Постоянный адрес сатьи http://soob.ru/n/2003/12/op/6


Тяжелые барханы традиции

О дальних странах люди узнавали от путешественников. Путешественники были себе на уме и травили байки и небылицы о морских чудовищах, о людях с собачьими головами и лисьими хвостами, а также о тех, у кого рот — на животе, а головы нету вовсе. Они твердили про все эти невидали так уверенно и подробно, что ехать никуда не хотелось — страшно, и потом — и так все известно, да и незачем. Мир изменился и меняется дальше. И этому порой помогают книги, благодаря которым куда-то делись люди с собачьими головами… Работа Шохрата Кадырова — из таких. Она повествует о таинственной стране востока, что и поныне остается полной тайн и овеянной флером легенд.

Шохрат Кадыров. «Нация» племен. М.: РАН, Центр цивилизационных и региональных исследований, Norway, Department of Regional Development, 2003

СТРАННЫЕ НАРОДЫ НА КРАЮ ПЕСКОВ

Их было — не счесть. И они действительно были странные. В том смысле, что странствовали. Постоянно перемещались из конца в конец — по бескрайним пространствам. «Дынноголовость» в антропологии определяется по процентному соотношению наибольшей ширины головы к ее наибольшей длине. В некоторых культурах получил распространение обычай кольцевой деформации черепа с целью искусственно сохранить «дынноголовость». Следы этого обычая отмечены, в частности, у останков, обнаруженных в могильниках эфталитов («белых гуннов»). В захоронениях древнего Гяур-кала 83% черепов имели признаки кольцевой и лобно-затылочной деформации…

Были времена, когда в обширных приморских степях кочевали «тура» и «сайрима», там же жили и «саки», чье имя романтики считают восходящим к изящному sag, что значит «олень», а прагматики полагают производным от жесткого sak — «рожденный, человек, племя, род»…

Кое-кто считает, что иное их название — тиграхауда — «носящие остроконечные шапки», те самые, что изображали на ножках котлов и лезвиях ножей тигра, антилопу и горного барана.

Проходили века, отстраивались иерархии, с помощью антропологических признаков люди делились на «своих» и «чужих». Это разделение дожило и до наших дней, в виде градаций по древности происхождения и чистоты крови: чистокровные — это иг и туйс; смешавшихся с другими племенами того же рода зовут ярым и готанчалы, а родившихся от наложниц прозвище — гул…

А века проходили дальше, и племена сотрудничали и смешивались, просто потому что в суровых степных пространствах на краю соленого моря и бескрайней пустыни, за которой жили далекие и неведомые люди, соседства — гонши — предпочитали худой мир доброй ссоре. Пришельцы, желающие с пользой и в мире жить рядом, получали имя «гельмишеклер» и звались так до полной ассимиляции, но старцы — а ведь не было там никого важнее старцев! — помнили, что вот эти — ярым…

А потом из незнаемого издалека в эти земли явились огузы, основавшие столицу в Янгикерте — городе, что был построен в нижнем течении Великой реки, у самого соленого из известных в ту пору морей! В этом народе было 24 племени, после из двух возник народ халадж. Их соседи болюк восстали против угнетавших их карлугов — рабов токуз-гузов. Хлебнув свободы, они покорили страну тюргашей и двинули дальше на юг все девять своих кланов. Был среди них и славный клан булак-болюк…

НЕРОМАН

Право же, часто книга Шохрата Кадырова «Нация племен» читается как роман в стиле фэнтази — повествование о жизни, нравах, подвигах, величии, крушении и возрождении народов, племен и родов, живших некогда там, где сегодня лежат пределы удивительной страны, где из прекрасных дворцов и доныне правит Отец Всех Ее Жителей.

Причем совсем не обязательно правит он посредством указов и законов или же выступлений по телевидению. Он может вообще не являться подданным живым, но править, будучи столпом, памятником, сияющим золотым монументом, каждую четверть часа совершающим поворот — вслед за Солнцем!

Возможно, его величают «о светозарный!», или «светоч очей Твоего народа — бесценный живой Изумруд», или как-то еще по-восточному пышно и, конечно, заслуженно. Потому что народ — что простой дехканин у арыка, что лукавый и многомудрый царедворец из службы безопасности просто так и абы кого величать Отцом и Изумрудом не станет. Это надо заслужить. А он — заслужил.

Чем? Уж не древностью ли рода и чистотой крови? Уж не «дынноголовостью» ли? «Дынноголов» ли он? Об этом в книге не сказано, однако известно, что именно по его приказу были арестованы и расстреляны все воры в законе и криминальные авторитеты, оказавшиеся в некий недобрый для себя час на подвластной ему территории. Говорят, расстрел показали по телевизору. Говорят, народ рукоплескал. Говорят, что с тех пор в его стране нет организованной преступности. А народ продолжает рукоплескать, особенно по четвергам. Когда по телевизору транслируют разносы, которые Отец учиняет самым приближенным своим детям — министрам, послам, депутатам и прочим начальникам.

Это чтобы иллюзия всемогущества не застила им очи. А ведь это не мудрено в стране, где в каждом городе будка всякого полицейского-часового стоит на расстоянии, откуда видна другая будка. И часовые не спят.

ВОСТОК ПРОБУЖДАЕТСЯ

Они не спят, потому что кругом — враги, полные преступных замыслов против суверенной и нейтральной державы, небогатой водой, но зато богатой хлопком и газом.

Да и кому ж ее еще охранять, как не этим отважным юношам, одетым в серую форму? Ведь не украинским же летчикам, что лихо проносятся во время парадов над марширующими колоннами и трибунами, полными восхищенных людей… Да, много воды ушло в песок, и давно уже погибли конные текинцы — верные конвойцы генерала Лавра Корнилова. Сколько уже лет нет на земле ни мудрого и хитрого аристократа Махтумкули-хана, ни буйных басмачей Джунаид-хана и Мадаминбека, ни ненавистника большевиков, малограмотного главы закаспийского правительства Фунтикова, ни многочисленных советских и партийных работников, строивших в многоэтнической стране, где до прихода войск русского царя вообще не было государственности, властную советскую вертикаль…

Так и хочется представить читателя книгу Шохрата Кадырова своего рода приключенческим авантюрным романом из современной жизни, но с любопытными историческими экскурсами. Это желание диктуется живостью языка и многогранной активностью научных поисков автора.

Между тем перед нами серьезнейший ученый труд одного из немногих признанных и в России, и на Западе евротуркмен — антрополога и историка, автора многих научных работ. Думается, эта книга представляет собой весьма актуальный справочный материал для любого, кому важно познакомиться с культурой, историей, традициями и политикой страны, которая, располагая колоссальными природными ресурсами, остается закрытым государством, находящимся в ситуации, когда ясно, что уход нынешнего лидера и его режима неизбежен, а форма политического устройства, которое будет потом, никому не известна. В этом безвременье взгляд назад более чем уместен. Особенно если он помогает автору построить любопытную конструкцию грядущего.

Дата публикации: 23:06 | 05.01


Copyright © Журнал "Со - Общение".
При полном или частичном использовании материалов ссылка на Журнал "Со - Общение" обязательна.