Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2003 / Политическое консультирование / Концепт

По ту сторону классического политконсалтинга


Юлия Мишкинене
руководитель департамента политического консультирования ЦКТ «PRопаганда»
julia@prcom.ru
Версия для печати
Послать по почте

Роль политконсультанта поменялась.
Каждый сезон больших выборов открывает новые грани идентификации в профессии политконсультанта. Его роль и статус в реальной политике сильно менялись от цикла выборов 1996—1996 годов к циклу 1999—2000. Поэтому есть все основания предполагать, что в 2003—2004 годах политконсультанты выступят в новом качестве.


РАСШИРЕНИЕ ПРОБЛЕМНОГО ПОЛЯ

Политические консультанты обычно с особым нетерпением ждут политического сезона, в котором вслед за парламентскими выборами следуют президентские. Большие выборы – это не только новые проекты и заказы. Это возможность нового сотрудничества, всплеск адреналина из-за бессонных ночей и острого желания победы «твоего» кандидата.

Не меньший интерес представляет рефлексия о том, какие вызовы принес новый электоральный цикл и насколько консультанты смогли соответствовать им.

Если воспользоваться определением В. Гончарова [1], что «под политическим консалтингом имеется в виду сфера оплачиваемых услуг специалистов в области технологии избирательных кампаний», то профессиональный стаж политконсультантов в нашей стране – чуть больше десяти лет. Однако у практикующих политконсультантов давно сложилось мнение, что политконсалтинг – более древняя профессия, которая не сводится к выборам. К политконсультантам все чаще обращаются в конфликтных ситуациях на разных уровнях власти, политконсалтинг осваивает проблемное поле аппаратной политики, его темой становятся отношения крупного бизнеса и власти.

Cпектр функций политического консультанта варьируется от оказания психологической помощи клиенту, проведения социологических исследований, производства аналитических справок до написания стратегии избирательной кампании. Ряд агентств включают в функции политического консультирования чисто организационные процедуры – работу со СМИ, формирование команды профессионалов-единомышленников (www.image-contact.ru), организацию работы штабов (www.prnarod.ru) и так далее.

Наверное, в каких-то случаях консультант действительно должен представлять собой универсальную избирательную машину, способную произвести любой продукт — от листовки до стратегии позиционирования клиента. Это особенно важно в тех случаях, когда консультанта приглашают в уже существующую команду в качестве так называемого штучного специалиста, способного, по выражению С. Гостева (сайт www.pr-centre.ru), «к креативному мышлению, поиску нестандартных шагов и быстрому достижению результатов». Такая штучная работа, по его мнению, соответствует новой тенденции «постепенного разукрупнения и демонополизации российского рынка политического консультирования».

Не будем спорить с существованием такой тенденции, но ее новизна вызывает сомнение: «штучные» специалисты ценились и в кампаниях 1995— 1996 годов, и в электоральном цикле 1999—2000 годов.

Более интересным представляется акцент на самом характере деятельности политического консультанта. Он должен уловить новые тенденции, понять специфику кампании и обеспечить интеллектуальный и творческий прорыв. И именно это составляет стержень его деятельности. Она трудно совместима с суетой штабной работы и требует особых знаний и усилий.

О ПОНЯТИЯХ

Разделение сфер деятельности в рамках политических проектов на политический маркетинг, политический менеджмент и политический консалтинг уже стало хрестоматийным. Несмотря на то что эти понятия часто употребляются как взаимозаменяемые, само это разделение может способствовать постепенному осознанию специфики, роли и функций политического консультирования с точки зрения предстоящего выборного цикла.

Любая работа в политических проектах – это сугубо практическая управленческая деятельность, подчиненная конкретной задаче, имеющая четкий критерий оценки. И в этой связи целесообразно представлять политический маркетинг как деятельность по управлению запросами, а политический менеджмент — как деятельность по управлению процессами. Политический консалтинг должен взять на себя ответственность за управление смыслами.

Подобное разделение сфер деятельности – более глубокое и не столь формальное, как представляется на первый взгляд. В политических коммуникациях оно сродни кантианскому разделению между деятельностью рассудка, вооруженного предустановленной сетью категорий, и разума, старающегося познать «вещь в себе». Политический маркетинг и менеджмент – это технологии на основе формализованных процедур. Здесь главенствует сугубо сциентистский подход, аккумулируются типовые решения, и чем лучше эти процедуры отработаны, а команда обучена и проинструктирована, тем эффективнее работает «фабрика выборов».

Политический консалтинг представляет собой неформализованную деятельность по созданию новых смыслов и поиску нетиповых решений. Этот поиск может происходить на основе глубокого изучения контекста, разработки разных сценариев развития ситуации, анализа политической интриги, которая может таиться за самыми на первый взгляд незначимыми высказываниями и действиями основных участников политического взаимодействия. Вспоминая слова известного политического консультанта Джозефа Наполитана, политический консалтинг – это умение «найти правильный путь», а политический менеджмент – «реализация выбора пути».

ВСЕ ЗА ПУТИНА

Понимание особой роли политического консультирования во многом связано с новой ситуацией, в которой политконсультант вынужден работать. За последние годы в политическом пространстве России произошли глубинные изменения. Если еще несколько лет назад на начальном этапе работы с новым клиентом консультанту нужно было определиться, за кого мы: за демократов или за коммунистов, за Ельцина или против, с кем из крупных финансово-промышленных групп, являющихся основными поставщиками заказов, в том числе и политических, мы собираемся работать, то сейчас ситуация сложнее. Актуальная политика постепенно выходит из сферы публичной интриги. Решение политических вопросов все больше перемещается в область аппаратных процедур. Если раньше можно было построить политическую интригу на поддержке или оппозиции президентской власти, то сейчас, за редким исключением, «все за Путина». Основная часть действующих политиков вынуждена позиционироваться в узком концептуальном коридоре сторонников президента и искать новые оттенки в собственной политической стратегии. В то же время во властных группировках нет единства, идет постоянная подковерная позиционная борьба, лишь изредка выплескивающаяся на поверхность и понятная только просвещенным. В связи с этим любое высказывание политика (например, за понижение или повышение тарифов, за снижение налоговых ставок, за отмену или сохранение толлинга, за введение рентного налога на использование природных ресурсов и так далее) ставит его в ряд сторонников той или иной группировки и сужает возможность дальнейшего маневра. Политическая жизнь при внешней стабильности и прозрачности изнутри представляется фрагментированной и усложненной. Нет двух борющихся лагерей, есть разные лагеря и группировки, которые «переформатируются» по различным актуальным вопросам.

Экономические вопросы становятся водоразделом для политических сил, их решение закладывается в программные документы политических партий. Именно для экономической сферы в последние годы характерны открытые дискуссии с широким освещением в СМИ. Эта ситуация дает повод говорить о смещении интриги в экономическую сферу. Если реальная политика все больше выходит за рамки публичного поля, то в экономике мы наблюдаем обратный процесс. Те экономические вопросы, которые раньше решались в закрытом режиме, специально переносятся разными силами в публичное пространство, что в свою очередь налагает ответственность и на политического консультанта. Он должен не только хорошо разбираться в экономическом контексте, но и суметь предложить своему клиенту выигрышную стратегию и message, с которыми последний сможет эффективно позиционироваться среди политического истеблишмента и экспертов.

АКТОР ПОЛИТПРОЦЕССА

Поиск новых смыслов и позиционирование в рамках экономических дискуссий – это лишь одна грань, но она является лишним свидетельством усложнения деятельности политического консультанта. Политический консультант сегодня уже не только внешний эксперт, наемный работник, приглашенный анализировать сложившиеся ситуации, давать рекомендации и обслуживать PR-интересы заказчика. Клиенту, чтобы сориентироваться в сложном контексте профессиональных дискуссий, в большинстве случаев недостаточно только рекомендаций консультанта, как оформить свои послания. Он хочет, чтобы ему посоветовали, что конкретно он должен сказать, какое направление выбрать. Востребовано создание новых смыслов, конструирование совместно с клиентом продуктивных ситуаций и управление конфликтом.

Немного перефразируя Екатерину Егорову, можно сделать следующий вывод: в конце 90-х годов главный акцент делался на стиль (КАК говорит политик); сейчас «внимание аудитории обращается к поиску мотива политического коммуникатора (ПОЧЕМУ он так говорит») [2]. То есть еще совсем недавно консультант определял форму подачи материала. Сейчас он решает, кто и с каким message выступает, то есть определяет смысл и направление будущей дискуссии.

В такой ситуации консультант волей-неволей становится специфическим действующим лицом, актором политического процесса. Изменение роли политического консультанта приводит и к изменению временных рамок работы с клиентами. Если раньше основная часть политических консультантов, подобно студентам, живущим от сессии до сессии, жили от выборов до выборов или привлекались в кризисных ситуациях, то сейчас увеличивается потребность в долговременном сотрудничестве, в сопровождении действующего политика. Растет требование к уровню доверия в связке «политик—консультант». В связи с этим возникает еще одна проблема.

ИГРА В МНОГОМЕРНЫЕ ШАХМАТЫ

Как уже отмечалось, за внешней закрытостью политики существует такой феномен, как многослойность политического поля, вызванная нелинейностью поведения группировок в российской политике. Сам политик не обязательно закрепляется в какой-то определенной команде. По разным вопросам он может вести разную игру и блокироваться с теми игроками, которые сегодня представляют для него интерес. Российская политика все больше становится постмодернистской: теряется актуальность идеологической борьбы «правых, левых и центристов», а столкновение разных сил происходит по неидеологическим поводам, таким, как споры хозяйствующих субъектов, вопросы кадровой политики и так далее. В этой постмодернистской парадигме не вызывает удивления поддержка КПРФ со стороны ЮКОСа или та роль, которую сыграла позиция Глазьева, боровшегося на красноярских выборах с олигархами, в победе олигарха Хлопонина.

Можно привести еще один, свежий пример нелинейной политической ситуации. Партия «Единая Россия», провозглашающая себя «партией власти», все больше позиционируется как партия, оппозиционная правительству. Даже на прошлых выборах такую парадоксальную ситуацию было сложно себе представить. Сейчас она вызвана многоплановой комбинационной игрой, ставкой в которой может стать кадровый состав будущего правительства и в первую очередь ключевые посты в экономическом блоке. Уже начала работать пропагандистская машина, обрушившаяся с критикой на министра труда и социальной защиты Александра Починка. На очереди – другие члены кабинета, не исключая Михаила Касьянова. При этом лидером партии является член правительства, глава МВД Борис Грызлов, активным участником – министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. Эти люди непохожи на унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла. За их действиями стоят определенные интересы и политические технологии.

Мы видим, что происходит размывание классических определений политических союзников и противников. Поиск друзей и врагов (существование которых является, согласно классическому определению известного немецкого политолога Карла Шмидта, главным критерием существования самого политического пространства) идет по специфическим, внеидеологическим критериям. Можно только гадать, станут ли союзниками нынешние противники и как в результате будет выглядеть политическая конфигурация.

Какова же роль политического консультанта в такой сложной комбинационной игре, когда свои и чужие в любой момент могут поменяться местами?

Его позиция амбивалентна. С одной стороны, у консультанта выстраиваются доверительные отношения с клиентом, он включен в некую «закрытую команду» и участвует в заданном политическом проекте. С другой стороны, консультант работает на открытом рынке услуг, его могут нанять и другие клиенты. Нередки случаи, когда консультант одновременно работает с разными действующими политиками, которые порой могут оказаться в противоположных лагерях по тем или иным вопросам. При сохранении консультантом конфиденциальности и соблюдении правил игры такая ситуация может быть выгодна и клиенту, и консультанту.

Консультант, включенный в многослойный процесс, получает возможность более объемно видеть ситуацию. Он может рассмотреть проблему с разных сторон, учесть точки зрения всех участников политического взаимодействия. В результате у клиента появляется возможность переосмыслить политический конфликт, найти новых союзников или достичь стратегических договоренностей с бывшими противниками. Порой в результате противостояния процесс может направиться в другое русло, выгодное всем его участникам.

Связи консультанта становятся полезными, когда клиент под воздействием обстоятельств вынужден начинать новую игру и ему нужно найти общий язык с теми, с кем он недавно воевал.

В политологической литературе существует представление о двух концепциях власти – телеологической и коммуникативной. Согласно классической, телеологической модели, власть – это навязывание отдельным человеком, группой людей, организацией, партией, государством своей воли другим участникам политического взаимодействия. Современному российскому обществу, для которого характерна фрагментированность политического противостояния, более соответствует модель власти как коммуникации. В этой модели необходимо умение учитывать и аккумулировать позицию всех участников политического взаимодействия. Так или иначе в этой ситуации политический консультант выполняет роль коммуникатора и волей-неволей становится актором политического процесса.


[1] Гончаров В.Э. Политический консалтинг в России: конец эпохи всемогущества // Полития. 1999. № 2.

[2] Егорова Е. Почему так говорил Заратустра // Со-Общение. 2002. №10.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Политическое консультирование
Концепт
Мы рождены, чтоб сказку сделать... чем?
Дмитрий Петров
О предназначении политических консультантов
Ефим Островский
Message - больше, чем деньги
Дик Моррисс
Профессиональной гордости политконсультантов
Алексей Ситников
Золотой век еще не наступил
Андрей Булычев
Апрельские тезисы
Олег Матвейчев
Политика между выборами
Андрей Полосин
По ту сторону классического политконсалтинга
Юлия Мишкинене
Сообщения
Глеб Павловский поучил партийных стратегов программы писать да родину любить
Партийный шпионаж как элемент политических технологий
Подведены итоги конкурса «Хрустальный Апельсин»
Серия изданий фонда «Либеральная миссия» представлена народу. На «Улице Оги»
Дизайн, реклама и … песок
Власти приморья обсудили роль СМИ в формировании стратегии края
Агентство Р.И.М. устроит РАРА шикарный день рождения
Кегли в банк!
Практика
Тринадцать способов проиграть выборы
Игорь Минтусов
Мы будем спокойно стоять на правом фланге
Алексей Кара-Мурза
Общество не нужно зажигать
Владимир Мединский
Левый выбор
Владимир Акимов
Партии против политконсультантов
Юлия Наумова
Имидж — ничто, репутация — уже кое-что.
Александр Сегал
Консультант не равен эксперту. И наоборот
Михаил Кутузов
О прелестях политических интернет-технологий
Александр Ковалев
СМИ и выборы — нищета без блеска
Андрей Тимонов
Оперативный простор
Академик убедительнее клоуна
Елена Екатериничева
Вновь научиться верить в победу!
Дмитрий Зеленин
Время креакратии
Андрей Двоскин
Хэппи-энда не будет
Дзен-эффективность
Про женщини мужчин
Лeгкий мазок наивного гения
Категорический императив


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.