынуждает элиты создавать новые территориально-производственные общности, форматы жизни, коммуникации и стандарты политики. Удаление же от традиционных культурных пространств, столкновение с новыми идентичностями АТР — лучшая позиция для глобального стратегирования.

Поскольку далеко не каждый город способен удержать государственные, системные, имперские смыслы, проблема выбора города на Дальнем Востоке решена исторически. Необходимым условиям отвечает Владивосток — столица Тихоокеанского флота. Именно этот город и может стать «президентской столицей».

Центром же становления исполнительной власти видится Волго-Уральский регион с его девятью городами-миллионниками, уже построенными и еще проектируемыми широтными и меридиональными транспортными коридорами, нарастающим антропотоком. ВУР — зона столкновения российской государственности с пассионарными элементами исламской цивилизации, что чревато не только социокультурной нестабильностью, но и повышенной «социальной температурой» — провозвестницей предпринимательской активности.

На роль «министерской столицы» подходит Казань, имевшая некогда статус столицы независимого государства и сохранившая память об этом. Перенос в Казань кабинета министров и сопутствующих структур даст толчок к развитию города и поставит заслон сепаратистским тенденциям, которые в новых условиях войдут в противоречие с интересами бизнеса и чиновничьих корпораций.

Что же касается законодательной власти, то обреченная примирять инновационное развитие с традиционными формами государственного существования, она может и должна остаться в Москве.

Место пребывания судебной власти пока не имеет большого значения. Но нет никаких оснований оставлять Верховный Суд в «законодательной столице». Где же ему быть? Возможно, на Урале (Екатеринбург) или же в Сибири (Томск).

Центробанк следует разместить как можно ближе к европейским финансовым столицам, дабы показать, что страна не собирается замыкаться в пределах Центрально-Азиатской геополитической «плиты» и Тихоокеанского региона, но, напротив, поворачивается лицом к Европейскому Союзу. Таким образом, он будет уместен в самом западном из столичных городов России — Санкт-Петербурге.

Следующим «слоем» государственности являются федеральные округа.

На Северо-Западе столица округа должна быть максимально сдвинута в сторону Европы. Интересы страны требуют, чтобы она была перенесена в Калининград или Мурманск. Первое предпочтительнее с внешнеполитической точки зрения (и во многом усиливает позиции России в ее непростом диалоге с «ошенгененным» Западом), второе — с точки зрения бизнеса.

Подобная альтернатива существует и в Центральном ФО, где вариантами выбора являются миллионник Воронеж и Смоленск — город, связывающий Россию и Европу. Столицей ПФО останется удачно расположенный Нижний Новгород (замыкающий исторически сложившуюся аккреционную ось Москва — Нижний); также нет существенных оснований переносить столицу ДВФО (Хабаровск) и ЮФО (Ростов-на-Дону). Предложить верный выбор для Урала сложно, поскольку вектор развития региона еще не определился.

А вот в Сибири ситуация очень любопытна: кроме Томска, обретающего в нашей концепции статус одной из федеральных столиц, на роль центра претендуют Иркутск, Новосибирск, Красноярск, Барнаул и даже Якутск.

ОБЩЕСТВЕННАЯ ВЫГОДА

Проект разнесения столичных функций в пространстве русской ойкумены потребует много затрат и организационных усилий и еще больше исторической прозорливости и воли, но его реализация приведет к оптимизации управления (что повысит эффективность государственной машины) и ускорению развития. Появятся новые центры роста, физическое пространство раздвинется, и в нем придется еженедельно перемещаться. Это сформирует новое качество современных элит — мобильность (без этого качества не обойтись, если мы хотим добиться соразмерности отечественного руководства мировым историческим процессам).

Не следует думать, что «на самом деле ничего не изменится» и все структуры останутся в Москве, получив статус представительств. Личность руководителя играет в России огромную роль, и при любом «раскладе» реальная власть окажется там, где будут находиться кабинет руководителя и его аппарат. Культура принятия решений в бане никуда не испарится. Поэтому, если такой кабинет и «баня» окажутся на Волге, то и управление будет осуществляться с Волги.

Не менее интересными результатами будут:

1) создание рынка защищенных телекоммуникаций, где покупателями станут далеко не только государственные структуры. При физическом разделении властей в пространстве система управления будет функционировать, только если будут созданы безупречные протоколы дистанционного взаимодействия властей, а эта задача имеет кроме технической психологическую и юридическую составляющие;

2) и при наличии идеальной телекоммуникационной системы между многочисленными столицами будут регулярно перемещаться «особо важные персоны», что потребует создания соответствующей VIP-инфраструктуры. А это и элитный жилищный фонд, и терминальная инфраструктура, и даже такой проект, как гиперзвуковой пассажирский самолет…


[1] Аккреция (астроном.) — поглощение звездой, планетой или иным гравитирующим объектом рассеянного космического вещества (пожирание).


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Пространственное развитие
Концепт
Время и место как зона обустройства
Дмитрий Петров
Вызов пространственного развития
Петр Щедровицкий
России мало одной столицы
Сергей Градировский
О новой региональной политике
Павел Лапшев
Капитализация регионов
Владимир Княгинин
Россия. Пространственное развитие?
Владимир Каганский
Пространственность в ритуально-игровом наклонении
Олег Генисаретский
Точка роста. Вектор развития. Инновация
Михаил Кутузов
Проблема ЖКХ: другое измерение
Павел Девятинин
Сообщения
Буревестник контрреволюции взлетел над Москвой. И гордо реет
Объединятся ли Москва и Санкт-Петербург с прилегающими областями? Возможно. И уже скоро
Духовные лидеры мусульман собрались в Москве. Потолковать о деньгах
«Хрустальный апельсин» идет в регионы
В Казани прошло обсуждение доклада центра стратегических исследований ПФО «государство. Антропоток»
Свежая рекламная концепция Sony. В старом свете
Новые избирательные технологии существуют. Их обсудят на особой конференции
Шаг от сырьевой действительности к инновационной
Подведены итоги второго тура чемпионата по боулингу. Среди банкиров
Банковские Pr-щики обсудили свои инструметы. И выбрали лучшие
Сколько стоит земля в Москве
Лондонская школа Pr снова в Москве
Турнир по картингу дорогого стоит
Практика
Новые города для новой жизни
Юрий Перелыгин
Дорога в большую Россию
Игорь Бабичев
Мал город, да дорог
Денис Визгалов
Схемы градостроительного планирования
Владимир Щитинский
Дилемма развития
Вячеслав Глазычев
Опыт построения континентального пространства
Владимир Кузнецов
Оперативный простор
Спонсорство и спонсоры
Мария Клименчук
Корпоративный тренинг как гуманитарная технология
Михаил Кларин
Часы еще идут
Ольга Поташникова
Матрица: философия
Когда мышление подобно дикому зверю
Путешествие из страны водки и бани...
Дорожите репутацией
Как править страной


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.