Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/4/practice/4


Партии против политконсультантов

Надолго ли?
С началом нового предвыборного сезона партии выдвигают новые требования к политконсультантам. На данный момент наибольший интерес у них вызывают относительно недорогие, содержательные консультанты, симпатизирующие их идеям и программам. По прогнозам ряда экспертов, именно такие специалисты будут самыми востребованными на политическом рынке.

УПАЛ ЛИ РЫНОК?

За более чем 10 лет господства демократии в России проводить выборы в стране более или менее научились. За это время постоянным политическим игрокам волей-неволей пришлось освоить премудрости избирательных технологий, в частности научиться более рационально относиться к деньгам, отпущенным на выборы. И это им удалось. Что, кстати, отмечают многие политконсультанты.

Некоторые из заказчиков вообще отказываются от услуг политконсалтинговых фирм, предпочитая обходиться помощью отдельных специалистов.

В общем, заработать на выборах сегодня гораздо сложнее, чем вчера.

Ощутив сокращение клиентуры, ряд политконсалтинговых фирм-грандов пошли по пути диверсификации своей деятельности, частично переориентировавшись на ведение бизнес-клиентов. Развитие корпоративных общественных связей, в отличие от политконсалтинга, не привязано к электоральному циклу, и есть основания полагать, что с ростом экономики спрос на эти услуги будет возрастать. Поэтому, как полагает гендиректор агентства «IQ-реклама» Александр Сегал, тенденция, связанная с переходом политконсультантов в сферу корпоративного РОС, только усилится.

Впрочем, Екатерина Егорова, Председатель Совета Учредителей компании «Никколо М», не согласна с тезисом, что рынок политконсультирования кардинально сужается. По ее оценкам, он стабилен, а трансформации, происходящие на рынке, связаны с усилением конкуренции. В последние годы появилось немало фирм и частных консультантов, занимающихся проведением выборов. Человек, участвовавший в одной-двух кампаниях, уже мнит себя большим профессионалом. Как следствие, на рынок приходят откровенные шарлатаны, нередко предлагающие по демпинговым ценам услуги весьма сомнительного качества. В итоге общие цены падают, а разочарованные заказчики посылают консультантов и клянутся впредь к их услугам не прибегать.

На трансформацию рынка влияют также изменения в институциональной среде. Вступивший в силу закон о политических партиях заметно ограничил число участников парламентских выборов. Теперь это исключительно политические партии. Согласно данным Минюста, в России сейчас 32 официально зарегистрированные партии. Однако, по оценкам Дмитрия Орлова — заместителя главы «Центра политических технологий», в выборах 2003 года примут участие не более 12 партий. Для сравнения в 1999 году за думские мандаты боролись 26 политических структур. Если прогноз ЦПТ подтвердится, то политконсалтинговым фирмам будет не так просто получить выгодные контракты.

WANTED ЭКОНОМИСТЫ И ЮРИСТЫ

В условиях усиления требований со стороны законодательства ценность политконсультанта как специалиста по проведению выборов падает. Как заметила во время «Дней PR в Москве» Екатерина Егорова, на выборах сейчас прежде всего необходимы не столько политтехнологи, сколько хорошие экономисты и юристы. Первые — для того чтобы грамотно «прятать» деньги, а вторые — чтобы противостоять административному ресурсу и попыткам снять кандидата с предвыборной дистанции. Особо значима роль юристов в случае, если результаты выборов становятся предметом судебного разбирательства. Тогда исход борьбы целиком зависит только от их профессионализма.

Как показали выборы в Красноярском крае, Александр Хлопонин стал губернатором не в последнюю очередь именно благодаря грамотному юридическому сопровождению.

Таким образом, в политконсалтинге наблюдается сдвиг востребованности специалистов. Нишу, где господствовали политтехнологи, теперь осваивает еще целый ряд профессионалов, которые также стоят денег. Кстати …

О ДЕНЬГАХ

Большинство опрошенных «Со-Общением» экспертов сходятся в том, что объем денежных средств, выделенных на выборы, либо сократится, либо останется на уровне 1999 года. Тогда, по их оценкам, стоимость кампании в округе колебалась в пределах от 500 тыс. до 1 млн долларов. В ходе нынешней гонки выборы в округе могут стоить в среднем не дороже 500 тыс. долларов.

Ставки политконсультантов также немного упадут. В среднем они будут колебаться в районе $3—5 тыс. в месяц. За редким исключением партии могут предложить зарплаты выше $10 тыс. На такие гонорары могут рассчитывать разве что политконсультанты-корифеи.

О суммах с большим количеством нулей на этих выборах можно забыть.

Что касается общей стоимости кампании, то она не будет сильно отличаться от сумм 1999 года. По мнению Дмитрия Орлова, на парламентские выборы в целом будет потрачено от $150 до $200 млн. Наибольшие средства — около 35 млн долларов — в партийную кассу сможет привлечь «Единая Россия». Остальным участникам кампании — КПРФ, СПС, «Яблоку» — придется довольствоваться на порядок меньшими суммами — от $5 до $15 млн.

Но сколько бы денег ни удалось собрать партиям, в отличие от предыдущей кампании, они будут потрачены более рационально. Основные инвесторы, полагает г-н Орлов, установят жесткий контроль за использованием средств. Так что возможности «пилить бюджеты», как это было на предыдущих выборах, у аппаратов партий станет куда меньше.

БОРЬБА ЗА КАДРЫ

Большинство партий, за исключением разве «Единой России», имеет более или менее наработанный интеллектуальный потенциал. Так, например, ряд членов федерального политсовета СПС — Егор Гайдар, Евгений Ясин, Валерий Хомяков и другие — входят в сотню ведущих экспертов России как в области экономики, так и политики. Экономическими и политическими разработками «Яблока» на протяжении многих лет занимается «ЭпиЦентр». Даже ЛДПР обзавелась структурой с красивым названием «Институт мировых цивилизаций». Партийные «мозги», конечно, будут привлечены к разработке предвыборных стратегий. Так что ожидать особого интереса к внешним консультантам не приходится.

Судя по настроениям, царящим в партиях, пока никто не собирается привлекать политконсалтинговые фирмы для ведения кампаний «под ключ». Предпочтительной видится модель, при которой создается предвыборный штаб, тесно связанный с партией, а к работе привлекаются отдельные специалисты, которых предполагается плотно инкорпорировать в штабы.

Рекрутироваться такие кадры, по всей видимости, будут из политконсалтинговых фирм, из числа независимых консультантов, а также из конкурирующих партий. Наибольшую заинтересованность у партий вызывают содержательные консультанты, а не шоумены и не «киллеры».

Переманивание кадров уже началось. В начале апреля СПС лишился своего главного PR-щика — Эльдара Янбухтина, покинувшего пост главы исполкома СПС и перешедшего в «Единую Россию». До прихода в СПС Янбухтин работал на блок ОВР, а еще ранее — на КПРФ. СМИ расценили его уход как удар ниже пояса. С Янбухтиным к единороссам уплыли сведения о состоянии партийной кассы, данные о спонсорах и другая важная информация.

Основной вывод, сделанный из этой истории: ответственные посты в партии (особенно идеологической, типа СПС и КПРФ) должны занимать только свои люди. Теперь для всех политических структур без исключения становится важным, каких идейных убеждений придерживается их консультант. Время аполитичных, беспартийных политменеджеров проходит. Клиенты хотят, чтобы степень связности между ними и нанимаемыми специалистами была высокой. В политических кругах консультанта зачастую сравнивают с врачом. Тщательное обследование и лечение «пациента» не редко являются для него болезненным процессом. Все хотят как минимум некоторой доли сочувствия и симпатии к себе. Именно поэтому партии все больше делают выбор в пользу деликатного, интимного консалтинга.

ИГРА НА ПОНИЖЕНИЕ

Нежелание идти на стратегические альянсы с крупными политконсалтинговыми фирмами объясняется также простой человеческой мотивацией — желанием сэкономить. Главная проблема компанийграндов — высокая стоимость их услуг. Максимум, на что пока готовы пойти партии, так это поручить фирмам вести отдельные проекты: PR-обеспечение в прессе, сопровождение интернет-проектов, разработку агитационной продукции, ведение кампании «от двери к двери».

Партийные структуры задумываются над тем, как еще более оптимизировать расходы на выборы. В СПС, например, не исключают, что выбор команды консультантов на тот или иной проект будет происходить на конкурсной основе. Подряд получит тот, кто в ходе тендера предложит наилучшее решение по критерию «цена—качество». Не исключено, что подобным образом поступят и другие партии.

О КАНДИДАТАХ В ОКРУГАХ

Впрочем, если крупным фирмам не удастся по полной программе заработать на партийных списках, они, возможно, смогут наверстать потери в округах. Большинство партий оставляет за своими кандидатами право самостоятельно подбирать свою команду. Так что московским брендам будет за что побороться. Очевидно, что их главными соперниками станут региональные консультанты, услуги которых на этот раз будут более широко востребованы. «За последние 4 года, — говорит член СПС Алексей Кара-Мурза, — консалтинговый рынок в регионах поднялся. И если наши региональные организации тесно сотрудничают с местными специалистами, то эффективнее будет нанимать их». Так что, полагает Кара-Мурза, преимущество в округах получат местные компании и те московские фирмы, у которых есть филиалы и наработанные связи в регионах.

В конечном итоге, по прогнозам ЦПТ, средства, отпущенные на предвыборный консалтинг, будут распределены следующим образом: 10—15% отойдут к независимым консультантам, московские фирмы-гранды получат около 30%. Львиная же доля денег — от 60 до 65% — достанется фирмам среднего звена.

Партии снова приглядываются и прицениваются к консультантам. Так что последним имеет смысл быть готовым к капризам клиентов, считающих, что они всегда правы.

Дата публикации: 10:21 | 26.10


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.