Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/2/op/36


Возрождение связности. Обретение радости

Они доступны тем, кто пребывает в движени
«…Отличие общества живого от общества разрушенного, пораженного — это сохранившаяся связность ультраструктур, знакотканых пространств… И наша свобода в том, чтобы, осуществив операции в знакоткани, стать поколением героев. Превратиться в норму. Научиться Радости». На этом пути поколению героев предстоит полюбить платить, вступить в конкуренцию с собой и выбрать правду как личный императив. Таковы цели, предложенные гуманитарно-технологическому сообществу Ефимом Островским в лекции «О целях», прочитанной в Москве 19 декабря 2002 года и завершившей трехлетний цикл программных выступлений. Мы предлагаем читателям ее продолжение (1).

ДЕФИЦИТ РАДОСТИ

Недавно я напряженно писал статью в номер «Со-Общения», выходившего после трагедии «Норд-Оста». Я видел, как легко можно было повторить формулу о том, что сегодня войны — это в первую очередь войны холодные. Можно было в который раз обсуждать методы борьбы с террористами гуманитарно-технологическими средствами… Но проблема-то не в том, что несколько злодеев надо либо загипнотизировать, либо убить…

Любая военная стратегия есть сосредоточение силы против слабости. Как говорил Сунь Цзы, «ударь наполненным по пустому и одержишь победу». Значит, наличие террористов и их сила — всего-то тридцать человек, а потрясли всю страну да и изрядную часть мира — не только в их наполненности чем-то, но в том, что они находят пустое. И наносят удар.

Слово «террорист» можно перевести на русский язык как «ужасающий». Ведь «террор» — это именно «ужас», а террорист — сеятель ужаса, оператор, агент ужаса. Но если удар ужасом столь силен, то, видимо, на направлении удара — пустота…

И я задался вопросом: что же может быть противопоставлено ужасу? И увидел: ужасу язык противопоставляет Радость. Думаю, не открою секрета, если скажу, что, заглянув внутрь себя, каждый обнаружит, что в жизни очень мало Радости (заглавная буква не обязательна, но важна). Это проблема не только нашей страны. Но у нас она ощущается особенно сильно. Когда мы приступили к исследованиям и начали узнавать, испытывают ли люди Радость в повседневной жизни, то обнаружили две любопытные вещи. Во-первых, они хорошо видят разницу между Радостью и удовольствием, а во-вторых, легко обнаруживают, что, в отличие от удовольствий, Радости они не испытывают. Конечно, Радость — очень интимное и глубокое переживание. И быть может, не мое дело о нем говорить, ибо в прошлом радостными переживаниями занимались церкви, религии… Но сегодня им это не очень-то удается. Назову лишь один факт, который мы выяснили в ходе исследований.

В списке вопросов были спрятаны довольно непростые. Первый: «Есть ли Бог?», второй: «К какой религии вы относитесь?» Так вот, выяснилось, что 11% назвавшихся мусульманами считают, что Бога нет. И 5% «православных» утверждают то же самое. А еще 9% — «не знают».

Ткань общества поражена. Поражена глубоко.

В том числе на тех высоких уровнях, где, казалось бы, и не важно, как всё устроено, но где происходит та предельная связность, при которой люди либо способны испытывать Радость от того, что они делают, либо не способны. Но дефицит Радости вытесняется нами.

ИНВЕСТИЦИИ В СЕБЯ В БУДУЩЕМ МИРЕ

Готовясь к лекции, я, как уже упоминалось, опирался на предупреждение Петра Щедровицкого: «Если ты попробуешь поставить людям цели, но не покажешь способы их достижения, они тебе не поверят».

Но мы ведь помним, что средство достижения цели — это не просто способ, это — средство, содержащее в себе качество цели. Есть цель. Есть некоторое качество этой цели. И средство должно обладать этим же качеством.

Здесь необходимо быть очень ответственным и осторожным. Потому что на другой стороне нашего разговора лежат страшные, не располагающие к движению и постановке целей перспективы для нашей страны, нашего пространства действия.

Сейчас в моде книга Паршина «Почему Россия не Америка». Там подробно описано, почему у нас ничего не выйдет, согласно первому закону Дженнингса, гласящему: ничего не выйдет.

При этом, обсуждая ее, в том числе и с людьми высокопоставленными, отвечающими за то, как организована наша жизнь и деятельность, я часто обнаруживаю, что они соглашаются с автором. Мол, ничего не выйдет, никакая открытость миру в России неприемлема.

И дело даже не в открытости миру. А в том, что в ближайшее время мир радикально изменится. Когда говорят, что нефти осталось на пятнадцать лет (то есть нефтяная цивилизация кончается), это значит, что скоро настанет другой мир.

Говорят, что такое знание лишает людей воли к действию, пространства, где можно планировать жизнь. Это неверно. Да, у кого-то оно вызывает паралич, но других стимулирует к принятию решений. В частности, о подготовке к жизни в грядущем мире, который будет неизвестно каким. Так что если мы считаем себя деятельными индивидами, способными к созданию активных сообществ и динамичного общества, то, быть может, нам стоит принять в качестве пространства, достойного наших скромных инвестиций, собственное развитие, развитие наших детей и близких?

Углубляясь в эту решимость, я думаю, что настало время говорить о совершенно неожиданных целях — целях, которые не просто невозможно было помыслить как обсуждаемые еще несколько лет назад, но которые и сегодня кажутся целями на грани подвига.

Я поставлю три цели как три рубежа, каждый из которых по достижении становится средством для следующей цели. Ибо ошибка — расценивать цели как нечто конечное. Каждая цель должна становиться инструментом достижения цели-штрих. Таким образом, я указываю и цели, и способы их достижения.

Так, продвигаясь от цели к цели, мы можем обрести способность делать нечто, помимо самоиронии, отличающее нас от животных и шестеренок, — научиться совершать поступки, к которым нас движут высокие энергии Предназначения и Видения. Я бы предложил такую последовательность этих целей.

ЦЕЛЬ I: ПОЛЮБИТЬ ПЛАТИТЬ

Перед каждым, кто хочет приступить к движению, я поставил бы цель, которую повторяю из лекции в лекцию: любить платить. Я уже не раз повторял, что, легко увлекшись мифом о прибыли как о цели бизнеса, мы редко задаемся вопросом: а в чем же цель прибыли? И охотно тратим эту самую пресловутую прибыль или доход на чуждые цели, предъявляемые обществом потребления. Нас крутит в шестеренках, пружинках, тягах, кривошатунных механизмах, загоняющих в страсти, влечения или развлечения. Мы рассуждаем, как нам обрыдла реклама, но действуем в рамках созданного ею пространства. И платим за это.

Если же мы будем готовы полюбить платить за то, за что вроде бы платить не принято, возникнет удивительный продукт для Страны. Ибо это породит для нее совсем новые, давно существующие там, но доселе отсутствующие здесь виды деятельности, например общественный активизм или социальную службу. Отчего отсутствующие? А оттого, что наше общественное сознание никаких других видов деятельности, кроме коммерческих, не знает и не допускает. Потому что такой статус, как успешный и хорошо обеспеченный профессиональный общественный деятель, пребывает вне опыта наших граждан.

Но если у многих возникнет желание платить за то, целью чего не является немедленный доход, то обозначенная мной Цель I, будучи достигнута, станет подлинной целью, построенной из Предназначения и в рамках Видения, о которых мы говорили прежде. Это будет первый шаг.

ЦЕЛЬ II: НАУЧИТЬСЯ КОНКУРИРОВАТЬ С СОБОЙ

Выйдя на рубеж Цели I, мы обнаруживаем Цель II, способную стать способом внутреннего развития, преодоления себя.

Ее я описал бы словами — конкурировать с самим собой.

Мы много говорим об обществе конкуренции. Но воспринимаем это понятие примитивно: жестокая конкуренция, бесчеловечная конкуренция… Мы думаем, что соревновательное существование есть конфликт, который в пределе легко переходит в войну на истребление другого.

Я помню, как в круг, где несколько месяцев назад началось обсуждение нового движения, пришла девушка, несколько лет проработавшая в бизнесе. В какой-то момент она сказала: «Удивительно, я обнаружила себя в пространстве, где никто не собирается вонзить мне нож в спину. Я это не просто знаю, но еще и чувствую».

Я услышал в ее словах указание на то, что конкурентные пространства, где мы оказываемся, — это жестокие и нерадостные пространства. А значит, наша привычка говорить, что мы там развиваемся, есть привычка говорить неправду.

На самом деле мы там воюем. Конкурируем с другими, вместо того чтобы конкурировать с собой.

Когда вы попробуете совершить первое действие — полюбить платить — как средство для достижения новой цели — конкуренции с собой, то обнаружите, что это такое — соревнование с самим собой. Мы часто обсуждали с коллегами, партнерами, учениками, почему некий деятель не хочет внести деньги в какое-нибудь общественно полезное дело? Деньги, которые для него — на уровне бытовых расходов. Он больше тратит на жизнь в месяц. И одна из участниц дискуссии сказала: «Он не хочет быть лохом, потому что платят только лохи». Это, в свою очередь, напомнило мне разговор с одним крупным постсоветским олигархом, который как-то сказал: «Долги платят только трусы». Этим он очень меня расстроил, ибо говорил даже не про то, что это он не хочет платить, а мне не советовал платить долг…

Разве это не опасно, что слишком многие привыкли относиться к тому, что они платят, как к тому, что у них отбирают?

Здесь важно будет обозначить еще одну тему — тему сообщения. Говорят, что современное общество — это коммуникативное общество, или общество коммуницированное, или связанное внутри себя, или информационное общество. Порой оговариваются, и выходит: коммуникационное…

Коммуникация активно обсуждается последние десять лет в России. Это естественно, поскольку, во-первых, новое поколение, состоявшееся в эти годы, в изрядной мере причастно к развитию коммуникационных систем. Во-вторых, коммуникация — один из векторов, на которых сосредоточено внимание многих думающих людей.

Когда мы в свое время размышляли, как назвать журнал, то вышли на слово «сообщение», понимая, что оно точно отражает в русском языке то, что обсуждается, когда речь идет о коммуникации. Кстати, куда более точно, чем в английском. Когда Маршалл Макклюэн, размышляя о коммуникации, заявлял: «Media is the massage», — он говорил о русском слове «сообщение», содержащем в себе и «сообщение» в смысле Media, и «сообщение» в смысле Massage, и «сообщение» как процесс движения Massage по Media.

Если вы начинаете мыслить мир в рамке такого сообщения, то понимаете, что «сообщение» — слово, однокоренное со словом «общество». А кроме того, что именно сообщение это общество и создает. Создает общественное. Создает общее. И именно в среде сообщения существует ощущение сопричастности. А в пространстве сообщения и сопричастности живут Радость и высокие переживания.

А пока вы отсечены от общества то ли ужасом, то ли депрессией, то не соприкасаетесь с теплом других людей, а свое источаете в никуда — теряете, не получая встречной отдачи, ответа

Когда вы начинаете думать в этой рамке о таких вещах, как, например, хозяйство, маркетинг, РОС, то видите, что можете иначе оценить отношения производителя и потребителя, что потребитель в не меньшей степени участвует в производстве, ибо тоже производит. Что? А пустое место, где нет нужного товара, то есть спрос. И, производя его, вызывает на место спроса тот или иной продукт, или товар.

Я мог бы обсуждать это в духе авторов книги «Бизнес в стиле фанк», где они анализируют пространство Интернета, поясняя, что Сеть есть зона, где потребитель диктует рынку. Но мне кажется гораздо более важным понимание того, что если мы хотим появления в этом мире чего-то нового, то можем отнестись к этому как соучастники, партнеры, участвующие в его производстве, а можем — и с не меньшим ощущением собственного предназначения — быть конструктивными потребителями, создающими спрос.

Многие думали, что в содержании формулы «быть русским — покупать русское» приоритет отдан поддержке отечественного производителя. Но я говорил о другом, а именно о возможности реально практиковать «русскость», если кто-то хочет ее практиковать. Практиковать можно не только создавая плюс-предмет. Практиковать можно и создавая минус-предмет — пустое место для предмета, вдохновляя контрпартнера на его создание.

Но контрпартнеру нужно как минимум получить сообщение о том, что место создано. В этом смысле сообщение есть один из важнейших инструментов воссоздания связности…

Но, конечно, не единственный. Кроме того, исключительно важно, насколько сообщение точно, а главное — правдиво…

И вот — время назвать Цель III. Если первые две цели я сформулировал с глаголом, то третью написал в конспекте одним словом. Это слово — «правда».

ЦЕЛЬ III: ПРАВДА

Это слово восходит к Предназначению, описанному в первой лекции, к верности слову, языку этого слова, разнообразию слов, собственно, к жизни человека, произносящего слово. Не случайно это — Цель III.

Вчера у меня был удивительный разговор с одним из учеников, который долго и — я уверен — сильно и глубоко сомневался во всем, что мы обсуждали много лет. В частности, в тезисе о верности слову. Он вопрошал: «Как можно быть верным слову? Я же меняюсь! Сегодня сказал одно, завтра — другое…»

Я ответил: «Если ты выбираешь правду в качестве личного императива, то сталкиваешься с чередой проблем, но это развивающие проблемы. По мере их решения ты все больше и дальше углубляешься в материю правды и в какой-то момент задумываешься о разнице между правдой и истиной… И если ты поселишь правду внутри себя, то превратишь в цель стремление к воплощению дарованной тебе способности взрастить бессмертную душу — сущность. Те, кто взрастит ее, спасутся». Так же полагал и Георгий Гурджиев.

Замечу, что ряд заповедей, к которым многие относятся как к регуляторам поведения, легко можно охватить одним этим принципом — всегда говорить правду. Конечно, каждый, кто пытается это делать, сталкивается с проблемой поиска определения: что такое «правда»; но если таков его императив, а не внешнее требование, если он не в пионеры вступает и дает «Торжественное обещание», а принимает это как цель, отражающую его Предназначение, то на любой вопрос к себе: правда это или нет? — будет дан ответ. Главное — по-настоящему его перед собой ставить. Но это непросто. Ибо, думается, сама эта цель недостижима без двух предшествующих — без того, чтобы любить платить и использовать это как средство конкуренции с собой, а ее в свою очередь — как средство говорить правду.

И если мы ухватим эту цепочку и будем двигаться от цели к цели, понимая, что это нам нужно, то возникнет немало следствий, в том числе и весьма прагматических.

Итак, я говорил о том, что меня тревожит, волнует и вдохновляет.

Я прошу вас еще раз прокрутить в голове то, что я говорил, и почувствовать в этом экзистенциальную напряженность, увидеть, как очень аккуратно, мягко ступая, я подхожу к важному действию, которое мы все можем совершить.

Ссылки

1.. Первая часть лекции Ефима Островского была опубликована в январском номере журнала «Со-Общение».

Дата публикации: 14:39 | 17.11


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.