Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2003 / Антропотоки / Практика

Идущие за горизонт


Михаил Кутузов
Русское географическое общество
getman@nm.ru
Версия для печати
Послать по почте

Миграция как продукт экономического кризиса
Колонизация новых пространств — это перенесение человеческого капитала из мест, где он стоит дешево, в места, где он стоит дорого. Суть вопроса не изменилась со времен древних греков, некогда заложивших на территории современного Краснодарского края города Фанагорию и Горгипию. Исторический анализ причин перемещения человеческих масс порой дает важнейшие результаты — от прикладных демографических прогнозов до сложных футурологических проекций. Исторические особенности развития процесса дают возможность значительных обобщений.


ГРЕЧЕСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ

А почему бы не начать с античной колонизации побережий Средиземного и Черного морей? С VIII в. до н.э. греки начинают активно осваивать черноморское побережье, основывая несколько десятков городов на всем его протяжении — от устья Днепра и Днестра до Синопа и Босфора.

Колонисты из Афин и Милета заселяют эти быстро богатеющие города, ставшие влиятельными участниками рынка – главным образом продовольственного, а также выгодными и влиятельными торговыми посредниками.

Исследователи отмечают: колонизационные потоки из метрополии в новые города были очень интенсивными, а состав переселенцев был достаточно пестрым: его основу составляли люди деятельные, предприимчивые и не боящиеся риска – купцы и мореходы. Сознавая себя представителями собственной культуры, они, однако, отдавали себе отчет в том, что возможности самореализации в метрополии для них исчерпаны. И потому они отважно вступали в новую культурную плоскость — плоскость приграничного типа — туда, где ценности собственной культуры воспринимаются вровень с культурой там живущих и соседних народов.

Важно подчеркнуть: речь идет не просто о понимании иного языка и уважении к чужим обычаям — речь идет о сравнении культур, в котором своя собственная выигрывала далеко не всегда. Такого рода пионерная культура не просто создавала возможности выживания, но открывала возможности дальнейшего пространственного перемещения — когда сармат становился посредником для Рима в торговле со Средней Азией или Уралом. Иными словами, движение за горизонт определялось экономическими интересами, прежде всего торговлей, но могло быть обеспечено только условиями культуры — культуры пограничной, перефразируя Пушкина, — не ленивой и любопытной.

ПУТЬ КОЧЕВНИКОВ

Однако было бы неверно утверждать, что подобная потребность существовала только для народов средиземноморской культуры. Кочевые племена, осваивавшие огромные пространства степей Евразии, руководствовались теми же экономическими интересами. И естественно, более всего их интересовали выпасы для скота (1). Огромный степной клин, протянувшийся от Алтая до Днепра, давал возможность перемещаться на колоссальные расстояния, образно говоря, не сходя с коня (2). При этом кочевников мало интересовала торговля, а местное население они воспринимали как конкурентов в использовании территории, что предрешало его участь.

Но если со временем часть кочевников оседала, как, например, скифы-земледельцы в Таврии, они быстро утрачивали воинственность и приступали к торговле – с теми же греками (3). Ассимиляция народов приводила к возникновению специфической культуры приграничного общежития, выживание начинало напрямую зависеть от способности народов находить компромисс, поступаясь многим, чтобы не потерять всего.

Сам феномен кочевой культуры воплощался в разное время в разных народах, порождая новые антропотипы, которые – с известной долей допуска – можно считать элементами антропотоков. Мы можем говорить в этой связи об антропотипе купца-путешественника, понимающего себя как такового только в процессе смены мест – тех, где можно дешево купить, на те, где можно дорого продать.

Их ограничивали два фактора: физическая возможность перемещения и наличие конкуренции. Проходить большие расстояния в одиночку было трудно, а посвящать всех в маршруты торговых путей – неразумно и опасно. Приходилось определять наиболее безопасные торговые пути, вроде Великого шелкового или пути из Грек в Варяги (4), или же находить более выгодные с конкурентной точки зрения – подобные путям византийцев в Персию, Индию и Китай.

СПАСЕНИЕ — В АМЕРИКЕ

Оглядываясь назад, следует отметить важную особенность антропотоков: их интенсивность напрямую зависела (и зависит) от интенсивности экономической деятельности. При этом кризис экономического уклада не препятствует миграциям, а активизирует их, как это было, например, в Испании после Реконкисты (5), когда не хватало ресурса экономического развития, а именно земли для множества демобилизованных солдат. Тогда открытие Америки пришлось как нельзя кстати. За океан ринулись толпы искателей приключений и богатств — в недавнем прошлом наемных кондотьеров или бандитов, обычно во множестве устремляющихся туда, где меч определяет ситуацию. Евроамериканский антропоток установился на триста с лишним лет (6): избыток человеческого капитала перетекал туда, где имелся избыток природного ресурса.

В привычной нам экономической модели кризисы – явление хоть и периодическое, но не слишком частое. Но так было не всегда: исследователи отмечают, что прежде экономические кризисы были явлением постоянным, обусловленным природными условиями и частыми войнами. При этом в разных частях Европы природный фактор «срабатывал» по-разному.

В книге «Опасная Россия» ректор РГГУ Юрий Афанасьев пишет: «На Западе земля разветвлена, рельеф изрезанный, много горных хребтов, повсюду разнообразие форм, извилистые очертания морских берегов. Глубокие заливы, полуострова, мысы образуют кружево Средиземноморья, западной, южной и северной Европы. Каботажное судоходство способствовало развитию торговли, договорного права. Даже орды кочевников, прирожденные мигранты…не могли из-за природных условий продолжать прежний азиатский образ жизни и становились оседлыми. Здесь почти нет места для больших поселений, сам рельеф исключает многолюдные застройки и предоставляет широкий выбор возможности для индивидуальных, а не для общинных решений. И каждое из них сопрягается с необходимостью строить взаимоотношения, преодолевать трудности и вырабатывать упорство для обустройства постоянности…

Совсем иная картина на Востоке Европы. Огромная равнина…Сплошное однообразие природных форм, которое делает невозможной заметную локальную дифференциацию, вынуждает всех к однообразным занятиям. Они, в свою очередь, ведут к однообразию в привычках, нравах, верованиях. Нет оснований и потребностей для формирования определенных отношений к иному, к другому. И необъятная ширь, которой… хватило восточным славянам для перемещений от Карпат к Волге и Оке и дальше – до Урала. При этом население распространялось по равнине не постепенно путем нарождения, не расселяясь, а переселяясь... покидая насиженные места и садясь на новые. Передвигались скопом, сообща, коллективом. Из-за суровых погодных условий и …постоянных опасностей, которым невозможно противостоять в одиночку, индивидуально. То есть и эта российская особенность – коллективизм, дополнительная скованность, недостаточная социальная мобильность, слабая индивидуалистическая расчлененность социума – тоже проистекает от «природы-мачехи».

В данном отрывке можно отметить две особенности. Во-первых, стремление к перемене мест суть ответ на неблагоприятные природные условия как определяющий фактор хозяйственной деятельности. И во-вторых, антропотоки напрямую зависят от выработанной социальной культуры (помните утверждение Льва Выготского о том, что психологию формирует культура?).

ПУТИ КОЛОНИЗАЦИИ

Иными словами, есть культуры-колонизаторы и культуры колонизируемые. Их исторические проявления многократны и разнообразны. Рассмотрим некоторые из них, при этом заметим, что практически все описываемые ниже типы миграций либо пересекали российские просторы, либо исходили из Московии – позже Российской империи.

1. Завоевательные походы азиатских кочевников. Обусловлены постепенным истреблением пастбищ, потребностью в новых территориях. Перемещение огромных человеческих масс осуществлялось в одном направлении – с востока на запад. Переселялись всем народом – вместе с воинами двигались кибитки с чадами и домочадцами. Последний из известных антропотоков такого типа – переселение калмыков из Сибири на Северный Кавказ в XVII – XVIII веках. Его логическое завершение – оседлый образ жизни или кочевье в замкнутых пределах.

2. Переселение викингов из Скандинавии в Европу и Америку. Хозяйственная деятельность викингов состояла из двух равных составляющих: ремесленного производства и морского разбоя. По мере усложнения обстоятельств этой хозяйственной деятельности – когда кланы начинали враждовать друг с другом – возникала необходимость их «разведения по углам ринга». Поэтому менее чем за триста лет викинги сумели дойти до Ньюфаундленда, заселить Исландию и Гренландию.

3. Крестовые походы – экспедиции, имевшие целью устранение посредничества арабов и Византии в торговле с Востоком, в чем были кровно заинтересованы Венеция и Генуя. Крестовые походы изъяли, если можно так выразиться, наиболее революционный элемент из тогдашней Европы. Антропоток вооруженной силы вызвал ответный антропоток того же типа, но уже из мусульманской Аравии. Их столкновение положило конец Константинополю, разоренному сперва крестоносцами, а затем турками. Противостояние двух направленных друг на друга сил – Венеции и Турции – продолжалось вплоть до Новейшего времени. Последствием политики противостояния Европы с Турцией стала, в частности, трехсотлетняя конфронтация Москвы с Крымом и даже женитьба московского царя на византийской принцессе Софье Палеолог, радикально изменившая возможности московского влияния и тенденции московской политики.

4. Колонизация Севера России новгородской вольницей. Торговое значение Новгорода – ключа России и «окна в Европу» – известно. Наиболее дорогостоящим экспортным товаром были меха и моржовый бивень – для их добычи необходимо было колонизировать просторы от нынешней Карелии до Шпицбергена. Впоследствии, после разгрома Новгорода, учиненного Иваном Третьим, именно новгородская вольница – во многих ее проявлениях – стала главным колонизационным антропотипом Московии.

5. Казачество. Сущность этого социального феномена определяется базовым принципом идеологии и философии казаков, а именно волей, которая суть ничем не ограниченная жизненная практика. Формироваться казачество начало в XIV столетии – во время социально-экономического кризиса в Московском государстве, приведшего к гражданской войне, завершившейся установлением диктатуры московской династии по отношению к другим государствам: Новгороду, Твери, Пскову. Тогдашняя фискальная система требовала большой налогооблагаемой базы, поэтому дробление земельных наделов по числу наследников пресекалось. Так возникла проблема «третьих сыновей», не имевших никакой имущественно-наследственной перспективы, кроме «вольного козакования в Диком поле». Этот антропоток впоследствии сформировал наиболее известный в российской истории архетип вольного человека, профессионального воина, защитника Отечества.

6. Колонизация заморских территорий. Получила широкое распространение после завершения династических войн в Европе, осуществлялась в интересах расширения рынков сбыта и установления прямых отношений Запада с Востоком. Наиболее значимыми колониальными государствами в начальном периоде экспансии стали Испания, Португалия, Англия и Франция. Россия осуществляла свою колонизацию не по морю, а сухопутьем – через Урал в Сибирь и далее, в Америку. Антропотоки были настолько интенсивными, что их пришлось разделять искусственно. Например, на основании известного Тордессильянского соглашения в Атлантическом океане была отмечена долгота, восточнее которой определялись интересы Португалии, а западнее – Испании. По иронии судьбы значительная часть южноамериканской территории прошла восточнее намеченной долготы, поэтому вся Латинская Америка говорит по-испански, а Бразилия – попортугальски. Антропотоки колониальной эпохи отличались не столько массовостью, сколько длительностью. Иные маршруты действовали столетиями, создавая возможность постоянного перемещения людей из мест, где они стоили дешевле, в места, где они стоили дороже. Именно в этом экономическом действии и заключался главный принцип колонизации.

7. Европейские пилигримы, пионеры Дикого Запада, фронтиеры. В основе этого антропотока, как принято считать, лежали религиозные противоречия пуритан с остальными протестантами. Однако экономические интересы сформировавшейся английской буржуазии просматривались не менее отчетливо. Заложив несколько колоний в Северной Америке, пилигримы призвали присоединяться к ним всякого, кто ощущает религиозные притеснения на родине, увеличивая тем самым ресурс человеческого капитала на новой территории освоения. По мере накопления этого капитала в прибрежной полосе возникла необходимость его перемещения к новым природным ресурсам. Так был проложен путь через Аппалачи на Великие равнины и далее, к Тихому океану и заселены огромные плодородные территории, что потребовало прибытия все новых и новых люди из Европы, составивших основу новой нации – американского народа.

8. Миграции рабочей силы – последствия первой индустриализации конца XVIII века. Огромные массы крестьян перемещались в поисках работы и заработка. Этот процесс достиг России в 70-х годах XIX века, а в Китае длится до сих пор.

РЕГУЛИРОВАНИЕ АНТРОПОТОКОВ

Итак, экономические кризисы всегда создавали избыток человеческого капитала. И сегодня проблемы с миграцией на Кубани или в Воронежской области возникают не от перенаселенности этих местностей, а от неспособности экономической системы задействовать существующий человеческий капитал.

Попытки самостоятельной деятельности часто уводят этот капитал в теневой бизнес, возможности которого в использовании человеческого капитала позволяют привлекать новые «кадры».

И до тех пор пока этот капитал не станет самодостаточным в своей конкурентоспособности, государство будет вынуждено мириться с тем, что происходит. Однако «лихой кавалерийской атакой» проблему не решить.

Вместе с тем регулирование антропотоков может осуществляться лишь частично, в пределах возможностей существующей экономической системы. Правильнее будет попытаться найти возможность соучастия в этом процессе, не столько с тем, чтобы извлечь максимум пользы, но скорее с тем, чтобы воспринять минимум вреда.

Ссылки

1. По расчетам академика Б. Рыбакова для выпаса среднего по скифским меркам табуна в 300 голов необходимо не менее 10 гектаров. Таких табунов были тысячи, и прокормить их можно было, только захватывая новые территории, пригодные для пастбищ. Поэтому кочевники были более воинами, чем торговцами. Военная добыча позволяла удачливым воинам богатеть, а богатство — это новые табуны и, значит, новые территории. И так далее — «к последнему морю».

2. Следует, однако, отметить, что этому движению также было ограничение: суровый климат с морозной зимой и возможности изыскать корм для лошадей: сена кочевники не заготавливали. При этом значительные массы конницы, якобы способные перемещаться на такие расстояния, — очевидное преувеличение: прокормить значительное число лошадей на подножном корму невозможно, впереди идущие оставят следующих за ними без корма. Подробнее гипотезу см.: Бушков А. Россия, которой не было.

3. Здесь, однако, есть особенность: грекам, а за ними римлянам, а затем и византийцам требовались значительные массы рабов, добывать которых можно было только в бою. Поэтому «уходили на дембель» далеко не все кочевники, поскольку их торговля рабами была не менее выгодна, чем торговля хлебом или солью – главными продуктами таврийцев.

4. Обычно говорят «из Варяг в Греки», но, как подметил в свое время академик Б. Рыбаков, летописи упоминают два пути: из Варяг в Греки через Средиземное море и из Грек в Варяги – по Днепру – Волхову в Балтийское море (см.: Рыбаков Б. Киевские князья и Киевская Русь).

5. Реконкиста – дословно «отвоевание». Длившаяся более ста лет война Кастилии и Арагона с арабами, завоевавшими Иберийский полуостров в X веке. Закончилась в 1492 году.

6. Принято считать, что действует и сегодня. Некоторые исследователи (см.: Афанасьев Ю. Опасная Россия) полагают, что глобализация – одно из условий удержания потребных антропотоков: финансы и «мозги» — в США, дешевая рабочая сила из бывших колоний – в страны Европы.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Антропотоки
Концепт
Тропы, по которым топают толпы
Дмитрий Петров
Антропоток — вызов современному мироустройству
Сергей Градировский
Миграция: мифы и реальность
Иммануил Валлерстайн
Политика сохранения социокультурного ядра как методологический вызов
Олег Генисаретский
Антропоток как смена идентичностей
Константин Крылов
Миграция. Диффузия. Антропоток
Александр Пятигорский
Национальная идентичность перед вызовом глобализма
Андрей Рябов
Пробел в ветхом завете
Анатолий Вишневский
Русский мир как объект геокультурного проектирования
Сергей Градировский
Сообщения
135 млн рублей выделено на поддержку соотечественников за рубежом
Новые менеджеры России будут стажироваться в Швеции
«Русские немцы» намерены переселяться из Фрг в Свердловскую область
Православные депутаты собрались в Таллине
45 600 россиян присвоили «народную марку 2002» России, Петру I, Автовазу и некоторым другим
«Прага и зарубежная Россия». Новая книга представлена русской общиной в Чехии
Интеллектуальный марафон набирает обороты
Практика
Россия: опыт комплементарной колонизации
Сергей Переслегин
Идущие за горизонт
Михаил Кутузов
Рудименты колониальной системы
Мирон Боргулев
Политика натурализации в европейском союзе и США
Борис Межуев
Миграция. Национальный контекст
Ольга Выхованец
Оперативный простор
Возрождение связности. Обретение радости
Ефим Островский
Лучник о «лучнике»
Игорь Писарский
Замысел украсть невозможно
Надежда Явдолюк
PR-книга
Алексей Кривоносов
Купи тепло и свет в свой дом
Юлиана Слащева
Нефтяники чтут этический кодекс. А вы?
Наталия Мандрова
Полет мечты
Вера Васильева
Жить, чтобы любить, творить, чтобы жить...
Феерическое шоу на альпийском снегу
Право на попытку
Позитивный маркетинг
Счастье в стиле postmodern


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.