Главная  |  О журнале  |  Новости журнала  |  Открытая трибуна  |  Со-Общения  |  Мероприятия  |  Партнерство   Написать нам Карта сайта Поиск

О журнале
Новости журнала
Открытая трибуна
Со-Общения
Мероприятия
Литература
Партнерство


Архив номеров
Контакты









soob.ru / Архив журналов / 2003 / Гражданское общество / Концепт

Фабрика доверия


И общественной связности

Александр Карасёв
Директор Санкт-Петербургской Гуманитарно-Технологической Корпорации
scout@spbtlg.ru
Версия для печати
Послать по почте

С ослаблением института Церкви и передачей части ее функций (в том числе и морально-нравственной опеки общества) государству религиозная мотивация к творению блага ослабла, перешла из сферы духовно-нравственной в сферу экономическую. Доверие к государственным и церковным институтам падает. Падает доверие к институтам вообще. Происходит это на фоне катастрофического снижения уровня доверия между людьми. Налицо системный кризис. Как наше общество может (и способно ли?) его преодолеть?

НЕВЕСЕЛЫЕ ИТОГИ

Последние пятнадцать лет Россия живет в условиях, в которых гражданское общество, казалось бы, может развиваться успешно и динамично.

Тем не менее приходится признать, что существующие сегодня в стране структуры гражданского общества пока фрагментарны и неэффективны. Чаще всего они находятся в зачаточном состоянии. Говорить о том, что российское гражданское общество стало хотя бы отчасти соразмерно власти и бизнесу, — значит обманывать себя. И власть, и бизнес в новой России при всех их изъянах и несовершенстве всё же состоялись, стали самостоятельными субъектами. А вот о гражданском обществе этого сказать нельзя. Именно поэтому сложилась ситуация, когда и государство, и бизнес лишь используют структуры гражданского общества в меру своей нужды и в своих интересах.

Я хорошо знаю, о чем говорю: все последние пятнадцать лет я работал в структурах «третьего сектора», и вот уже три года Санкт-Петербургская Гуманитарно-Технологическая Корпорация, которую я возглавляю, занимается разработкой программы развития «третьего сектора» и структур гражданского общества в Санкт-Петербурге.

Представьте себе, что дискуссия о нынешнем состоянии гражданского общества в России и его будущем на некоторое время прекратилась. И на несколько минут мы всерьез задались вопросами: в чем причины произошедших за минувшие пятнадцать лет изменений? Какие выводы можно сделать из этого опыта? Как это соотносится с нашими желаниями и устремлениями и что мы сейчас можем предпринять?

ОКОЛЬНЫЙ ПУТЬ РАЗВИТИЯ

Начнем с того, что создание любой народной, неправительственной, некоммерческой организации связано в первую очередь с гражданской инициативой, которая всегда является реакцией людей на проблему, имеющую отношение к этим людям.

Повсюду в мире гражданское общество строилось именно так.

В России же его создание началось не с реакции активных граждан на важные для них вопросы, а с создания институтов, призванных решать проблемы, которые (как кому-то казалось) нуждаются в решении.

В результате, например, в Санкт-Петербурге возникло 8500 неправительственных, некоммерческих объединений, в работе которых, по разным оценкам, участвуют сегодня от 20 до 40 тысяч человек. Таким образом, средняя городская некоммерческая организация состоит из 3 человек, а их общая численность составляет менее 1% городского населения. Приходится констатировать, что эти 20 — 40 тысяч человек практически не влияют на социально-политическую жизнь в городе и не оказывают никакого воздействия ни на властные функции администрации города и муниципальных советов, ни на бизнес.

При этом стартовые условия для бизнеса и гражданского общества были примерно одинаковыми. Оба эти сектора начали развиваться практически одновременно на «чистом пространстве». Но бизнес за это время сильно продвинулся вперед и приобрел заметное влияние на национальном уровне. А гражданскому обществу это не удалось. Двигалось оно не вперед, а в сторону. Выбрало окольный путь развития, потеряв много времени на бесплодные усилия.

ЭНЕРГЕТИКА ПРОБЛЕМНЫХ ЗОН

Ситуация начала меняться совсем недавно. Это проявилось, в частности, в такой проблемной области, как жилищно-коммунальное хозяйство, именно из-за него сегодня ломается столько копий в государственном секторе и на политической арене.

Политики могут сколько угодно спорить, пытаясь использовать проблему ЖКХ как удобный пропагандистский ресурс. Но для людей важно совершенно другое.

Они просто собирают деньги на то, чтобы мусор своевременно вывозился, двор хорошо подметался, а парадное и лестничная клетка содержались в порядке. Это делают сегодня большинство петербуржцев! Мы сегодня являемся свидетелями массовой самоорганизации, истоки которой лежат вне деятельности каких-либо агентств или центров, имеющих целью развитие гражданского общества. Эта ситуация — результат самостоятельной деятельности граждан. Но до тех пор, пока проблема некачественной работы или бездействия коммунальных властей не стала критически острой, никаких заметных инициатив в этом направлении не было. Классическая, доставшаяся нам в наследство от советских времен государственная система жилищно-коммунального хозяйства должна была дойти до крайней стадии деградации и разрушения, чтобы в умах людей произошел поворот от патерналистско-ориентированного сознания к вере и опоре на собственные силы.

В результате муниципалитеты вынуждены считаться с гражданскими инициативами. Граждане реально влияют на свою среду обитания. Их деятельность не финансируется ни из муниципального бюджета, ни из корпоративных благотворительных фондов. Они финансируют свои проекты сами. Это большая победа.

И ключевой момент!

Еще недавно любые разговоры о развитии некоммерческих, негосударственных организаций сводились к вопросу о том, как половчее перераспределить государственный бюджет в пользу этих объединений. Сегодня самофинансирование стало реальностью. Таким образом, мы приближаемся к цели, актуальной и для бизнеса, и для гражданского общества, и для государства, а именно к снижению социальной нагрузки на бюджет.

Государству пора признать необоснованность своей монополии на социальную поддержку и демонополизировать эту сферу. В свою очередь, крупный бизнес не готов сегодня идти в область ЖКХ, поскольку высокая доля государственного регулирования и непрозрачность финансовых схем не оставляют ему возможностей для формирования окупаемых инвестиционных программ. Это значит, что действовать придется гражданам и малому бизнесу! А крупные предприниматели и государство могли бы взять на себя организацию системы страхования и инвестиций. С их стороны это стало бы большим вкладом в становление гражданского общества как общества заинтересованных, активных, ответственных граждан.

ПУТЬ К ПАРТНЕРСТВУ

Со временем гражданское общество в России может сложиться как фактор, соизмеримый по влиянию, значению и роли с государством и бизнесом. Но, на мой взгляд, для этого необходимо выполнить одно условие. А именно объединить в этом проекте усилия трех основных заинтересованных субъектов, которым предстоит поставить общие цели и договориться о партнерстве и сотрудничестве. Эти три субъекта — некоммерческие организации, Церковь и местное самоуправление.

Я убежден, что существующие между ними противоречия можно снять, если обсуждать не прошлое, а будущее, строить конструктивное сотрудничество в общих проблемных зонах, перейдя от конкуренции и взаимного неприятия к кооперации и взаимопомощи. Если для этого потребуется привлечь внешних специалистов — проектировщиков, организаторов, тренеров, конфликтологов, то мешкать с этим не стоит. В конце концов на многочисленные конференции, дискуссии и обмены мнениями деньги находятся. Значит, их можно найти и на оплату профессиональных услуг гуманитарных технологов, способных помочь в таком важном деле.

ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ ИЛЛЮЗИЙ

Уже давно в различных зонах «некоммерческого сектора» обсуждается тема подписания общественного договора между властью, бизнесом и негосударственными организациями.

Я беру на себя смелость утверждать, что никакого договора не будет. Пока он на самом деле не прорастет снизу. Если необходимо, чтобы президент объявил о том, что договор нужен, — прекрасно, пусть объявит! Но пусть не забудет добавить, что договор может обрести силу только в том случае, если он будет инициирован снизу. Иначе любой документ останется пустой бумажкой. Агитационным трюком.

Но когда эти общественные договоры будут приняты в каждом селе, в каждом микрорайоне, на предприятии, в отрасли… Когда они прорастут наверх, можно будет говорить о создании всеобъемлющего общественного договора, а если смотреть дальше, то и новой страны. До этого все разговоры о необходимости трехстороннего соглашения, общественного договора являются пустым сотрясением воздуха.

В чем, собственно, состоит предмет договора, никто еще толком не представляет. Большинство здравомыслящих людей понимают, что речь в нем пойдет уж точно не о перераспределении земельной или какой-либо иной ренты. Изъятие ренты никак не облегчает и не улучшает повседневную человеческую жизнь. Такой договор нельзя сформулировать ни в экономическом, ни в политическом (то есть, властном) языке. Он должен охватить повседневную жизнь человека, наполняющее ее содержание, подлинные интересы и стремления людей.

О ПРЕДНАЗНАЧЕНИИ

Впрочем, существует еще одна гипотеза. Возможно, предназначение некоммерческих организаций состоит в формировании и выделении определенных сфер деятельности из-под опеки власти и идеологии для создания в них благоприятной бизнес-среды. Это создание «новых пространств» для роста и разворачивания бизнеса, «подготовка питательной среды», включающей комплекс понятийных, нормативных и технологических элементов.

Продемонстрируем эту достаточно сложную идею на конкретном примере. В Приморье, на краю России, расположен завод. Гости добираются туда на вертолете. И что же они видят? Между заводом и поселком, где живут рабочие, проложен пятидесятикилометровый современный шестиполосный автобан. А по обе стороны от трассы — различные полезные заведения, в том числе футбольные поля, теннисный клуб и гольф-клуб, открытые не только для пяти человек высшего менеджмента предприятия, но и для всех работников. Забавная ситуация — капиталисты учат рабочих играть в гольф!

Спрашивается: зачем владельцу завода все это нужно? Встречный вопрос: а зачем ему нужно платить деньги в дорожный фонд и потом ездить по дрянной дороге? Зачем ему нужно, чтобы его рабочие, их жены и дети помирали со скуки в этой глухомани, спивались, уезжали? Они — источник его прибыли. И если посчитать, сколько он выиграл, вложив свои деньги в дорогу, в культурные и спортивные заведения, то станет понятно, что этот человек отлично знает, где его выгода.

Но если посмотреть на вещи внимательно, легко понять: хозяин вложился далеко не только в строительство. Он инвестировал в изменение самоидентификации сотрудников. Ведь понятно, что рабочий, играющий в гольф и теннис, отличается от рабочего сидящего в пивной или забивающего козла в грязном дворе.

То есть со стороны хозяина предприятия эти вложения не были благотворительностью!

Исследования исторических корней благотворительной и некоммерческой деятельности в России показали, что до начала XX века, собственно, благотворительностью в нашей стране занимались главным образом купцы-старообрядцы и священство.

С ослаблением института Церкви и передачей части ее функций (в том числе и морально-нравственной опеки общества) государству религиозная мотивация к творению блага ближнему своему ослабла и перешла из сферы духовно-нравственной в сферу экономическую. А сегодня постепенно исчерпывается и эта мотивация. Системный кризис доверия к институциональным формам характерен и для государства, и для бизнеса, и для церкви. А любой системный кризис имеет два выхода — либо «первичное упрощение», отбрасывающее социум на предыдущую фазу развития, «новый российский феодализм», либо последующее усложнение и структурирование общества, которое связано с «постиндустриальным прорывом» и инновационным социоэкономическим укладом. Это та развилка, на которой существует возможность выбора принципиально различных версий нашего будущего. И от нас сейчас зависит его результат.

Таков важнейший пункт повестки дня.

Какая же новая мотивация, способная в рамках постиндустриального общества обосновать деятельность, направленную на создание общественного блага?

Единственный институт, способный обеспечить эту мотивацию, — гражданское общество. При этом оно будет в корне отличаться от «старого» гражданского общества, обслуживавшего индустриальное развитие, основная задача которого состояла в преодолении предельного индивидуализма, необходимого для экстенсивного роста индустриального общества, с одной стороны, и ведущего к массовому отчуждению, угрожающему социальной деструкцией — с другой. Что вращается в бизнесе? Деньги.

Что вращается в государстве? Власть. Оборотным средством нового гражданского общества является доверие. Принимая его в этом качестве, понимаешь, почему государство, бизнес и «третий сектор» могут стать соизмеримыми субъектами. Потому что у них будут уникальные ресурсы, которыми они вынуждены будут обмениваться.

Новое гражданское общество — это фабрика доверия. И значит — производство и расширенное воспроизводство общественной связанности, без которой у нашего общества нет и не может быть будущего.

НОВЫЙ ПОИСК

Это тема, достойная всестороннего обсуждения. Поиск новых социальных механизмов развития нашего общества требует своей стратегии. Нужен штаб, который положит эту стратегию на конкретную оперативную обстановку. Увы, площадок для такой работы мало. Попытки проведения сколь угодно масштабных форумов есть не что иное, как искусственно-демонстрационные акции, призванные подтвердить некоторые уже выработанные определенными группами концепты, чтобы они могли сказать: да, у нас есть гражданское общество! Оно обладает силой и видением. И оно говорит: «Копать будем здесь!» Вспоминаются ценные указания бессмертного героя Ильфа и Петрова: «Пилите, Шура, пилите, они золотые».

В таких случаях я отвечаю: дамы и господа, вы можете копать прямо здесь. А я схожу и узнаю, где именно стоит это делать.


Добавить комментарий

Текст:*
Ваше имя:*
Ваш e-mail:*
Запомнить меня

Комментарии публикуются без какой-либо предварительной проверки и отражают точку зрения их авторов. Ответственность за информацию, которую публикует автор комментария, целиком лежит на нем самом.

Однако администрация Soob.ru оставляет за собой право удалять комментарии, содержащие оскорбления в адрес редакции или авторов материалов, других участников, нецензурные, заведомо ложные, призывающие к насилию, нарушающие законы или общепринятые морально-этические нормы, а также информацию рекламного характера.






Гражданское общество
Концепт
Граждане, давайте решать вопросы
Дмитрий Петров
Новое дело
Петр Щедровицкий
Спланируем историю россии на 15 лет вперед?
Александр Проханов
Общее благо и деловые люди
Андрей Нещадин
Мир: Семь размышлений в мае 2003 года
Субкоманданте Маркос
Выбор вольного роста
Нина Беляева
Правильно ли развивается то, чего еще нет?
Мария Слободская
Фабрика доверия
Александр Карасёв
Практика
Оцифрованное государство и новая экономика
Владимир Княгинин
ФРГ: Волонтерство и активное государство
Сюзанна Ланг
Кто спасет Британию?
Алан Фримен
Cильное гражданское общество — эффективная власть
Олег Казаков
Факт или фарс?
Елена Тополева
Презерватив как социальная технология
Евгения Алексеева
Марш маргиналов
Сообщения
Cо-Общения
Оперативный простор
Пыльная паутина политического погреба
Стратегический подход к информационным войнам
Андрей Мамонтов
Несостоявшаяся революция
Елена Анастасиева, Ирина Гаврюшкина
Cлед сапога на лице
Эдуард Михневский
Злая книжка для умных девочек
Дмитрий Петров
Обучение на чужом опыте
Катерина Медведева


e-mail: info@soob.ru
© Со-общение. 1999-2018
Запрещается перепечатка, воспроизведение, распространение, в том числе в переводе, любых статей с сайта www.soob.ru без письменного разрешения редакции журнала "Со-общение", кроме тех случаев, когда в статье прямо указано разрешение на копирование.