Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2003 / Национальный вопрос / Оперативный простор

«Беспредельная» миграция


Анна Бражкина
главный редактор сайта
anna@africana.ru
Версия для печати
Послать по почте

О «постколониальном» и других руслах африканских антропотоков.
Существует устойчивое представление о том, что нынешнее распространение африканцев по миру идет по «постколониальному следу». Это верно, но лишь отчасти. В поисках лучшего будущего жители жаркой черной Африки едут куда угодно — в страны Европы, Азии, к своим ближайшим соседям. За границей беженцы нередко оказываются в условиях еще худших, чем на родине, ибо национализм и расизм отнюдь не ушли в прошлое.


АФРИКАНСКИЕ ВОЛНЫ

Первая волна африканской миграции связана с алжирской войной и приходится на середину 50-х годов прошлого века. Тогда Африку единовременно и организованно покинули миллион французских граждан и тысячи алжирцев, стоявших за «французскую Африку». За ними потянулись выходцы из других стран Магриба (Марокко, Тунис), также получивших независимость. Далее по «постколониальному следу» в Европу отправились выходцы из стран, расположенных южнее Сахары. Они также предпочитали бывшие метрополии: конголезцы ехали в Бельгию, ангольцы – в Португалию, нигерийцы – в Британию и так далее. Общее число покинувших Африку в 50—60-х составило не менее 3 млн человек. Первая волна оказалась самой высокой и достигла далеких берегов.

Вторая, меньшая волна шла за первой следом и была связана с разразившейся после освободительных войн борьбой за власть в двух десятках африканских стран. Наиболее известные из них – Ангола, Конго, Руанда, Западная Сахара, Сьерра-Леоне, Африканский Рог – также дали огромное количество беженцев, по разным источникам от полутора до шести миллионов человек. Подавляющее число этих людей оказались выплеснутыми в соседние страны. Беженцы Западной Сахары в середине 70-х основали лагеря в алжирской пустыне и живут там до сих пор. Беженцы из Сьерра-Леоне оказались в лагерях Гвинеи, где вскоре тоже началась война. Беженцы из Конго обнаруживали, что в странах, куда они, ситуация еще хуже, чем на родине, и направлялись в третью страну, откуда уже двигался встречный поток собственных беженцев.

НЕМНОГО СТАТИСТИКИ

Сводки ООН конца 90-х были полны запутанных сведений о передвижении племен и народов, а пресса называла этих людей «самыми несчастными людьми на свете». Незначительную часть предварительно проверенных на СПИД и другие опасные болезни людей не старше 20 лет вывезли в рамках американских правительственных программ предоставления убежища преследуемым народам, но большинство из них живет в ужасающих условиях лагерей беженцев и сейчас. Еще большее количество людей оказались в самых гибельных по климату и необустроенности местах на положении «внутренне перемещенных лиц» в собственных странах.

По данным ООН, в начале 90-х в Африке насчитывалось до 6 млн беженцев, не считая «перемещенных лиц». К концу 2001 года Верховному комиссариату по делам беженцев удалось вернуть на родину чуть более 1 млн 200 тыс. человек, в том числе около 540 тыс. руандийцев. Они были депортированы из лагерей Танзании в середине 90-х принудительно. Часть из них на родине тут же подверглись пыткам или были убиты.

ВАРВАРСКАЯ УРБАНИЗАЦИЯ

Во время военных столкновений произошел скачок урбанизации: в города потянулись сельские жители, лишенные, изза деятельности партизан, возможности заниматься сельским хозяйством. Столицы многих африканских государств за десять лет превратились в крупнейшие мегаполисы мира.

Одно из самых экзотических явлений третьего мира – кочевое городское население, численность которого порой доходит до четверти всех жителей мегаполиса. При стабилизации экономической ситуации эти люди с облегчением отправляются обратно в свои деревни.

Стабильным источником урбанизации является отправка «лишних» детей из сельских семей «на воспитание» в города к более обеспеченным родственникам. Эта в целом гуманная социальная практика выживания большой семьи имеет ужасную оборотную сторону в виде «детской работорговли», о которой так много пишут европейские СМИ. Часть этих сельских детей натуральным образом продается городскими родственниками перекупщикам, которые поставляют их на азиатские, а иногда и европейские рынки сексуальных услуг или на плантации зажиточных африканских государств вроде Кот Д’Ивуара. Наиболее известные страны—поставщики детей — Бенин и Судан; а одной из перевалочных баз стала даже приличная европеоидная Кения после того, как турецкие каналы были перекрыты.

БЕГСТВО ОТ НЕСВОБОДЫ

Специфическим феноменом являются также «беженцы от свободных, демократических выборов». Это явление скорее напоминает кочевье, чем миграцию.

В середине 90-х в Африке началось массовое падение авторитарных режимов, установившихся в большинстве стран после получения ими независимости. Старики диктаторы, у которых была героическая юность и которые пережили несколько покушений со стороны своих свирепых соратников по борьбе за независимость, на склоне лет обычно не смущаются в выборе средств по удержанию власти.

Так, например, правительство ЮАР заблаговременно подготовилось к наплыву беженцев из Зимбабве в связи с президентскими выборами. Полицейские получили распоряжение встречать беглецов возле бродов через «широкую и мелководную» Лимпопо и по возможности отправлять на автобусах обратно на родину.

Несмотря на суровость иммиграционных законов, ЮАР является самой привлекательной для беженцев страной. Полицейские утверждают, что им удается иногда вылавливать и отправлять на родину одного и того же зимбабвийца несколько раз в неделю.

$ 2 ТЫСЯЧИ В НИКУДА

Особую статью представляют «беженцы голода» из стран с кошмарным климатом, таких, как Мозамбик или Эфиопия, где смертельная засуха сменяется всемирными потопами. Эти засухи и наводнения уничтожают урожаи много лет подряд.

Вообще страсти африканского климата невообразимы в умеренной зоне. Люди бегут от похожих на библейские картины конца света извержений вулканов, как это было в январе 2002 года в Конго, и от «взрывающихся желтых озер», как это дважды было в Камеруне.

И наконец, кочующие по миру бригады ко всему готовых людей собираются в таких странах, как Нигерия или Сомали, стоящих, возможно, на грани реального политического распада и пребывающих в состоянии децентрализованного кланового правления не один десяток лет.

Часть всех этих действительно отчаявшихся людей, естественно, стремятся попасть в более спокойные места планеты. Между тем ужесточившиеся европейские иммиграционные законы практически не оставляют им надежды перебраться туда легально. Нелегальная перевозка в Европу в трюме стоит около $ 2 тыс. Желающие заработать деньги на миграцию пробираются, скажем, в богатую Ливию, где это возможно. Сегодня в Ливии живет около миллиона иммигрантов из африканских стран южнее Сахары.

Лидер ливийской революции Муаммар Каддафи – успешный инициатор создания новой всеафриканской организации – Африканского союза – накануне его образования развернул в стране программу по приему иностранных рабочих.

Взбунтовавшиеся местные жители устроили погром в иммигрантском поселке и убили несколько человек. 330 погромщиков были арестованы. Все они обвиняются в том, что нанесли вред политической системе Ливии, препятствовали развитию проекта всеафриканского союза и устроили заговор против ведущей роли Ливии в этом союзе.

Транспортировка нелегалов обычно происходит из портов Марокко. Все чаще эти авантюры оканчиваются полицейской облавой близ испанских берегов и обратной высылкой.

Неудачниками-нелегалами, как правило, оказываются очень молодые люди; чаще всего подростки 14—16 лет.

УТЕЧКА МОЗГОВ ПО-АФРИКАНСКИ

Что же касается легальной миграции из Африки в страны «первого мира» сегодня, то не только о милосердии правительств последних, но и о простой справедливости тут говорить не приходится.

В соответствии с миграционными планами развитых стран туда наиболее охотно принимаются высококлассные специалисты.

Несколько лет тому назад, по сообщению «Голоса России», министр здравоохранения ЮАР потребовал от правительства Великобритании прекратить «воровать южноафриканских медиков».

Именно так он отреагировал на рекламную кампанию в прессе ЮАР, финансируемую Службой государственного здравоохранения Великобритании, предлагающую выгодные контракты на работу в британских больницах. По утверждению министра, обучение каждого врача обходится ЮАР в 200 тыс. долларов. А богатая Британия практически бесплатно получает специалистов, необходимых самой Южной Африке, да еще и подготовленных на ее деньги.

По данным Международной организации по миграции, в развитых странах работает не менее 250 тыс. научных работников—выходцев из Африки, включая 30 тыс. докторов наук, подготовка которых требует многих лет и огромных финансовых затрат.

Каждый год на Запад отправляются 23 тыс. африканцев с университетскими дипломами. Так, более 21 тыс. нигерийских медиков работают сейчас в США.

По данным Всемирного банка, «утечка» африканских мозгов на Запад обходится континенту ежегодно в 4 млрд долларов уже 10 лет подряд.

Кроме высоких специалистов достаточно легко получают легальные статусы для переезда на Запад белые беженцы из стран рухнувшего апартеида, прежде всего из Зимбабве, где земельная реформа сводится к конфискации земель у белых фермеров в пользу черного большинства.

Убежище фермерам и другим белым беженцам предоставляют, прежде всего, Великобритания, США и Австралия, но и соседняя Замбия также объявила о готовности принять и выделить земли двум тысячам белых семей.

НА ХАДЖ, В МЕККУ

Совершенно неправильно думать, что пассионарные африканцы зациклены на Западе.

Гораздо более успешные миграционные отношения африканцы постепенно налаживают с другими регионами мира. Классическим в этом смысле стал пример суданцев, уезжающих на заработки в Саудовскую Аравию. Обычно они (да и мусульмане из других африканских стран) оправляются туда в качестве паломников.

Ежегодно Саудовская Аравия, на территории которой располагается святая Мекка, принимает до миллиона паломников. Значительная их часть оседает в этой богатой стране и проводит в ней год до следующего праздника, а если удается, то и несколько. Надежд на натурализацию в этой стране мало, поэтому заработанные деньги обычно отправляются на родину.

Фантастика, но, по официальным данным, ежегодные поступления валюты в суровый и кажущийся совершенно «закрытым» Судан от суданцев, работающих за рубежом, превышает валютные поступления от всего национального экспорта! Об этом пишется в экономических справочниках и западных путеводителях по стране.

Среди других «основных внешнеэкономических партнеров» многих африканских стран не менее часто, чем европейские страны и США, в последние годы фигурируют Тайвань, Китай, Япония, Малайзия и другие азиатские страны.

Любой человек, хоть немного посвященный в специфику деловых отношений со странами Африки, знает, что каждая мало-мальски значимая африканская сделка сопровождается сюжетом становления человеческих связей, напоминающих братание или усыновление.

Так что проще всего судить о реальных африканских антропотоках по перечню «стран – основных торговых партнеров».


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Национальный вопрос
Концепт
Национальный вопрос. Кем станем мы, когда он будет решен?
Дмитрий Петров
Государство–нация — «опасный анахронизм»?
Сергей Градировский
Российские выборы и Российские конфессии
Александр Дугин
Холокост. Мы, Европа и евреи — до и после
Дмитрий Шушарин
Несколько слов об этноконфессиональности
Максим Шевченко
Россия и политический ислам
Гейдар Джемаль
Межэтнические конфликты — предвестники грядущих катастроф
Михаэль Лайтман
Сообщения
Самый северный в мире «сабантуй» пройдет в Архангельске
Учащихся французских школ будут исключать за антисемитизм
От информации к знанию
Корпоративные связи продолжают развиваться. Теперь – в сфере культуры
Туркменбаши назначили пророком. Его собственные министры
Конкурс нового отечественного плаката завершен. Разань
В Вологде мусульмане выступили против освящения школ
«Дни PR в Москве». Пора думать об имидже государства
Группа компаний «Никколо М» отметила свой 14-й день рождения. Торжественно
Религия вне политики
Практика
Тщетные поиски русских в России
Сергей Митрофанов
Возгорание можно предупредить
Владимир Зорин
Сепаратизм в современной России
Михаил Виноградов
Газета как агитатор и организатор... Погрома
Эдуард Михневский
Об особенностях фасеточного взгляда
Игорь Сид
Миф о миграционной угрозе разоблачен
Вячеслав Глазычев
Оперативный простор
Я верю в доверие
Джейда Айдэде
«Беспредельная» миграция
Анна Бражкина
Март. Нестерпимо хочется…
Вера Васильева
Мастерская уникальных историй и грез
Полный провал штандартенфюрера
«Энциклопедия PR»
Халява, сэр!


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.